Джеймс Херберт. Копье



Но Клингсор, смеясь, уж во тьме исчезал,
Святое копье унося...
Рихард Вагнер. "Парсифаль".

Что касается меня, то я чувствую свою глубокую близость с духовным наследием Вагнера. На каждом этапе жизни я вновь и вновь обращаюсь к нему. Я уверен, что только новые порывы благородства и величия ума могут создать новую цивилизацию. Если мы очистим "Парсифаль" от всех явных поэтических элементов, то обнаружим там неумолимую логику развития мира, указывающую, что обновление общества возможно лишь через постоянную и решительную борьбу. Процессы разделения мира уже происходят на наших глазах. И те, кто видит в борьбе радикальное средство продолжения жизни, потенциально делают шаг к сторонникам новой благородной идеи. Те же, кто хочет только мира и покоя, становятся на путь зависимости от собственных масс. Массы, однако, обречены на обман и саморазрушение. Поэтому, находясь в точке революционного поворота мира, массы являются общей суммой разрушающейся цивилизации и ее отмирающих представителей.
Мы должны позволить им погибнуть вместе с их королями, подобными Амфортасу.
Адольф Гитлер

Теперь вы понимаете, какие тревоги одолевают меня.
Мир принимает Адольфа Гитлера как сильную личность, и именно таким он и должен войти в историю. Великий Германский Рейх после войны будет простираться от Урала до Северного моря. И это будет великий подвиг нашего фюрера.
Он - один из величайших людей, когда-либо бывших на земле, и без него это было бы недостижимо. Поэтому самым важным вопросом сейчас является вопрос о его здоровье, когда его работа почти полностью завершена.
Генрих Гиммлер

33 ГОД НАШЕЙ ЭРЫ

...Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.
Евангелие от Иоанна (19.32)

23 МАЯ 1945 ГОДА

Старший сержант Эдвин Остин едва сдерживал мрачную улыбку, глядя со странным чувством сострадания на жалкую фигуру, сидевшую в неудобной позе на кушетке. Человек, если уместно было использовать это слово, был закутан в потертое одеяло, и его поминутно трясло. Однако такое его состояние нисколько не трогало сержанта, поскольку он уже знал, что этот безобидный маленький человечек был причиной гибели миллионов людей в этой ужасной только что закончившейся войне. В особенности он проявил свою жестокость по отношению к евреям, как в своей собственной стране, так и на других, захваченных территориях. Это всколыхнуло волну протестов во всем мире, но масштабы и весь ужас содеянного им только сейчас начали появляться на свет. Могло ли это существо, принесшее в мир подобное зло, это жалкое созданье, одетое сейчас только в рубашку, носки и подштанники, прикрытое армейским одеялом, считаться человеком? Могло ли оно претендовать на это?
Глядя на него и не видя перед собой ни усов, ни военной формы, ни надменного высокомерия, а лишь безвольный подбородок и жирную заросшую щетиной шею, утверждать это было бы трудно. Когда этот немец был захвачен в плен, на нем была военная форма без знаков различия, а глаз прикрывала черная повязка. Он объяснил, что входит в состав секретной службы полевой жандармерии, однако следующий допросе выявил другую, более зловещую идентификацию.
Когда с него сняли черную повязку, а вместо нее водрузили пенсне, сходство с известным оригиналом стало очевидным, несмотря на его одежду и нервное поведение. Полковник Мэрфи, начальник разведки при штабе Монтгомери, подтвердил личность пленного немца, и поэтому теперь никаких сомнений относительно этого пленника у сержанта Остина не было и быть не могло. Начальство из штаба настаивало, чтобы с пленника не спускали глаз ни днем, ни ночью, - настолько серьезным было все, связанное с ним.
Сержант однажды уже потерял одного из своих подопечных: генерал СС Прутцман сумел выбрать момент и разгрызть ампулу с цианидом. На этот раз такой ошибки быть не должно.
Через переводчика сержант объяснил пленному, что кушетка, на которой он сидит, является его постелью, и он должен лечь на нее, предварительно раздевшись. Немец начал было протестовать, но увидев выражение лица англичанина, затих, сбросил одеяло и начал раздеваться.
Именно в этот момент в помещение вошел полковник Мэрфи в сопровождении офицера, которого он представил как капитана Велса, военного врача.
Сержант знал, что должно последовать за этим. Двумя днями раньше в верхней одежде немца была найдена маленькая ампула, и оставались подозрения, что другую он прячет где-то на себе. Никто не хотел неприятностей с этим пленником. Они приступили к обыску, начав с головы: проверили волосы, уши, затем последовательно продвинулись вниз и закончили поисками ампулы между пальцами ног. Нигде ничего не было обнаружено.
Оставалось однако, еще одно место, которое они пока обходили своим вниманием. Это было обычное место для сокрытия вещей, подобных той, которую они искали: ими не был обследован рот немца, и врач приказал ему его открыть.
Капитан Велс сразу увидел маленький темный предмет в щели между зубами на правой стороне нижней челюсти. С возгласом удовлетворения он сунул пальцы в открытый рот пленника. Однако тот оказался проворнее, резко повернул голову в сторону, одновременно наклоняя ее вниз, отстраняя пальцы врача от зубов. Полковник Мэрфи и сержант Остин бросились на помощь капитану и повалили немца на пол, а врач не переставая сжимал руками его горло, принуждая выплюнуть ампулу наружу. Но было поздно. Ампула треснула, и яд нашел свой путь внутрь организма. Безусловно, каждый из присутствующих понимал, что смерть этого человека стала теперь неизбежной, но в их задачу входило оттянуть ее.
Полковник Мэрфи приказал сержанту как можно скорее отыскать иголку и нитки. Однако именно в этот момент и были потеряны драгоценные минуты, так как при этих поисках пришлось перевернуть вверх дном весь следственный отдел, прежде чем удалось найти эти простые предметы. Врач продолжал сжимать горло самоубийцы, но яд брал свое, и были уже отчетливо заметны смертельные спазмы. Вскоре вернулся сержант. Теперь он с силой разжимал рот умирающего немца, а полковник схватил скользкий неподатливый язык, пытаясь проткнуть его иглой, чтобы с помощью нитки вытянуть вверх и предотвратить блокирование дыхательных путей. Кроме того, в течение пятнадцати минут они использовали рвотное средство и пытались применять искусственное дыхание. Все было напрасно. Они уже были не в состоянии освободить тело от цианида, а всего лишь продлевали агонию.
Тело пленника скорчилось в последних судорогах, лицо страшно исказилось в предсмертных муках, а затем неподвижно замерло. А еще через два дня сержант Остин завернул труп в армейское потертое одеяло, обмотал обрывками телефонного провода и зарыл в безымянной могиле недалеко от Люнебурга. Теперь это было последнее место, где наконец мог отдохнуть бывший рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Никаких записей об этом факте оставлено не было.

Глава 1

Борьба за господство в мире будет происходить всецело между нами, я имею в виду, между немцами и евреями. Все остальное лишь видимость и иллюзия. Евреи стоят за всеми, за Англией, Францией и Америкой. Даже когда мы полностью очистим от них Германию, они останутся нашими самыми главными врагами во всем мире.
Адольф Гитлер

Гарри Стедмен закрыл дверь своего автомобиля и привычно оглядел широкую, покрытую зеленью площадь Грейс-Инн. В этот час на площади почти не было свободных мест для стоянки, а вокруг поросших травой зеленых островков расцвел пестрый узор из разноцветных машин. Большинство расположенных вокруг площади офисов занимали адвокаты, маклеры или бухгалтеры, которые в это раннее утро понедельника уже заняли свои рабочие места, чтобы включиться в деловую жизнь Лондона.
Он заметил явно незнакомую ему парочку, сидящую в автомобиле марки "Кортина", еще тогда, когда только подъезжал к месту своей обычной парковки. Его насторожила нарочитая невнимательность с их стороны к его появлению. Они не могли обмануть детектива. Мужчина явно заметил его и узнал, хотя Стедмен не смог припомнить ни его, ни его спутницу, сидевшую рядом с ним в машине, в числе своих знакомых или клиентов.
Они делали вид, что были захвачены оживленной беседой, пока он смотрел через крышу автомобиля в их сторону. Сам по себе этот факт был весьма незначительным, поскольку ничего необычного в клиентах, ожидающих в машине своей очереди попасть на прием к адвокату или даже частному детективу, вообще говоря, не было. Но Стедмен, тем не менее, почувствовал беспокойство, которого он не ощущал уже долгое время. Он миновал проезжую часть и вошел в мрачноватое внутренне пространство красно-кирпичного домика, являющегося частью одного длинного, на всю длину улицы, здания, что так характерного для старых районов Лондона, в котором находилось его скромное агентство, в котором кроме него было еще три сотрудника. Это было очень удобное место для размещения детективной службы, так как здесь находилось своего рода юридическое "гетто": по числу адвокатских контор, судебных палат и прочих служб, относящихся к соблюдению законности, район занимал одно из первых мест. Адрес придавал определенную респектабельность его профессии, которая часто отрицательно воспринималась обществом.
Гарри Стедмен вместе со своей компаньонкой Мегги Уэт долго и упорно работал над тем, чтобы у агентства была прочная репутация. Основным принципом он считал борьбу с нарушениями закона, а размер дела не имел в данном случае большого значения. К их счастью, за последние пару лет, возможно благодаря росту репутации агентства, они вели большей частью дела больших компаний, связанные с промышленным шпионажем, внутренними хищениями и растратами, хотя по-прежнему не отказывались от бракоразводных дел, розыску пропавших лиц и сопровождению в суде дел, связанных с привлечением к ответственности должников. В штат агентства входило еще трое: отставной полицейский офицер по имени Блейк, которого они в обиходе называли Секстон, молодой и достаточно образованный детектив по имени Стив, который собирался вот-вот оставить их и открыть собственное бюро, и наконец Сью, их секретарь-машинистка и главный осведомитель обо всем происходящем в округе, двадцати девяти лет, энергичная и добросовестная, сущая находка для них.
Стедмен не стал пользоваться маленьким и вечно ломающимся лифтом, а преодолел лестницу на ногах. Поэтому когда он преодолел три лестничных пролета до самой конторы его дыхание стало более глубоким, а шаги более быстрыми, так что в свои тридцать восемь лет он выглядел человеком, который честно выполнил свой долг и немного устал.
Треск пишущей машинки встретил его еще в коридоре, и Сью поприветствовала его улыбкой, как только он открыл дверь в офис.
- Привет, Сью, - произнес он, улыбаясь в ответ.
- Доброе утро, мистер Стедмен. Поездка была удачной?
- Да, вполне. Правда, мне еще, придется съездить туда еще раз.
Всю предыдущую неделю он провел на севере, в Шотландии, устанавливая систему безопасности для компании, производящей электрооборудование.
- А что, Мегги уже здесь? - спросил он, перебирая письма, которые Сью протянула ему.
- Да, сейчас она ведет переговоры с кем-то из клиентов. Я сообщу ей о вашем возвращении, как только она освободится.
- Хорошо. Скорее всего, я снова уеду где-то около одиннадцати, поэтому мне надо успеть поговорить с ней до этого времени. - Он проследовал в свой кабинет, помахав рукой Стиву, который с хмурым видом перелистывал Свод законов о свидетельских показаниях и следственных процедурах.
- Я вижу, ты надолго застрял с этим, Стив, - улыбаясь произнес Стедмен. - Уверяю тебя, что полная ясность наступит только лет через десять.
Стив ответил ему слабой улыбкой.
Стедмен задержался на пороге своей комнаты.
- А Секстон где-то поблизости? - спросил он, обращаясь к Сью. - Он может понадобиться мне на этой неделе, чтобы помочь подобрать несколько подходящих людей для обслуживания той системы безопасности, которую я как раз сейчас и ставлю в Шотландии.
Как бывший полицейский, Секстон был незаменим в таких делах, поскольку имел добрые отношения с полицией и всегда знал, кто из персонала собирается в отставку или подыскивает себе новую работу. Эти люди, как правило, и пополняли персонал для соответствующих служб разных фирм и компаний.
- Сегодня утром он занят на процессе Сервера против Коллинза и Таллиса, - воскликнула Сью.
- Хорошо, тогда я позвоню ему уже прямо из Сэлфорда, если не встречусь с ним раньше. - Но прежде чем он успел закрыть дверь, Сью остановила его, помахивая рукой, в которой она держала сложенный листок бумаги.
- Один джентльмен хочет встретиться с вами, и как раз именно с утра, мистер Стедмен, - проговорила она извиняющимся тоном.
- Ты ведь знаешь, Сью, у меня сейчас очень мало времени, - заговорил Стедмен немного раздраженным тоном. - Разве он не мог поговорить с Мегги?
- Я пыталась направить его к ней, но он настаивал на встрече с вами.
Он звонил еще на прошлой неделе, как раз перед вашим отъездом на север, но я сказала ему, что вас уже нет. Разумеется, я не говорила ему, куда именно вы уезжаете. Он утверждал, что эта встреча чрезвычайно важна для него, и рассчитывал повидать вас сразу, как только вы появитесь здесь. Он не захотел даже разговаривать с миссис Уэт.
Стедмен вернулся к столу секретарши и взял сложенный листок бумаги из ее теплой руки. Он явно не ошибся в своих утренних инстинктивных предчувствиях.
- Это был брюнет, достаточно плотного сложения? На вид ему около тридцати? - спросил он, все еще разглядывая написанную от руки записку.
- Да, - растерянно подтвердила Сью, озадаченная реакцией своего шефа.
- Он представился как Гольдблат. Я могу выпроводить его, когда он появится, если вы этого, конечно, хотите. Он очень настаивал на этом свидании, поэтому я подумала, что вы сможете его принять до отъезда в Сэлфорд.
- Нет, нет. Все правильно, Сью. Этот человек находится уже внизу, сидит в своей машине. Я уделю ему десять минут.
И как только Стедмен вернулся к дверям своего кабинета, Сью уже пробежала к выходу мимо Стива, который с интересом прислушивался к их разговору, будто ожидая каких-то новых событий, потом пожал плечами и вновь уткнулся в изучение законов. Стедмен сидел за столом и перечитывал написанные от руки слова: "Цви передает свои наилучшие пожелания". Это было все, что заключал в себе небольшой листок бумаги, но эта короткая фраза подтолкнула его к воспоминаниям, за которыми стояли чувства и поступки, управляемые вспышкой мести.
- Цви Замир, - тихо проговорил он, смяв записку в небольшой бумажный шарик, который он, медленно разжав пальцы, бросил на стол. Он передвинул свое кресло и, усевшись поудобней, неподвижно уставился на серое осеннее небо за окном, и образ Цви Замира, бывшего шефа одного из крупных отделов Моссад, отчетливо возник в его воображении.
Десять минут спустя Сью вывела его из воспоминаний вызовом по внутренней связи:
- К вам мистер Гольдблат, мистер Стедмен.
Со слабым вздохом он ответил ей:
- Пусть войдет.
Он успел только смахнуть со стола бумажный комочек, который очень удачно попал в корзину, как дверь открылась, и Сью ввела в его кабинет человека, которого он заметил еще на автомобильной стоянке на площади. На этот раз Гольдблат был один, его компаньонка видимо осталась ждать внизу.
Стедмен встал и протянул руку для приветствия прямо через стол, почувствовав в ответ крепкое и бесстрастное пожатие руки своего неожиданного посетителя. Теперь он мог лучше рассмотреть человека, которого утром увидел в машине. Он был невысокий, плотный, его черные слегка вьющиеся волосы были коротко подстрижены, а цвет лица был явно светлее, чем это показалось Стедмену на площади. Возможно, там повлияла темнота автомобильного салона.
- Меня зовут Давид Гольдблат, мистер Стедмен. Благодарю вас за то, что вы нашли время для встречи со мной. - В его голосе почти не чувствовался акцент, за исключением некоторых слов, которые он произносил явно с американскими окончаниями, при этом его глаза пытались все время отыскать глаза детектива, как бы желая увидеть в них знак одобрения их встречи.
Но глаза Стедмена оставались холодными.
- Я принесу вам кофе. - Эти слова, произнесенные Сью, прервали неловкость затянувшейся паузы. Секретарша вышла и закрыла за собой дверь.
Она слегка переживала за ту холодность, которая, как она почувствовала, исходила от ее патрона. Казалось, что он был очень недоволен визитом этого маленького еврея.
- Вы прочли записку? - спросил Гольдблат, усаживаясь в предложенное кресло.
Стедмен кивнул и тоже сел, откинувшись на спинку и продолжая внимательно изучать своего гостя.
- Ну, как там поживает Цви?
Гольдблат улыбнулся.
- Сейчас с ним все в порядке. Ведь, как вы знаете, он ушел со службы и сейчас является президентом большой строительной компании. Его интересы, таким образом, по-прежнему связаны с интересами нашей страны, так же как и интересы каждого из нас. Я полагаю, что и ваши тоже, хотя вы и не еврей.
Стедмен перевел свой взгляд на окно.
- Все меняется, - коротко заметил он.
И вновь возникла пауза, которую разорвал Гольдблат, стараясь говорить как можно мягче:
- Мы вновь нуждаемся в вашей помощи.
- Забудьте это, - резко произнес Стедмен. - Я уже сказал вам, и времена и обстоятельства изменились. Изменился и Моссад. Идеалы уступили место ненависти и мести.
- Только путем мщения мы сможем утвердить свои идеалы! - Голос Гольдблата теперь звучал с гневом и раздражением. - Мы должны мстить за все акты насилия над нашими людьми. Каждого террориста, повинного в смерти наших людей, должно ждать немедленное возмездие! Только таким путем они научатся уважать нашу силу. Только тогда они начнут понимать, что нас нельзя победить. Вы знаете это не хуже меня!
- И еще я знаю, что и на вашей совести много невинных жертв. - Гнев Стедмена был сравним с гневом его гостя, только голос детектива был более спокойным и более уравновешенным.
- Невинные жертвы? А кровавая бойня в аэропорту Лод? А Мюнхен? Элтиб?
Каждый раз, когда палестинцы бросают на нас свои отряды партизан или террористов, гибнут невинные люди.
- Но разве это дает вам право действовать теми же методами?
- Бывает, что мы совершали ошибки, мистер Стедмен. Но не забывайте, что это были ошибки, а не заранее спланированные акты насилия против неповинных людей! Мы никогда не взрывали самолеты и никогда не бросали бомбы в аэропортах! И как вы можете сравнивать нас с этими дикими животными?
На этот раз в голосе Стедмена не было заметно прежнего раздражения.
- Я и не пытаюсь вас сравнивать, мистер Гольдблат, - почти обессиленный ответил детектив. - Но я очень устал от той работы, которую мы проводили в Институте. Я должен был рано или поздно бросить эту работу, в противном случае она бы уничтожила меня. Как вы уже сказали, мы делали ошибки.
Осторожный стук в дверь прервал на какой-то момент их беседу. В кабинет вошла Сью, держа в руках поднос. Она нервно улыбнулась, взглянув на Гольдблата, и поставила чашки и сахар на стол между ними. Мужчины молчали, пока она не покинула комнату. Гольдблат попробовал кофе и, после некоторого раздумья, положил в чашку сахар. Стедмен обошелся без него.
- Я прошу меня извинить, мистер Стедмен, - вновь заговорил Гольдблат, - но я пришел сюда не для того, чтобы выяснять наши взгляды по ряду вопросов. Интересы Израиля идут гораздо дальше этого, и вы должны это прекрасно понимать. Моссад вновь нуждается в вашей помощи, а я только отвлекаю вас и вывожу из равновесия. Пожалуйста, извините меня.
- Я тоже приношу свои извинения, мистер Гольдблат. У меня нет по отношению к вам никаких предубеждений, но разве Цви Замир не объяснил вам, почему я оставил работу в вашей секретной службе?
Гольдблат утвердительно кивнул.
- Да, он конечно объяснил. И он предполагал, что, скорее всего, вы не захотите вновь сотрудничать с нами. Но ведь однажды вы уже делали это. Вы оставили службу в Британской Армии, чтобы помочь нам. Могу я надеяться, что вы окажете нам такую услугу и еще раз?
- Нет, я так не думаю. В то время у меня были очень веские причины, чтобы помогать вам.
- Лилла Канаан?
Это имя, даже через столько лет, все еще вызывало в нем волнение и тоску. Он промолчал.
- Прежде всего, вы должны выслушать меня, и если после этого ваше решение будет неизменным, мы будем искать другие пути.
Гольдблат принял молчание Стедмена как приглашение к продолжению.
- Сейчас каждый очень хорошо ощущает эскалацию терроризма во всех уголках мира, и в первую очередь это касается нас, граждан Израиля, которые борются с врагами именно внутри страны, и вам это хорошо известно.
Но теперь мы вынуждены это делать и за пределами наших границ. Мы не хотели этого, но у нас не оставалось выбора...
А мысли Стедмена в этот момент беззвучно уносились назад, в ту кровавую ночь вторника 30 мая 1972 года. Международный аэропорт города Лод в Израиле. Он и Лилла ожидали самолет, на котором Стедмен должен был вернуться в Англию. Он завершил свое задание на ближнем востоке и теперь получил соответствующий приказ. Неожиданно раздавшиеся выстрелы и взрыв гранаты заставил его инстинктивно толкнуть Лиллу на пол и укрыть между рядами сидений. Когда же он увидел трех японцев, каждый из которых был вооружен автоматом Калашникова и ручной гранатой, он и сам бросился вниз, стараясь прикрыть ее своим телом. Он подтянул брошенный кем-то чемодан, стараясь пристроить его впереди как слабую защиту от пуль и осколков шрапнели. Вокруг стоял сущий ад, в котором метались обезумевшие от страха люди. Некоторые лежали на полу, боясь сделать неосторожное движение.
Стедмен огляделся, пытаясь отыскать хоть какую-то малейшую возможность подобраться к нападающим, и в этот момент на его глазах, прямо в руках одного из террористов разорвалась граната, разнося на куски его голову.
Второй японец неосторожно попал под автоматную очередь своего напарника, который, потеряв над собой контроль, бросился бежать к выходу.
Стедмен поднял Лиллу с пола, и они присели рядом с тем местом, где их застал кровавый кошмар. Постепенно, крики стали стихать, и холл аэропорта начал оживать от ледяного дуновения смерти.
Было убито двадцать восемь человек, большую часть которых составляли пилигримы из Пуэрто-Рико, и около семидесяти получили ранения. Оставшийся в живых террорист по имени Козо Окамото позже признался, что был членом японской Красной Армии и проходил подготовку по проведению террористических актов в группе "Черный Сентябрь".
Три месяца спустя Стедмен вернулся в Израиль, в Центральный Институт Информации и Разведки, но уже не как советник английской военной разведки, а как штатный сотрудник...
- ...Потребовалось не так много времени, чтобы мы поняли, что против нас выступает сразу несколько террористических группировок. - Постепенно внимание Стедмена вновь стало возвращаться к тому, что продолжал говорить Гольдблат. - В Ирландии была ИРА, в Испании - баски, в Северной Америке Тапамарос, в Турции - Турецкая Освободительная Армия, в Японии - Красная Армия, в Западной Германии - Баадер Мейнгоф. Теперь все эти отряды помогают друг другу, образуя террористический альянс под управлением КГБ.
Но людьми, от которых мы меньше всего ожидали, что они встанут на сторону наших врагов, оказались англичане.
Стедмен удивленно поднял брови.
- Англичане? И как же, по-вашему, мы им помогаем? - спросил он.
- Продавая оружие, новое наступательное оружие. Сюда же входит и подготовка террористов по его эффективному применению.
- Но этого не может быть! Средний Восток и Иран действительно являются крупными заказчиками английского правительства, но ведь оно при этом не имеет никаких дел ни с подпольным бизнесом, ни с террористами, и это же относится к частным компаниям, производящим вооружение. Все их лицензии на торговлю жестко контролируются.
Гольдблат улыбался, но в его улыбке не было обычного юмора.
- Послушайте, мистер Стедмен. Как бывший военный и один из тех, кто сам принимал участие в поставках оружия для Израиля, вы сейчас говорите только лишь об официальной стороне этой проблемы. Да, так должно быть: бизнес, связанный с вооружениями, должен быть "жестко контролируемым". Последние слова он произнес с нескрываемым презрением. - Но с некоторых пор мы находим в руках наших врагов не только русское оружие. Есть несколько видов технически сложных вооружений, которые при проверке источников их поступления, привели нас в вашу страну.
- Но они могли быть здесь только оплачены, а поступили к ним через другой источник.
- Проработав столько лет в израильской разведке, имеете ли вы хоть какие-то сомнения в недостатке у нас опыта для решения подобной задачи?
Стедмен был вынужден покачать головой в знак признания правоты своего собеседника, поскольку он знал реальные возможности израильских спецслужб, которые входили в ряд самых представительных организаций подобного рода во всем мире. Нет, он не сомневался в их способностях.
- Мы знаем со всей определенностью, что палестинское сопротивление получает оружие непосредственно от английской компании. К сожалению, наш источник этой информации умер во время допроса, поэтому мы не получили доказательств, у нас отсутствует его первичное признание на этот счет.
Стедмен очень хорошо представлял себе, до какой степени жестокости могут опускаться эти процессы в израильской разведке, и его охватила невольная дрожь.
- Что вы знаете об Эдварде Ганте? - задал неожиданный вопрос представитель Моссад.
- Гант? Вы думаете, что он является одним из поставщиков?
Гольдблат утвердительно кивнул.
- Он не относится к числу крупных предпринимателей, но его ассортимент включает достаточно сложные образцы оружия. Ваш источник подтвердил, что именно он осуществляет такие поставки палестинцам?
- Нет, у него не было доказательств, но мы верим ему.
"Могу поспорить, что это именно так", - подумал про себя Стедмен.
"Пытки и истязания - это надежный путь заставить людей быть правдивыми".
- Тогда у вас должны быть хоть какие-то основания считать, что Гант это именно тот человек? - спросил он после небольшой паузы.
- Скорее, это всего несколько предположений на основании фактов, которые образуют цепочку, протянувшуюся к нему. А что вы знаете о нем?
- Да не так уж и много. Этот человек всегда держится в тени. Мне известно, что он богат, занимает прочное положение в деловых кругах, и, как я уже говорил, масштабы его торговли именно оружием очень невелики.
Хотя имеют место попытки с его стороны подняться вверх по социальной лестнице, попасть в верхние круги.
- Он появился на сцене в начале пятидесятых годов в Соединенных Штатах, - дополнил его Гольдблат, - как выходец из Канады. Женился на богатой вдове-американке и активно включился в деловую жизнь, преимущественно связанную с областью торговли оружием. Некоторые его методы, касающиеся торговли легким оружием, выглядели в то время весьма прогрессивными. Связи его жены и, естественно, деньги, помогли ему установить тесные контакты с высокими армейскими чинами, в результате чего через некоторое время он стал одним из постоянных поставщиков оружия для Армии Соединенных Штатов. Таким образом, он добился там определенных успехов, несмотря на то, что появился в Америке всего лишь как эмигрант. В 1963 году, после смерти жены, он перебрался в Англию и открыл здесь завод по производству оружия, добившись определенного делового успеха. Сейчас он представляет довольно значительную силу в промышленности и, подобно многим другим производителям оружия, предпочитает находиться подальше от общественной жизни, предпочитал до настоящего времени, по крайней мере.
Судя по всему, он весьма преуспевающий человек, не лишенный оригинальности, который выглядит значительно моложе своих лет, всегда собранный, проницательный и при этом безжалостный во всем, что касается бизнеса. Три недели назад один из наших агентов, который расследовал деятельность Эдварда Ганта в Англии, внезапно исчез, и мы до сих пор не имеем о нем никаких сведений.
Последние слова были произнесены так, как будто они тоже являлись неотъемлемым фактом биографии производителя оружия. Стедмен наклонился над столом.
- И вы хотите, чтобы я отыскал вашего человека, - произнес он, как бы подводя итог предыдущего разговора.
Гольдблат кивнул.
- И если в процессе его розысков я смогу откопать какие-то доказательства о причастности к этому Ганта, то этого будет для вас вполне достаточно.
- Да, вы сформулировали все очень точно.
- Но мне хотелось бы знать, что вы будете делать, если действительно получите такие доказательства.
- Постараемся, несомненно, направить их вашему правительству.
Стедмен передвинулся в кресле и его пристальный холодный взгляд вновь встретился с глазами человека из Моссад.
- До свиданья, мистер Гольдблат.
Израильтянин глубоко вздохнул.
- Разве у вас уже не осталось никаких симпатий по отношению к нам?
- Нет.
- Но что так изменило вас? Что повернуло вас против нашей страны?
- Цви Замир знает и об этом. Я уверен, что он рассказал вам.
- Разве смерть Лиллы уже ничего не значит для вас?
Руки Стедмена, неподвижно лежавшие на поверхности стола, непроизвольно сжались в кулаки.
- Это по-прежнему является частью моей жизни, - как можно спокойней ответил он.
- А будет ли для вас что-то значить смерть ее брата?
На какой-то миг в глазах детектива отразилось замешательство.
- Что вы хотите сказать?
- Ее брат, Барух, и был тем самым агентом, который был направлен для контакта с Гантом.
И Стедмен вспомнил его. Барух, совсем молодой человек, охваченный беспокойством за судьбу своей страны и готовый всеми силами служить ей.
Этого уже слишком много после смерти Лиллы. Они использовали его также, как еще раньше использовали его сестру. Точно так они используют жизнь многих молодых людей.
- Я никогда не думал, что он тоже сотрудничал с Институтом.
- Нашей стране нужна именно такая самоотверженная молодежь, мистер Стедмен, для дальнейшего выживания. Барух Канаан был призван в военно-воздушные силы и часто летал на вертолете с разведывательными целями на вражескую территорию, снабжая наши штурмовые отряды всем необходимым и прикрывая их отход с арабских укреплений. Я знаю, что вы сами когда-то были сторонником таких операций, но тогда вы работали вместе с нами.
Стедмен коротко кивнул и мысленно вернулся в тот кошмар штурмовых рейдов в ночной Бейрут, поспешное отступление через неприятельские позиции, бесшумные парабеллумы, раскаленные от постоянной стрельбы и обжигающие руки, тяжелые вертолеты, извергающие смертельный огонь с ночного неба. Казалось, что с тех пор прошло бесконечное число лет.
- Барух совершенно случайно попал на сопровождение таких операций, продолжал Гольдблат, позволив себе даже коротко улыбнуться. - Он всего лишь дважды был направлен в Петру.
При этом замечании Стедмен удивленно поднял брови. Штурмовые отряды, засылаемые в Ливан, обслуживались, как правило, специальными секретными армейскими подразделениями, персонал которых, вплоть до сержантов, очень тщательно отбирался.
- Он должен был иметь очень хорошую подготовку, - заметил детектив.
- Очень хорошую, - подтвердил израильтянин. - Это было незадолго до того, как он стал агентом Моссад. Он знал французский и немецкий, а его познания в английском были просто бесподобны. Он обладал хладнокровным и изобретательным умом, и, кроме того, был беспощаден к нашим врагам. И еще он хорошо был знаком с рынком оружия, большую часть знаний о котором он получил от вас, как я понимаю.
- Барух был очень любознательным, он хотел знать все и обо всем.
- А вы были превосходным учителем. Барух Канаан был выбран для этой миссии потому, что обладал уже перечисленными качествами, а, кроме того, он еще не был известен нашим врагам. Между прочим, он рассчитывал встретиться с вами, чтобы заручиться вашей поддержкой. Мы были против этого. Мы ни коим образом не хотели втягивать вас в это дело, но, боюсь, теперь у нас просто нет другого выхода. - Какое у него было прикрытие?
- Он встретился с Гантом как представитель нашего правительства с целью переговоров о закупке оружия.
- И что?
- Он встретился с ним и сообщил, что Гант проявляет к этому предложению определенный интерес. И с тех пор мы не получали от него никаких сообщений. Единственное, что нам удалось узнать, это то, что он покинул свой отель и уехал, не оставив адреса. Барух не только не оставил никакого сообщения для нас, но он даже не пытался добраться ни до одной из наших конспиративных квартир. Он просто исчез.
- Три недели назад?
- Да, именно так.
- И вы с тех пор ничего о нем не слышали?
- Ничего.
Теперь пришла очередь Стедмена глубоко вздохнуть.
- Но как вы себе представляете мое участие в его розыске?
- Вы можете добраться до Ганта тем же самым путем, как покупатель оружия с Ближнего Востока. И вы не должны, как мне кажется, с самого начала называть страну, в интересах которой вы совершаете эту сделку, речь должна идти просто о варианте подпольного бизнеса.
- Но ведь Барух ясно дал понять Ганту, что он работает в интересах Израиля.
- Да, теперь и мы считаем, что это была ошибка.
Стедмен криво усмехнулся.
- Ничего себе ошибка. Ведь если Гант действительно снабжает оружием арабских террористов, должен же он иметь хоть какие-то симпатии к их общему делу.
- Но нет ничего необычного и в том, что поставщики оружия снабжают им обе воюющие стороны.
- Нет, это создавало бы определенные трудности.
- Покажите мне хоть одного такого честного продавца оружия!.. заметил Гольдблат, сопровождая свои слова циничной улыбкой. - Тем не менее, наша точка зрения на это была такова: если Гант показал бы хоть малейшее нежелание иметь дело с нами, то это, по крайней мере, означало бы, что наша информация была верной.
- Только лишь означало бы, не более. Доказать факты продажи оружия будет по-прежнему трудно, а, может быть, и невозможно.
- Да, я согласен с этим замечанием. Но это будет наш первый шаг.
Слежка, допросы и подкуп помогут получить очередные подтверждения, за которыми последуют уже и доказательства.
- А если это не поможет? Если вы не сможете получить доказательств, которые могли бы убедить наше правительство, что тогда? Вам останется только устранить его, не так ли?
- Вероятно. - Но теперь в голосе израильтянина уже не было сомнений.
- Но вы не сможете провести в этой стране свою обычную военную операцию. - В голосе Стедмена вновь зазвучали раздражение и гнев.
- У нас не остается выбора.
- Но зато у меня выбор есть. Я не буду помогать вам.
- Мы и не просим вас хоть в малейшей степени рисковать, мистер Стедмен. Мы всего лишь хотим, чтобы вы поближе подобрались к Ганту, для того, чтобы выяснить, виделся ли с ним Барух после того, как отправил свое донесение, и если нет, то попытаться проследить его передвижения с этого момента. Это все, что мы просим вас сделать: обычное поручение по расследованию простого факта. Никакой связи с Моссад.
- А почему вы не хотите обратиться в полицию?
- Это могло бы создать дополнительные трудности. Кроме того, у нас нет доверия к иностранным правительствам в их политике по отношению к Израилю. Помните, как Франция отпустила преступника по имени Абу Дауд после его ареста в Париже в 1977 году? Французы были обеспокоены тем, что его арест может повредить их сделке с Египтом по продаже 200 истребителей "Мираж". Нет, корыстные интересы управляют правосудием во всех странах. И я думаю, что ваше правительство тоже не будет беспокоиться о судьбе пропавшего израильского шпиона.
- Но почему вы не обратились в другое агентство? Почему вы выбрали меня?
- Из-за ваших связей. Вы все время были связаны с армией и с торговлей оружием. Вы участвовали в продаже оружия Израилю в прошлом, и нет никаких причин почему бы вам не заниматься этим и сейчас. Во всяком случае, этот факт может быть весьма правдоподобным. У вас, таким образом, имеется прекрасное прикрытие, а кроме того вы хорошо знаете Баруха. Во всех отношениях подходите для этой работы.
- Кроме одного.
- И что же это?
- У меня нет никакого интереса к ней.
- Вы не заинтересованы даже в спасении Баруха?
- Нет.
На этот раз глаза Гольдблата выражали неприкрытое отвращение.
- Значит все, что я вам рассказал никак не убедило вас?
- Нет, не убедило. Поищите другое агентство, или выполняйте свою грязную работу сами.
Израильтянин поднялся и посмотрел сверху вниз на Стедмена. Его взгляд излучал леденящий холод.
- Вы растеряли свои убеждения, - произнес он.
- Нет, просто они изменились. - Стедмен откинулся на спинку кресла.
На его лице застыла непроницаемая маска. - Я надеюсь, что вам удастся найти Баруха.
Гольдблат повернулся, и не переставая покачивать головой, направился к двери. Он на мгновенье остановился, будто собираясь сказать еще что-то, но затем вышел, осторожно закрыв за собой дверь.
Стедмен глубоко вздохнул и некоторое время барабанил пальцами по столу. Прошлое никогда не должно возвращаться, по крайней мере так ему казалось сейчас. Он думал о Барухе, младшем брате Лиллы: всегда улыбающийся, легковозбудимый, но очень упорный и настойчивый, когда разговор заходил в сторону политических аспектов борьбы его нации. Был ли теперь и он принесен в жертву, так же, как и его сестра, и все по причинам борьбы, которую вела их страна за свою свободу? Осторожный стук в дверь был тем желанным облегчением, которое освобождало его от нелегких воспоминаний.
- Привет, Гарри. Разговор был тяжелым? - Голова Мегги Уэт появилась в приоткрывшейся двери.
Он засмеялся.
- Опять подслушивала у замочной скважины?
Мегги вошла в комнату и присела на угол стола. В свои сорок лет она выглядела привлекательной и элегантной, как никакая другая женщина не могла и мечтать. Ее обаяние, по мнению Стедмена, очень часто помогало им выиграть не один десяток сложных дел. Ее муж был владельцем агентства, а она помогала ему управляться с делами, пока он не умер от сердечного приступа пять лет назад. Она продолжала вести дело одна, но предрассудки клиентов относительно женщины-детектива преодолеть было почти невозможно.
И хотя не было ничего особенного в том, что женщина выполняла работу частного детектива, она вскоре решила, что агентство нуждается в наличии мужского присутствия, и с этого момента все усилия были направлены на поиски подходящего кандидата. Стедмен в этот период только что возвратился в Англию, оставив свою работу в Моссад, и по обоюдному согласию они решили объединить свои усилия. Сначала они очень осторожно присматривались друг к другу, но вскоре взаимопонимание было достигнуто. Каждый из них что-то потерял в этой жизни, но они решили не устраивать из этого трагедий, и в процессе работы почувствовали даже необходимость друг в друге.
После трехмесячного испытательного срока Стедмен внес свою долю и стал полноправным совладельцем агентства на правах партнера. И с этих пор список клиентов агентства стал неуклонно расти. Было неизбежно, что их партнерство перерастет в более дружеские отношения, и они действительно у них установились, но их роль сводилась лишь к взаимному комфорту в ведении дел. В их отношениях была даже определенная нежность, корни которой уходили в глубину обычных человеческих отношений. Любовь не входила в их планы и предназначалась, как правило, для кого-то другого.
Стедмен взглянул на нее и почувствовал, как только что охватившее его напряжение постепенно начинает спадать. Они не виделись уже целую неделю, и каждый из них был рад этой новой возможности поговорить друг с другом.
- Кто это был? - спросила Мегги.
- Это в некотором роде отголосок моего прошлого, как ты любишь повторять.
- Он из Израиля?
- Да.
- Моссад? - Она знала, где приходилось работать Стедмену.
Он кивнул.
- Они вновь предлагали тебе работать на них?
- В некотором роде. Они хотели поручить агентству розыски человека.
- Но он не захотел разговаривать со мной на прошлой неделе, когда тебя не было здесь.
- Им казалось, что будет лучше, если они встретятся непосредственно со мной.
- Но ведь в итоге ты отказался от работы.
- Потому что я не хочу иметь с ними никаких дел.
- Да, но если это дело касалось обычного расследования в связи с розыском человека, мы могли бы заняться им. У нас сейчас не так много работы, чтобы отказываться от предложений.
Стедмен нахмурился.
- Когда имеешь дело с Моссад, оно никогда не бывает обычным. Такое предложение нам не подходит.
- Но мы должны были бы хотя бы обсудить это, прежде чем принимать решение. - И хотя Мегги говорила ровным, спокойным тоном, он почувствовал определенную твердость в ее голосе. - Мы могли бы поручить это Секстону, или я сама могла бы заняться этим.
- Я уже объяснил тебе, Мегги, что они хотели нанять именно меня.
Давай оставим это, хорошо?
Теперь Мегги почувствовала твердость в его голосе.
- Извини, Гарри. Во мне все время говорит деловая женщина. Мне и самой не нравится эта привычка.
- Все в порядке, Мегги. - Он улыбнулся в знак примирения. - Как идут наши дела?
- В общем, все идет не так уж и плохо. У нас еще есть несколько текущих дел, но ничего сложного, с чем не справился бы Секстон или Стив, пока нет. У Секстона есть еще пара дел в суде, и, может быть, одно из них даже можно будет поручить Стиву, он справится с ним быстрее. Завтра я отправлюсь в суд для дачи свидетельских показаний и, возможно, я буду там и в четверг. Клиент, с которым я только что встречалась сегодня, хочет поручить нам расследование о кражах в его магазинах. Он теряет по несколько сотен фунтов в неделю и подозревает, что это дело рук организованной банды, возможно работающей там же.
- Он теряет товар или деньги из кассы?
- Прямо из кассы. Поэтому мы должны проверить все платежные чеки и кассовые ленты, причем проделать это надо будет вечером. Если мы найдем очень много товарных чеков с пометкой "не продано", то попытаемся сделать серию контрольных покупок.
Стедмен кивнул. Контрольные покупки - один из наиболее простых способов проверки добросовестности продавцов.
- После этой работы мы будем относительно свободны, - продолжила Мегги. - Вот поэтому меня и заинтересовал твой посетитель.
- Но послушай, Мегги. Ведь у нас никогда не было недостатка в делах.
Ты же знаешь, что происходит, когда мы бездельничаем? Немедленно начинают исчезать люди, супружеские пары начинают разводиться после долгих лет совместно прожитой жизни, неплательщики идут в банк за очередным кредитом, которого не собираются возвращать, а в конечном счете у нас опять появляется масса работы. И ведь это только мелкие дела. А ты забыла главное направление нашей работы: промышленный шпионаж, растраты и установка систем безопасности.
Мегги громко рассмеялась.
- Это дает себя знать моя неуверенность в делах. Конечно, на самом деле нет никаких причин, чтобы наши дела вдруг резко ухудшились, во всяком случае не в данный момент.
- Хорошо. А теперь послушай о моих делах. Я собираюсь вернуться в Сэлфорд чтобы завершить там работу по установке системы безопасности. В связи с этим я хочу, чтобы Секстон подобрал для их штата несколько подходящих людей и прислал их ко мне для переговоров. Когда персонал будет подобран, мне останется только проконтролировать работу всей системы целиком.
- Хорошо, Гарри. Я буду надеяться, что там все пройдет хорошо. Если здесь произойдет что-то важное, я тебе обязательно позвоню. - И с очаровательной улыбкой на лице она направилась к двери.
- Мегги, - остановил ее он уже на пороге. - Забудь о нашем друге из Израиля.
- Хорошо, считай это забытым. - Она послала ему воздушный поцелуй и скрылась за дверью.
Сью взглянула на нее поверх пишущей машинки, словно предчувствуя вопрос.
Голос Мегги был очень тихим, когда она наконец задала его.
- Скажи пожалуйста, Сью, посетитель, который был сегодня у Гарри, случайно не оставил своего адреса?

Глава 2

...Настоящей трагедией элиты является то, что она должна совершать акты насилия для завоевания славы Фатерланда.
Генрих Гиммлер

Только страх способен управлять всем миром.
Адольф Гитлер

Стедмен бросил чемодан прямо на пол и тяжело опустился на кровать.
Ночное путешествие из Сэлфорда оказалось весьма утомительным, но он не стал откладывать его, так как хотел вернуться домой к вечеру воскресенья, чтобы утром следующего дня уже быть на работе. Его клиент настаивал, чтобы он остался в Сэлфорде на выходные дни уже в качестве гостя, но детектив отказался. Он был вознагражден уже хотя бы тем, что все работы по установке и вводу в действие системы безопасности прошли успешно. Он уже подобрал для ее обслуживания опытного отставного офицера полиции из числа тех людей, которых прислал к нему Секстон, и, кроме того, договорился с клиентом о размере его жалования. Если эта система покажет хорошие результаты по предотвращению хищений как материальных ценностей, так и производственных секретов на всех предприятиях клиента, то это значительно поднимет авторитет их агентства и, возможно, прибавит новых клиентов из числа крупных промышленных компаний. Стедмен уже ставил четыре подобные системы и раньше, и все они показывали хорошие результаты. Если бы такие же заказы предусматривались и в будущем, то можно было бы послать к черту все эти мелкие дела, связанные с разводами или выколачиванием долгов.
Он неожиданно вспомнил, что хотел позвонить Мегги и сообщить ей о своем возвращении, но взглянув на часы, передумал: было уже далеко за одиннадцать. В конце концов этого можно было и не делать, поскольку он в течение недели два или три раза звонил ей и справлялся о делах. Он знал, что в агентстве все шло обычным путем, и не было причин беспокоить ее в такой поздний час. Утром можно будет обсудить все новости, если они так или иначе появились.
Стедмен расслабился и попытался уснуть. Однако сделать ему этого не удавалось. Он был голоден, а кроме того, для нормального обмена веществ ему требовалась и хорошая порция спиртного. Детектив встал с постели и подошел к окну. Он некоторое время вглядывался в окружающую его темноту сквозь собственное отражение в оконном стекле. Стедмен жил в небольшом домике, находившимся в тихом местечке рядом с Найтсбриджем. Здесь был маленький парк, окружавший старую церковь, где в летние месяцы можно было спокойно проводить время за чтением воскресных газет, и где были случайно сохранившиеся серовато-белые древние могильные камни, как бы наполнявшие это место вечным покоем. Здесь были несколько деревянных скамеек, у постоянных обитателей этого уголка были свои излюбленные места отдыха, а у прогуливающихся собак свои любимые деревья. Денег, которые Стедмен заработал на службе в Израиле и получил в виде комиссионных в то время, когда занимался продажей оружия, вполне хватило и на этот дом, и на покупку доли в агентстве, принадлежавшем Мегги. Таким образом, у него были обеспечены достаточно комфортные условия проживания в Лондоне.
Постояв еще некоторое время у окна, он пытался разглядеть старую церковь и окружавший ее парк. Потом задернул занавески и спустился в маленькую кухню, где налил себе водки, слегка разбавив ее тоником. Отыскав в холодильнике пиццу, он сунул ее в печь, полагая, что этого будет достаточно в такой поздний час.
Из кухни он вернулся в холл и разобрал почту, которая лежала около входной двери. Захватив только письма, он расположился в кресле, предварительно захватив из кухни приготовленную выпивку. Просмотрев их и не найдя там ничего, что требовало каких-то срочных действий, он вернулся на кухню и закончил свой ужин в компании с телекомментатором, который безучастным голосом сообщал с экрана о последних событиях. Горячий душ и еще одна приличная порция водки сняли остатки того напряжения, которое скопилось в нем за последние дни. Он разделся и лег в постель. Теперь ему понадобились всего лишь секунды, чтобы уснуть.

***

Неожиданно, его разбудили звуки, напоминающие удары молотка. Он лежал на спине, вглядываясь в темноту, и пытался сообразить, что происходит.
Через некоторое время эти звуки повторились снова, и он понял, что они возникали внизу, около входной двери. Кому он понадобился, черт возьми, в такой час? И почему нельзя было просто воспользоваться звонком? Но тут же отбросил эту мысль, потому что это были явно произвольные удары молотка, а не стук в дверь. Извергая внутренние проклятия, он поднялся с постели и прижал лицо к оконному стеклу, чтобы взглянуть прямо вниз. Удары немедленно прекратились.
Стедмен заморгал глазами, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в ночной темноте, и в какой-то момент ему показалось, что внизу мелькали какие-то едва различимые тени, но он не был в этом уверен. Когда он отвернулся от окна, чтобы отыскать скорее всего упавшие на пол брюки и бежать вниз, он подумал, что там, внизу, было какое-то движенье в сторону узкой дороги, отделявшей церковь и парк от его дома. И опять он не был уверен в этом, потому что ничего нельзя было рассмотреть при плохом уличном освещении.
Когда он отыскал и надел брюки, то автоматически бросил взгляд на светящийся циферблат часов, стоящих на столике рядом с кроватью. Они показывали 2:23. И если кто-то решил просто разыграть его, то им придется пожалеть об этом. В раздражении он побежал вниз по ступеням лестницы, но когда спустился в холл, то заколебался. Его охватило странное чувство нерешительности. Несколько секунд он неподвижно стоял и смотрел на дверь, и по каким-то внутренним неясным причинам не хотел ее открывать. В холле было тихо и прохладно. И в этой почти могильной тишине из-за входной двери до него доносился странный приглушенный звук.
Он медленно пересек холл, стараясь ступать как можно тише, контролировать дыхание, приблизился к двери и, приложив ухо к деревянной панели, прислушался.
Что-то скреблось о дверь, и ему даже казалось, что он слышит слабое бормотанье. Но этот звук явно не мог принадлежать человеку, он скорее напоминал страдающее от боли животное. Стедмен хотел было вернуться за оружием, которое было заперто наверху, но передумал, стараясь не драматизировать обстановку. Неожиданный тяжелый удар в дверь заставил его отскочить назад.
Тут же он представил себе, как нелепо выглядит, стоя здесь в темноте подобно беспомощной старухе, боящейся открыть входную дверь. Он сделал решительное движение и повернул замок, распахивая дверь.
Перед его глазами возникла фигура, напоминающая орла с распростертыми крыльями, вместо которых всю ширину дверного проема занимали разведенные в сторону руки. Голова свешивалась вниз, а изо рта вытекала густая и темная масса. Казалось, что фигура вот-вот упадет вниз, так были согнуты ее колени, видимо отказывающиеся поддерживать тело. От нее исходил слабый стон, который Стедмен и слышал, принимая его за звуки мучающегося животного. Но теперь он мог услышать и странные булькающие звуки, будто бы кровь непрерывным потоком вытекала из широкой раны в горле.
Стедмен не мог разглядеть ничего, кроме темноты, которая заполняла все пространство за этим слабо вздрагивающим телом. Он отошел вглубь холла и дотронулся до выключателя, одновременно прикрывая глаза от яркой вспышки света. Когда же он наконец открыл их, то увидел, что фигура в дверях чем-то напоминала женщину. И было что-то знакомое в очертаниях свешивающейся вниз головы.
- Мегги, что случилось с тобой? - Он бросился вперед, пытаясь поддержать ее, но по каким-то причинам ее руки по-прежнему не отпускали дверной проем, как бы удерживая ее от попытки перешагнуть порог. Ее голова слабо двигалась, и было видно, что она пытается говорить, но кровь, вытекавшая из горла, заглушает ее слова.
- О, господи! Мегги! Кто сделал это? - Он пытался помочь ей пройти вперед, чтобы уложить на диван в холле, но она оставалась на месте и лишь издавала слабый протяжный крик, скорее напоминавший стон.
- Мегги, отпусти дверь, позволь мне помочь тебе, - умоляюще просил он.
Она вновь попыталась заговорить, но только лишь покачала головой и потеряла сознание. В этот момент Стедмен с еще большим усилием потянул ее вперед, но она по-прежнему не отпускала дверной косяк. Только тут он заметил струйки крови, стекающие по ее рукам. Он заглянул через ее плечо, и его глаза округлились от ужаса, который открылся ему. В ее руку был вбит гвоздь.
Тогда он слегка поднял ее, чтобы ослабить вес тела, и увидел, что вторая ее рука тоже прибита к дверному проему.
- Мегги, Мегги, - не останавливаясь повторял он, стараясь удерживать ее на весу. Он пытался звать на помощь, надеясь, что кто-нибудь из соседей услышит его, но ни в одном из домов не было видно света. Это была ночь смерти. Они либо спали, либо боялись выйти за порог.
Он отпустил ее, как можно более осторожно, и побежал на кухню за коробкой, где у него хранились разные инструменты. Найдя молоток, он побежал назад в холл. Его сердце бешено колотилось, а внутри поднимался страх. Мокрая от слез одежда Мегги была покрыта кровью, большая часть которой вытекала изо рта. Стедмен пролез между ее телом и дверным косяком и попытался выдернуть гвозди одной рукой, а второй продолжал поддерживать ее, чтобы не причинять дополнительную боль ее рукам. Но гвозди были вбиты достаточно глубоко, и ему пришлось вновь опустить ее, чтобы можно было работать двумя руками. Когда он выдернул один гвоздь, то ему пришлось вновь поддерживать ее от резкого падения в сторону второй, еще не освобожденной руки. Второй гвоздь был вбит еще глубже первого, и ему ничего не оставалось, как воткнуть вилку молотка в ее руку, чтобы захватить его шляпку. Он делал это с отвращением, но ему нужно было освободить ее как можно скорее.
Трехдюймовый гвоздь подался, а затем медленно вышел, с легким стуком падая на землю. Стедмен отбросил молоток и перенес бесчувственное тело в холл, где осторожно уложил на диван. Он включил нижний свет и, стоя перед ней на коленях, пытался сообразить, что он должен сделать еще, прежде чем вызовет скорую помощь. Но ее бессильно свесившаяся голова и открытые, но уже ничего не видящие глаза, говорили ему о самом худшем. Словно безумный, он расстегнул ее жакет и приложил руку к груди. Он не мог поверить тому, что говорила его дрожащая рука, и тогда он прижался к этому месту ухом и долго слушал. Ее сердце не билось.
Он вновь и вновь выкрикивал ее имя, удерживая голову в своих руках, глядя на неподвижное лицо и все еще не веря тому, что ее больше нет.
Теперь ее рот безвольно приоткрылся, и он увидел, что он наполнен загустевшей кровью. Возможно это было из-за спазм в горле, возможно от низко лежащей головы. Но его вновь охватило леденящее напряжение, по мере того как он вглядывался в эту наполненную кровью впадину. Он боролся с щемящей пустотой, внезапно разорвавшей его грудь, и поэтому как можно спокойней опустил ее голову на подлокотник дивана.
Теперь он знал, что она умерла. Но он хотел бы знать, почему у нее был отрезан язык.

Глава 3

Сейчас не время поддаваться чувству жалости к нашей священной земле. И я не боюсь говорить об этом. Мы сожмем зубы и продолжим нашу борьбу. Я верю, что Германия возродится из этих руин и будет самой прекрасной и величественной из всех стран.
Адольф Гитлер

Стедмен сел за стол Мегги и закрыл лицо дрожащими руками. У него не было слез, он ощущал лишь слабость и безнадежность. До сих пор он думал, что жестокость, особенно такого первобытного свойства как эта, ему удалось изгнать из своей жизни раз и навсегда, но теперь она вновь подкралась к нему как старый коварный враг, который нарушил перемирие. Но почему Мегги?
Кто мог это сделать с ней? Полиция, вызванная соседом, который оказался не достаточно смелым, чтобы прийти на помощь Стедмену, но достаточно перепуганным, чтобы обратиться к защите закона, застала детектива в доме, державшего в своих руках мертвое тело Мегги Уэт. Его обнаженная грудь была покрыта ее кровью. Они внимательно и осторожно отнеслись к нему, молчаливо выслушав его рассказ, но в то же время вели себя настороженно, видимо опасаясь приступов агрессивности с его стороны.
Когда скорая помощь забрала труп, то потянулись долгие часы, заполненные бесконечными вопросами. Кем была убитая женщина? Каковы были их отношения? Не были ли они любовниками? Точное описание происшедшего. В чем состояли их случайные разногласия? Неужели у них никогда не было противоречий в делах? В чем состоял их самый последний конфликт? Какие дела они расследовали чаще всего? Когда последний раз он видел ее перед этой ночью? И вновь описание случившегося. В какое время он проснулся?
Почему он сам не позвонил в полицию? Была ли она еще жива, когда обнаружил ее? И вновь все с начала.
Он все еще был подвержен действию ночного шока, и сам факт наличия каких-то вопросов казался ему чем-то нереальным и выводил из равновесия.
Маленький дом был заполнен движущимися фигурами, враждебными, недоверчивыми лицами. Казалось, что их отношение к нему так и не изменилось за эти долгие часы, когда он давал ответы на повторяющиеся вопросы, а они сравнивали их с ответами, которые он давал им раньше. Он побрился и оделся под их присмотром, а затем в компании двух полицейских отправился на площадь Грейс-Инн, чтобы посмотреть вместе с ними хранящиеся там документы, которые по их мнению, могли пролить свет на это отвратительное убийство. Чаще всего их интересовал вопрос о том, почему убийца Мегги Уэт замучил ее таким жестоким образом у дверей дома ее партнера по бизнесу? Не могло ли иметь их агентство, может быть в прошлом, конфликтов с кем-нибудь, которые привели теперь к такому трагическому исходу, смахивающему на месть сумасшедшего. Другая группа полицейских направилась в дом Мегги в поисках аналогичных улик, но ни те, ни другие не имели точного представления о том, что же они должны отыскать.
Наконец часы, отведенные им на предварительное расследование, закончились, и они оставили Стедмена одного в кабинете Мегги. Его голова раскалывалась от усталости, а чувства все еще были притуплены перенесенным шоком. Они просили его зайти в Новый Скотланд-Ярд, чтобы сделать заявление по всей форме, а также не сообщать лишних подробностей прессе, пока стадия расследования была непонятной и запутанной. Полицейские были уверены, что корреспонденты немедленно доберутся до него. Кроме того, если бы он собирался покинуть город, то должен был бы сообщить полиции о своем местопребывании.
В этом состоянии его и нашла Сью, только что пришедшая на работу.
Дверь в кабинет не была заперта, и Сью, не снимая пальто, а только стряхнув остатки дождя со шляпы, заглянула туда, ожидая увидеть там Мегги, и теперь она в недоумении смотрела на растрепанную фигуру Стедмена.
- О, а я думала, что это пришла миссис Уэт. Вы не...
- Входи, Сью, - Стедмен резко оборвал ее, едва взглянув на девушку.
На лице секретарши проступило явное недоумение, но она постепенно приходила в себя по мере того как приближалась к столу, за которым сидел детектив. Его глаза, казалось, не замечали ее.
- С вами все в порядке, мистер Стедмен? Вы выглядите...
- Каким делом занималась Мегги на прошлой неделе, Сью? - Теперь его глаза стали более выразительными и смотрели прямо на секретаршу.
Сам вопрос и настойчивый тон детектива удивили ее.
- Это... это должно быть записано в ее журнале. Она дважды была в суде, во вторник и в четверг, а кроме того, как мне кажется, она расследовала эту серию краж в магазинах Мейера. Вот, пожалуй, и все. И это должно быть записано в журнале. - Она указала на книгу в красном переплете, лежавшую на столе перед Стедменом.
- Да, я уже просмотрел ее, - сказал он, беря книгу и вновь перелистывая страницы. - А не было ли чего-нибудь необычного, вызывающего тяжелые подозрения, в случае с этими кражами в магазине?
- Нет, думаю, что нет. Миссис Уэт ведь только начала это расследование. Но она скоро должна прийти, и тогда она сама расскажет...
- Сью. - Она замерла, озадаченная ровным тоном. - Миссис Уэт больше не придет.
Девушка продолжала стоять посреди комнаты, держа в руках шляпу, с которой на деревянный пол стекали капли воды. Вдруг ее лицо побледнело.
Взглянув на Стедмена, она поняла, что сейчас услышит что-то ужасное, и не могла найти в себе слов, чтобы ответить ему.
Детектив решил не говорить ей ничего до тех пор, пока он не узнает как можно больше о всех рабочих контактах Мегги за эту неделю, так как прекрасно понимал, что шок, который при этом обрушится на секретаршу, сделает невозможными всяческие дальнейшие расспросы.
- Постарайся вспомнить, Сью, может быть в мое отсутствие Мегги взялась еще за какую-то работу?
Та покачала головой, потом нахмурилась.
- Да, возможно, вы и правы. Было еще одно дело, но...
Стедмен ждал, но казалось, что по какой-то причине девушка не собирается продолжать.
- Ты должна рассказать мне, Сью, это крайне важно.
- Она хотела рассказать вам сама, когда вы вернетесь, и просила меня никому об этом не говорить.
- Ну, пожалуйста, Сью. - Теперь в голосе Стедмена ей послышалось отчаяние.
- Тот человек... тот самый человек, который посетил вас на прошлой неделе. Кажется, это был мистер Гольдблат? Я думаю, что миссис Уэт пыталась что-то сделать для него.
- Боже мой! - Девушка подскочила на месте, когда Стедмен ударил кулаком о стол. - Я же сказал ей, чтобы она не смела ввязываться в это! закричал он.
- Она... она сказала, что раз мы ничем существенным не заняты, то нет никаких причин, чтобы оставлять это без внимания. Ведь оно было весьма простым: всего-навсего отыскать след пропавшего человека. - Сью чувствовала неудобство, поскольку всегда одинаково хорошо относилась к обоим своим нанимателям. - Я уверена, что миссис Уэт объяснит...
- Она не сможет, если бы даже и хотела. Она умерла! - Детектив уже сожалел о своем раздражении, как только увидел на лице Сью гримасу страданья. Он встал и, обойдя стол, приблизился к ней. - Извини меня, я не хотел говорить это таким тоном.
Осторожно обняв ее за плечи, он проводил ее до кресла.
- Как это случилось? - спросила она, пытаясь отыскать в кармане носовой платок. - Она прекрасно выглядела в четверг после суда, и ничего не предвещало подобной трагедии.
- Это было последний раз, когда ты видела ее? - Его голос звучал теперь значительно мягче.
- Да, именно в четверг утром. - Она вытерла глаза платком. - Миссис Уэт сказала, что будет отсутствовать после обеда, а возможно и весь следующий день, то есть в пятницу. Что случилось, мистер Стедмен? Как она умерла?
Стедмен все еще колебался, но потом решил, что газетчики все равно разнесут эту историю, даже если некоторые, леденящие душу детали, от них и удастся скрыть.
- Она была убита этой ночью. Вот поэтому я и хочу знать все ее контакты на прошлой неделе.
- Убита? Но кто мог сделать...
- Мы пока не знаем этого, Сью. Полиция, скорее всего сегодня, еще будет задавать тебе вопросы.
Стедмен пытался успокоить ее, глядя как она вздрагивает от неожиданного горя, свалившегося на них.
- А когда, по-твоему, миссис Уэт могла встретиться с Гольдблатом? задал он очередной вопрос после небольшой паузы.
- В тот же самый день, что и вы. В тот день после обеда она собиралась посетить его в отеле.
- В каком отеле, Сью? Ты не знаешь, как он называется?
Она кивнула, вытирая слезы.
- У меня записано, в блокноте. Я принесу его вам. - Она встала, все еще прижимая платок к своему носу. - Кто это сделал, мистер Стедмен? Кто убил ее?
Детектив промолчал. Он сомневался даже в том, что хочет это узнать, так как почему-то был уверен, что эти поиски приведут к новым, еще более тяжелым смертям. Отель находился в северо-западном Лондоне, недалеко от Белсайз-Парк, и был вполне современным. Его охотно посещали бизнесмены, останавливающиеся в Лондоне на несколько дней, а потом отправляющиеся дальше. Он находился почти в центре, и в то же время был малоизвестен широкой публике, и вполне подходил для членов такой организации, как Моссад.
Получив адрес и оставив Сью на попечение Секстона и Стива, Стедмен теперь стоял в холле отеля перед столом дежурного, который разглядывал его холодно и неприязненно. Детектив понимал, что его неряшливый вид будет вызывать именно такую реакцию в подобных местах, но не считал нужным даже давать намеков на оправдание.
- У вас остановился мистер Гольдблат. В какой комнате он находится?
Тон, которым были произнесены эти слова, не оставил никаких иллюзий у человека, сидящего за столом, и он быстро взглянул на список гостей.
- Комната 314, сэр, третий этаж. Я позвоню мистеру Гольдблату и предупрежу его о вашем визите. Какое имя мне назвать?
- Не беспокойтесь, - бросил Стедмен, поворачиваясь и направляясь к лифтам.
- Одну минуту, сэр, - воскликнул дежурный, но двери лифта уже открылись, выпуская в холл группу бизнесменов, и Стедмен вошел внутрь кабины, когда дежурный схватился за телефон и начал набирать номер.
Лифт остановился на третьем этаже, и его двери плавно открылись. Стедмен ступил на мягкий ковер и уже приготовился разглядывать номера комнат, как в конце коридора открылась дверь, и появилась фигура человека, в котором он сразу узнал агента Моссад. Тот поднял обе руки, показывая тем самым удивление, и направился в сторону Стедмена.
Детектив тоже направился в его сторону, не сводя глаз с израильтянина, который был еще в рубашке, без пиджака, явно не ожидая посетителей в такой ранний час.
- Я очень рад, что вы пришли, мистер... - Его голос затих, как только он увидел выражение глаз детектива. Оно напомнило ему взгляд его старого инструктора по боевой подготовке, когда на учебном плацу один из напарников Гольдблата по неопытности прострелил из автомата горло одному из стажеров. Инструктор-ветеран бил этого ученика так, что превратил его в бесформенную кровавую массу, напоминая тем самым о бесполезно загубленной еврейской жизни. Это же холодное выражение он видел сейчас в глазах Стедмена.
Он почувствовал полную беззащитность перед ним, поскольку не сомневался, что должно последовать за этим взглядом. Удар отбросил его назад, в комнату. Он упал на спину, перевернулся и попытался встать на колени, но нога Стедмена не дала ему для этого шанса. Гольдблат вновь упал на спину, а потом почувствовал, как кто-то поднимает его за рубашку.
- Стедмен, не... - Он попытался кричать, но его слова были остановлены новым ударом в лицо. Его голова болталась из стороны в сторону, в такт с движениями рук детектива, наносящих удары.
- Это вы использовали ее, вы, сволочи! - Стедмен кричал прямо в лицо агента. - Вы использовали Лиллу и использовали меня. Теперь вы убили и Мегги!
- Стедмен, о чем ты говоришь?
- Мегги! - продолжал кричать детектив. - Ты убил ее!
Израильтянин опять оказался на полу, а кулак Стедмена был готов опуститься вниз, на повернутое вверх лицо.
- Достаточно, Стедмен, и пожалуйста, не двигайся! - Команда прозвучала от двери, ведущей в спальню.
Стедмен повернул голову и увидел стоящую там женщину, которая держала в руке небольшой длинноствольный пистолет марки "Беретта", направленный в его грудь. Он узнал в ней напарницу Гольдблата, которая была вместе с ним в машине на площади Грейс-Инн.
- Пожалуйста, не вынуждай меня пристрелить тебя, - повторила она свою просьбу, не сводя нервного взгляда с Гольдблата. Стедмен прекрасно знал, что она не остановится перед тем, чтобы сделать это. Звук выстрела будет едва слышен, так как одной из особенностей Моссад было использование облегченных пуль и уменьшенных зарядов в патронах, что позволяло снизить шумовые свойства оружия. Единственной проблемой оставался труп, но при помощи других агентов и она могла быть решена без особых затруднений.
Поэтому он отошел от лежащего на полу Гольдблата и повернулся к женщине, раздумывая над тем, как отвлечь ее внимание от оружия.
Она очень выделялась в этой обстановке. Ее длинные черные волосы, спускавшиеся на плечи, и смуглая гладкая кожа придавали ей соблазнительную привлекательность, а мужская рубашка, которую она носила, скорее всего рубашка Гольдблата, еще больше усиливала ее.
- Все в порядке, Ханна, - торопливо проговорил Гольдблат, вытирая кровь с углов рта. - Смотри не пристрели его, однако.
Израильтянин поднялся на ноги и прошел к двери, но прежде чем закрыть ее, выглянул в коридор. Кругом все было спокойно. Он вернулся к Стедмену, стараясь держаться сзади него, и быстро проверил, нет ли у того оружия.
Удовлетворенный, он подошел к женщине, взял из ее рук пистолет и направил его на неожиданного гостя.
- А теперь объясни, зачем ты это сделал? - спросил он.
- Как будто ты не знаешь, что сделал сам? - с гневом задал встречный вопрос Стедмен.
Гольдблат покачал головой.
- Пожалуйста, лучше объясни.
- Вы использовали моего партнера, я имею в виду женщину, чтобы отыскать пропавшего агента, не так ли?
- Она сама пришла к нам.
- Но ведь я отказался работать на вас!
- Это был твой выбор, а не ее. Она хотела получить эту работу и сказала, что ты просто отговорился от нее, увидев, что это обычная работа, связанная с поисками человека.
- Обычная? В деле, связанном с Моссад? - Стедмен покачал головой, показывая отвращение.
- Но что случилось с вашим партнером, мистер Стедмен? - Это вступила в разговор женщина.
Теперь детектив перевел взгляд в ее сторону.
- Она была убита прошлой ночью. Я нашел ее прибитой гвоздями у дверей моего дома. У нее был отрезан язык. - Он произнес все это холодным тоном, почти задыхаясь от душивших его чувств.
Женщина закрыла глаза и, казалось, была готова упасть. Гольдблат протянул руку, чтобы поддержать ее, но при этом пистолет в другой его руке был по-прежнему направлен на детектива.
- Почему они сделали это с ней? - обратился он к Стедмену.
- А это скажешь мне ты сам, - прозвучала короткая реплика.
- Но разве они не оставили никакой записки? Они не пытались вступить с вами в контакт?
- Они? Кто они такие, Гольдблат?
- Это должен быть Гант.
- И почему он поступил таким образом с Мегги?
- Возможно, что она подобралась к нему очень близко, а, может быть, даже что-то нашла.
- Но зачем нужно было делать именно это?
- В качестве предупреждения, мистер Стедмен.
- Мне? Но я не хотел иметь ничего общего с этим делом!
- Гант мог знать о вашей прошлой работе в Моссад.
Израильтянин быстро опустил глаза.
- Ваш партнер мог рассказать ему об этом.
Такое предположение тяжело подействовало на детектива. Для этого Мегги должна была быть запугана или подвергнута пыткам. Он сжал кулак и уже готов был ударить Гольдблата, не думая о том, есть у того в руках пистолет, или нет, если бы его компаньонка неожиданно не разрыдалась.
- Эта бедная женщина! О, Господи, прости нас! - Она, видимо, обессилев, упала в одно из кресел. Гольдблат опустил оружие.
- Теперь вы видите, как велико зло, которое несут эти люди, мистер Стедмен? Вы видите, что они не остановятся ни перед чем, для достижения своих целей!
- А что вы можете сказать про себя, грязные подонки? Что вы делаете, чтобы достичь ваших?
- По крайней мере, не это. Мы не ведем войну с невиновными.
- Но они гибнут так или иначе, как только связываются с вами.
Гольдблат прошел к другому креслу и сел, нисколько не заботясь о том, что детектив попытается вновь напасть на него.
- Простите нас, мистер Стедмен. Мы никак не думали, что они будут наносить вред даже жителям этой страны, - сказал он.
Раздражение постепенно проходило. Стедмен знал людей, подобных двум этим агентам. Чаще всего это были добропорядочные и образованные люди, единственная общая ошибка которых, по его мнению, заключалась в фанатичной преданности идеям, которые провозглашали в Израиле на уровне государственной программы.
Он подошел к окну и взглянул вниз, на переполненную улицу. Мелкий дождь наконец прекратился, и запах отработанного бензина вновь чувствовался в воздухе.
- Скажите мне, что именно произошло, когда она связалась с вами, медленно проговорил он.
Гольдблат взглянул на Ханну и, видимо, соглашение между ними было достигнуто.
- Она пришла сюда, в отель, и мы рассказали ей об исчезновении Баруха, - начал пояснять Гольдблат. - Мы, тем не менее, сомневались, стоит ли нам использовать ее агентство после нашего с вами разговора, мистер Стедмен. Но миссис Уэт убедила нас в том, что ваши сомнения касались только нелегальной стороны этого дела, а кроме того, она рассчитывала, что вы даже и не узнаете об этом, если Барух будет найден очень быстро. Она при этом пояснила, что вы будете заняты работой в Шотландии.
- Но я мог посмотреть записи в журнале, - возразил Стедмен.
- Но там бы ничего не оказалось.
Гольдблат замолчал, но выражение лица детектива подстегнуло его.
- Мы рассказали ей о контактах Баруха с Эдвардом Гантом и о его исчезновении сразу вслед за этим. Она сказала, что может начать поиски с расследования в лондонском офисе Ганта, чтобы выяснить, посещал ли его Барух в этот день. Кто-нибудь, кто находился в этом здании: секретари, дежурные, курьеры могли запомнить его и опознать по фотографии. Это был бы первый шаг в поисках. Затем она собиралась опросить персонал отеля, где останавливался Барух. Они могли видеть что-нибудь в этот день, а несколько фунтов, предложенных то здесь, то там, помогли бы им освежить свою память.
Она ушла после того, как мы дали ей полное описание его внешности и основные факты, касающиеся пребывания в этой стране и составляющие примерный график его передвижений. Мы рассказали ей столько, сколько могли, но, разумеется, не все. В течение двадцати четырех часов мы должны были получить фотографию Баруха, которую предполагалось доставить на рейсовом самолете из Израиля. Мы вручили ей эту фотографию в среду. И с тех пор мы ничего не слышали.
- Как много вы рассказали ей, Гольдблат?
- Мы рассказали ей только о том, что миссия Баруха была целиком связана с переговорами о продаже оружия в Израиль.
- И, конечно, забыли сказать, что этот самый Гант находится в вашем списке людей, приговоренных к ликвидации!
- Но его там нет! Мы всего лишь расследуем его связи с террористами!
- Боже мой, - усмехнулся Стедмен, - должен вам поверить.
- Мистер Стедмен, - вступила в разговор Ханна. - Мы не хотели подвергать ваших друзей никакой опасности, но мы оказались в безнадежном положении. Работа агентом в вашей стране очень непростое дело, и поэтому мы использовали все мыслимые возможности, а кроме того, мы считали, что определенный нейтралитет этой женщины защитит ее от непредвиденных трудностей.
- Но вы оказались неправы!
- Да, и теперь мы сожалеем об этом. Но разве теперь это убийство не заставляет вас помочь нам?
- Помогать вам? - Стедмен покачал головой, выражая удивление. - Если, я говорю именно "если", Мегги была убита Гантом, а точнее его людьми, то это явное указание на то, чтобы я держал свой нос подальше от этих дел. И это, должен заметить, сработало!
- Но неужели в вас не просыпается чувство мести за эту смерть? Гольдблат вскочил на ноги. - Ведь это неизбежно, что теперь вы будете помогать нам!
- О, нет. Я уже участвовал в этом кровавом месиве, называемом местью.
Те дни навсегда кончились для меня.
Оба израильских агента смотрели на него с некоторым замешательством.
- И вы позволите ему уйти в тень после такого преступления? - вновь заговорил Гольдблат. - Что стало с вами, Стедмен? Как может мужчина рассуждать подобным образом?
- В этой стране есть полиция для поиска убийц, - бесстрастно ответил ему Стедмен.
- И вы скажете полиции о нас? Пистолет в руке Гольдблата опять был направлен в сторону детектива.
- Я расскажу им все, что я знаю. - Стедмен видел, что суставы пальцев руки, сжимающей пистолет, уже побелели.
- Давид, это будет еще одной ошибкой. - Ханна протянула руку и положила ее на запястье Гольдблата, и после некоторого замешательства он опустил пистолет.
- Да, ты права, - заметил он. - А теперь ты можешь идти, Стедмен. Ты ошибаешься на наш счет, но мы не хотим тебя разубеждать. Мне тебя жаль.
Стедмен все это время стоял молча, а на его лице была заметна напряженная улыбка. Она была следствием той борьбы, которая сейчас происходила внутри него. Эти люди не понимали, что он хотел помочь им.
Старый огонь, который он считал давно потухшим, разгорался вновь. Смерть Мегги вызвала в нем чувства, которые он считал давно похороненными. И его борьба состояла в том, чтобы погасить это пламя и вспомнить те трагедии, к которым привели его эти самые чувства в его прошлом.
- Вы поступили бы очень хорошо, мистер Стедмен, если бы не смеялись над нами. - Гольдблат явно ошибался по поводу улыбки на лице детектива.
Его голос звучал угрожающе, а рука, сжимавшая пистолет, поднималась вверх.
С тяжелым вздохом Стедмен вышел из комнаты.
- Идите вы к черту! - сказал он тихо, закрывая за собой дверь.

Глава 4

Становится все более очевидным, что раскол в общественном мнении постоянно расширяется, и каждая личность встает или Справа или Слева, в зависимости от того, что устраивает ее.
Во всех враждебных нам странах у нас будут друзья, которые нам помогут.
Адольф Гитлер

Стедмен решил не возвращаться в агентство, так как ему был необходим отдых и время для раздумий.
Он был очень удивлен, подъезжая к дому, когда не увидел слоняющихся без дела репортеров, дожидающихся его в надежде на сенсационный материал.
В итоге ему удалось спокойно вставить ключ в замок и открыть дверь. Он прошел прямо на кухню, приготовил себе большую порцию водки и вернулся в холл, к своему обычному месту отдыха. Он снял пиджак и тяжело опустился в кресло, прежде чем заметил темную фигуру в пальто, сидящую на диване.
- Доброе утро, мистер Стедмен. Можно я буду называть вас Гарри? Голос звучал грубовато, но при этом не был лишен смеси вежливости и непринужденности. Мужчина был огромных размеров, сплошная гора мускулов, покрытых слоями жира.
- Меня зовут Найгель Поуп, - представился он, протягивая Стедмену открытый бумажник. - Британская разведка, - добавил он извиняющимся тоном.
Стедмен едва взглянул на покрытую прозрачной пленкой его идентификационную карточку в кожаном обрамлении и подумал, как они смогли так быстро выйти на Моссад.
Бумажник был закрыт и исчез во внутреннем кармане пиджака.
- Я сам служил там когда-то, может быть вы не знаете об этом.
Стедмен спокойно сидел в кресле и маленькими глотками пил свою водку.
- Но какая может быть связь между смертью моего партнера по бизнесу и секретной службой?
Поуп бросил на детектива укоряющий взгляд.
- А что, по-вашему, может быть общего между смертью миссис Уэт и спецслужбами Израиля?
- Как вы узнали об этом?
- Почему вы не рассказали полиции о связях вашего агентства с Моссад?
- Этим встречным вопросом Поуп подводил определенную черту в их беседе.
- У нас нет с ними никаких связей! Я только сегодня утром узнал, что Мегги заключила договор с Моссад на обычное расследование! И я собирался сообщить об этом в полицию.
- Человек по имени Гольдблат посетил ваш офис и разговаривал, в частности, и с вами, около недели назад. Нам известно, что он агент Моссад.
- Он хотел, чтобы я занялся розысками их пропавшего агента по имени Барух Канаан, но я отказался от этой работы.
- Гарри, позвольте я сам расскажу вам, что нам известно о вас.
Возможно, что таким образом нам удастся избежать пустой траты времени на протяжении нашей беседы.
С этими словами Поуп встал, на мгновенье прикрыл глаза, будто собираясь с мыслями, и начал свой рассказ, скорее похожий на лекцию для солидной аудитории.
- Вы родились в Чичестере в 1940 году, и ваша жизнь проходила самым обычным образом, пока не умер отец. Вам тогда было тринадцать лет. Ваша мать вторично вышла замуж, но взаимопонимания в этой семье уже не было, поэтому вы оставили дом и, выдавая себя за более старшего, несколько лет работали в различных лондонских ресторанах. В 1956 году вы, несмотря на молодость, пошли служить в армию, и, как молодой солдат, прошли подготовку в Бессингборне. - Поуп улыбнулся. - В возрасте девятнадцати лет вы уже служили в отрядах Королевской Военной Полиции, где получили определенную специализацию и стали более дисциплинированным и подтянутым. Иначе как бы вы дослужились там до капитана? Некоторое время вы служили в Германии и в Гонконге. В это время от тяжелой болезни умерла ваша мать.
Поуп вновь взглянул на детектива, как бы ища у него поддержки.
Стедмен кивнул, прикидывая в уме, сколько времени понадобилось этому толстяку, чтобы заучить все эти детали.
- Это было в 1959 году.
- В 1960, - поправил его детектив.
- Да, да. Тогда вам было двадцать лет, и прошло уже четыре года службы. - После паузы он продолжил:
- В 1962 году вы женились на девушке немецкого происхождения, но, как оказалось, армейская жизнь не очень-то устраивала ее, и вскоре вы разошлись. В 1965 году вы поступили на службу в корпус разведки, и тут, как мне кажется, вы обрели себя. У вас было много самой разной работы, а в 1970 году вы были временно командированы в Израиль, большей частью для того, чтобы присматривать за их активностью в этом районе. Там вы пробыли достаточно долго.
- Два года, - на всякий случай подсказал ему Стедмен.
- Два года, два года. Как раз и остановимся на них. В это время вы познакомились с молодой сотрудницей их оперативного отдела по имени Лилла Канаан, сестрой того самого пропавшего здесь агента Моссад. Его звали Барух. Пока что все правильно? - Улыбка удовлетворения отразилась на его полном лице.
Детектив по-прежнему молчал, и тогда Поуп продолжил:
- Вы познакомились с их семьей и часто проводили время в их доме. Я думаю, что израильская разведка еще в то время предлагала вам оставить Англию и перейти на службу к ним, в Моссад. Это было еще до того, как вы оказались невольным свидетелем кровавой драмы в аэропорту города Лод.
Он вновь вопросительно взглянул на Стедмена, но, как и в прошлый раз, поддержки не последовало. Пожав плечами, Поуп помолчал, а затем заговорил вновь:
- Что именно повлияло на ваше возвращение туда, сейчас сказать трудно. Возможно, что трагедия в аэропорту, возможно что-то другое. Через несколько месяцев вы покинули армию и вернулись в Израиль, поступив на служу в Моссад. Это совпало с очередной волной создания "батальонов возмездия", получившей поддержку Голды Меир и генерала Цви Замира, возглавлявшего тогда один из отделов Моссад. Руководство израильских спецслужб прекрасно понимало, что ваши способности как нельзя лучше пригодятся им в этих новых операциях на "вражеской территории".
Таким образом, вы и ваша подруга Лилла вошли в один из таких батальонов под названием "Хеф". В вашу задачу входила подготовка прикрытия в разных странах для успешной работы теперь уже израильских террористов.
Вы устанавливали связь, снимали сеть конспиративных квартир, обеспечивали документы и машины, не говоря уже об информации, необходимой для успешной работы каждой террористической группы. Ваше английское происхождение создавало идеальные условия для прикрытия, и Лилла была очень близка к европейскому типу женщин. Вы работали вместе, как муж и жена.
Нам точно известно о трех убийствах, совершенных с вашей помощью. Это были два террориста из ООП, скрывавшиеся в Риме. Они были разорваны на клочки в своем собственном "Мерседесе". Та же участь постигла и Мохаммеда Боди, одного из организаторов группы "Черный сентябрь". Он взлетел вместе со своим "Рено" в Париже.
Я не хочу сказать, что это дело непосредственно ваших рук, но вы и ваша подруга сделали очень многое, что обеспечило успех Алефу, убийце из вашей небольшой террористической группы. Кроме этих, были и другие дела, но мы не вполне уверены, что они были "ваши". Во всяком случае, вы не могли пожаловаться на отсутствие работы в то время.
Поуп присел, видимо желая дать отдых ногам, которые устали держать его грузное тело. Он задумчиво посмотрел на Стедмена, а затем сказал:
- Кроме подобных миссий, вы занимались еще и поставками оружия, используя свои старые армейские связи. Вы работали также в Институте Информации и Разведки. Нет сомнения, что они с большой неохотой отпустили вас.
Стедмен продолжал молча слушать. Он не был удивлен тем, что английская разведка имела всю эту информацию. Гораздо большее впечатление на него произвел тот факт, что память Поупа смогла вместить все эти данные и связать их в непрерывные цепочки событий. Но главным для него было растущее тревожное предчувствие, связанное непосредственно с целью появления в его доме этого человека.
- Если я не ошибаюсь, это был август, когда разразилась та известная вам трагедия. Тогда на Моссад впервые обрушился большой удар в виде моральной ответственности за смерть невинного человека в норвежском городе Лиллехаммер. Вся группа, участвовавшая в этой операции, была арестована.
Вы и Лилли, по счастливой случайности, не были задействованы в ней. Вам в тот момент был нужен отдых после напряженной работы. Израильтяне полагали, что им, наконец-то, удалось обнаружить Али Хасан Салема, одного из главных организаторов кровавой бойни в Мюнхене во время Олимпиады. Но на самом деле они ошибались, и в Норвегии был убит случайный человек. Вам повезло, что вы не были там и вам не пришлось проводить время в норвежской тюрьме.
Взрыв, произошедший в вашей брюссельской квартире, в результате которого вы сами пострадали, а девушка погибла, послужил, видимо, толчком к какому-то повороту во всей вашей работе.
Воспоминания, вызванные рассказом этого странного посетителя, внешне почти не проявлялись, но на самом деле они по-прежнему отнимали его жизненные силы.
Теперь Поуп продолжал, стараясь сокращать паузы.
- Когда вы восстановили свое здоровье, то следовало ожидать ярости и неистовства с вашей стороны. Во всяком случае, везде, где вы появлялись: в Париже, Риме, Осло, а так же в Бенгази и в Бейруте, акты насилия резко активизировались. Даже военные действия в районе Йом-Капур в октябре того же года не обошлись без вашего участия. Но вот в январе 1974 все "встало".
Поуп откинулся на спинку кресла, сомкнул пальцы рук вокруг своего огромного живота и пристально посмотрел на детектива. Его взгляд был многозначительный и в то же время насмешливый.
- Почему вы оставили Моссад именно в это время, Гарри?
- Я думаю, у вас уже есть все ответы, - коротко бросил Стедмен.
- Не все, Гарри. У нас есть два предположения. Первое: что вы неожиданно устали от той ненависти и того насилия, которые окружали вас, и второе: что вы не окончательно порвали с этой организацией.
Стедмен удивленно поднял брови.
- Я поясню вторую мысль. Мы думаем, что, возможно, вы так или иначе все-таки связаны с Моссад. И вот вы вернулись в Англию и объединились с миссис Уэт в ее детективном агентстве. Вполне возможно, что это было всего лишь очередным новым прикрытием для вас.
- И это могло продолжаться в течение почти пяти лет? - с недоверием произнес Стедмен.
- "Законсервированные" агенты есть во многих организациях такого рода. Иногда этот срок доходит и до пятнадцати лет. Все зависит от той роли, которая отводится таким людям в общем стратегическом замысле.
Стедмен громко рассмеялся, но в самой ситуации, как он ее понимал, места для юмора просто не оставалось.
- Но почему вы считаете, что им удобней было разместить меня здесь?
Ведь между Англией и Израилем не было и нет никаких действий.
- Но речь и не идет об открытой агрессии. Однако Израиль знает, что здесь может быть угроза для их разветвленной агентурной сети, которая направлена на другие страны. Учитывая широкую волну терроризма в последнее время, вполне понятно желание Израиля вести с ним борьбу на нейтральной территории других стран. Они не хотят сидеть и ждать, когда удары настигнут их в их собственном доме! Не кажется ли вам, что пришло время предложить мне чашку чая?
Стедмен был выбит из колеи этим неожиданным безобидным вопросом.
- Чай не помешал бы и вам, Гарри! Пить водку в такое время ужасно вредно, вы сами знаете это, - укоряюще заметил Поуп.
Стедмен поставил свой стакан прямо на ковер и встал. Ошеломленный, он медленно прошел на кухню.
- Какую пользу мог бы получить Моссад, если бы я работал на них в этой стране? - спросил он снизу, от дверей кухни, ожидая, пока закипит вода. Массивная фигура Поупа, казалось заполнила весь холл, когда он поднялся и, пройдя в направлении детектива, прислонился к стене.
- Достаточно было бы того, чтобы вы присматривали за общим ходом дел на "сцене", - с уверенностью ответил он. - Возможно, что вы могли бы присматривать и за торговлей оружием, и даже принимать участие в такого рода сделках.
- А зачем мне для этого нужно прикрытие?
- А удобство? Ведь чаще всего покупатель такого товара желает оставаться в тени, даже по отношению к продавцу. И тот, и другой привыкли действовать через посредников. Вот вы и были бы такой промежуточной связью.
Наконец чай был готов.
- Мне только с молоком и, пожалуйста, не надо сахара, Гарри. И обязательно приготовьте чашечку для себя, я вижу вам это просто необходимо.
Стедмен с двумя чашками появился в холле.
- Но у вас тут все-таки прохладно, - заметил Поуп, усаживаясь и кутаясь в пальто.
- Меня не было дома, - ответил Стедмен и добавил после паузы:
- Как вам, видимо, хорошо известно. - Он вернулся на кухню и привел в действие центральное отопление. - Но все равно понадобится время, чтобы восстановилась нормальная температура, - сказал он, возвращаясь назад в холл и усаживаясь перед своим гостем. - Так вы действительно верите в это?
- спросил он Поупа. - Я имею в виду мои связи с Институтом.
Поуп большими глотками пил чай, наблюдая за Стедменом поверх края чашки. После некоторого колебания он ответил:
- На самом деле нет, во всяком случае, я так считаю. Но это только мое личное мнение, нигде и ничем не подтвержденное. Мы не хотим никакой войны других наций на нашей территории, и поэтому мы постоянно наблюдаем за вами, Гарри, с момента вашего возвращения в Англию. Отсутствие же всякого рода подобной деятельности с вашей стороны вызвало, тем не менее, самые разные подозрения, включая и события последней недели.
- Но ведь это был первый мой контакт с людьми из Моссад за прошедшие пять лет!
- Пейте свой чай, Гарри, пока он не остыл.
Стедмен молча принялся за рекомендованное ему занятие, пока чашка не опустела.
- Хорошо, Поуп, - резко сказал он. - Мой партнер, который был для меня еще и просто другом, был убит. Меня всю ночь допрашивала полиция, мне пришлось многое привести в порядок в офисе, и я чувствую себя ужасно разбитым. Сейчас мне необходим хотя бы небольшой отдых. Поэтому давайте перейдем прямо к делу. Что вы хотите от меня?
- Почему вы ничего не сказали мне о визите к мистеру Гольдблату сегодня утром? - спокойно спросил Поуп.
Стедмен взорвался.
- Я хотел выбить его куриные мозги! За смерть Мегги!
- Это можно понять, Гарри.
- Я еще раз объяснил ему, что если я отказал ему на прошлой неделе, он не должен был впутывать Мегги в эту историю. Но они все-таки наняли ее!
- Да, нам это известно. Я беседовал сегодня с персоналом вашего агентства после того, как вы ушли. Ваша секретарша рассказала мне, что вы практически выставили мистера Гольдблата за дверь при первой же встречи с ним. Это можно рассматривать как внешнее действие, но не больше. Не забывайте, Гарри, что мое доверие к вам - это лишь доверие одного человека, но не более того. Мое личное доверие.
- Тогда какого же черта вам надо?
- Нам нужна небольшая помощь, - как можно мягче произнес толстяк.
- От меня? Но как и чем я могу помочь вам?
- Например, вы же хотите найти убийц вашего партнера, не так ли?
- Нет, я не хочу ввязываться в эту кровавую кашу!
Поуп удивленно взглянул на детектива.
- Но, дорогой мой! Гарри! То, что вы говорите - это же несерьезно.
- Послушайте меня, Поуп. Я видел достаточно убийств, совершенных по причине мести, и я устал от них. Это все ушло в прошлое, внутри меня все выгорело. Вы можете это понять?
- Но мисс Уэт была лишь невинной жертвой. Неужели вы так просто можете пройти мимо этого факта?
- Могу ли я?
- Мне кажется, что вы изо всех сил пытаетесь убедить в этом самого себя. Но это не сработает, Гарри, уверяю вас. У вас было пять лет чтобы уйти от подобных кровопусканий, пять лет для сдерживания внутри себя кипящего протеста против бессмысленных преступлений. Я думаю, что все это еще там, внутри вас. Смотрите, не сделайте ошибки.
- Ошибаетесь вы.
Поуп улыбнулся. Его улыбка была холодной и жестокой.
- Это не имеет значения. Вы уже готовы нам помочь, хотя и не признаетесь в этом.
Стедмен покачал головой, но великан остановил его, подняв руку.
- Только сначала выслушайте меня, - обратился он к детективу. - Вы сказали, что Гольдблат хотел всего лишь поручить вам розыски их пропавшего агента по имени Барух Канаан. Верно?
Стедмен кивнул.
- А как они объяснили вам причины его появления в Англии?
- Он должен был вступить в контакты с дельцами, занимающимися поставками оружия, чтобы попытаться разместить у них заказ для Израиля, устало произнес Стедмен.
- И одним из таких дельцов был Эдвард Гант?
- Да. Но как вы узнали?
- Гант - это как раз тот человек, за которым мы наблюдаем уже долгое время. К несчастью, он является весьма влиятельным человеком, и его не так просто запугать.
- Израильтяне считают, что он оказывает поддержку палестинцам, продавая им оружие, а так же обеспечивает соответствующую подготовку их людей по его применению.
- Да, он делает это. И, я думаю, достаточно давно.
- Вы знаете об этом? И не предпринимаете никаких мер?
- Мы ничего не можем сделать. Он никогда не был пойман за руку.
- И вы даже не пытались предупредить его?
Поуп усмехнулся.
- Он рассмеялся бы нам в лицо, Гарри. Он очень своеобразный человек, наш мистер Гант. Все, случившееся прошлой ночью, носит печать его маниакальной самонадеянности.
- Вы знаете, что он убил Мегги?
- У нас нет доказательств. В данный момент мы уже наложили запрет на информацию об этом убийстве, Гарри. С этого дня вас никто не будет беспокоить: ни полиция, ни репортеры.
- Но как...
- Это следовало сделать сразу же. Публикации и обсуждения в прессе никоим образом не устраивают нас. А скажите мне, не просил ли вас Гольдблат провести еще какие-нибудь расследования, кроме поисков пропавшего агента?
- Он хотел, чтобы я выискал любые факты, касающиеся деятельности Ганта, какие только смогу.
- И что они должны содержать?
- Доказательства его связи с террористами.
- И ничего больше?
Стедмен пожал плечами.
- Я полагаю - все, что мне удалось бы еще раздобыть.
Поуп глубоко вздохнул и сделал резкий выдох.
- Я не уверен, что ваш друг Гольдблат был до конца честен с вами, Гарри, - сказал он. - Действительно, израильтяне очень бы хотели представить нашему правительству материалы о подпольной деятельности Ганта, но их интересы идут гораздо дальше. - Великан сделал паузу и допил остатки холодного чая. Он поставил чашку и блюдце на ковер рядом с собой и вытер губы аккуратно сложенным платком, который достал из кармана пальто.
- Вы осознаете тот факт, Гарри, что в мире растет волна возрождения нацизма? Возможно, что этот факт и прошел мимо вас незамеченным, поскольку эти движения возникают под разными именами и имеют разные формы. Вы можете, конечно, убедить себя, что эти фанатики уже никогда не поднимутся во весь рост со времен последней мировой войны, и будете неправы. Эта раковая опухоль вновь начинает разъедать мир, вскормленная политической нестабильностью, бедностью и активностью разных форм терроризма. Группы, исповедующие такую идеологию, сейчас можно встретить почти во всех странах и, главное, все они каким-то образом получают деньги и оружие.
Стедмен настороженно взглянул в сторону Поупа.
- Гант?
- И в нашей стране, и в Америке есть несколько подобных организаций, самыми характерными из них являются Национальный Фронт в Англии и национал-социалистическая партия в Америке. Но за ними и в тени вокруг них есть и другие движения, как, например, Колонна 88 и различные группировки в поддержку Гитлера. И вряд ли нужно говорить вам, что все эти организации относятся враждебно к евреям. Мы почти уверены, что Гант является главой одной из самых мощных, но и самых скрытых организаций нацистского толка непосредственно в Англии, которая называется "Туле", или "Туле Гезельшафт".
- Так значит, Моссад поэтому интересуется Гантом, а не потому, что тот продает оружие террористам?
- Нет, нет. Я полагаю, что задействованы обе причины. Ведь эти две стороны как нельзя лучше дополняют и развивают друг друга.
- А к чему тогда эта история с Барухом?
- Потому что она правдива. Они хотели втянуть вас в эти поиски в расчете вызвать последующие действия со стороны своих противников. Ведь целью Баруха были не поиски фактов продажи оружия арабским террористам, он должен собрать как можно больше информации об этом обществе, "Туле", о "Туле Гезельшафт". И, кажется, он нашел слишком много.
- Так же, как и Мегги!
- Да, мы тоже склонны так думать. Только особый вид фанатизма мог создать такую когорту убийц, как они. Она должна была бы отыскать нечто важное, что они особенно тщательно охраняли от посторонних глаз.
Плечи детектива резко опустились.
- Боже мой, в наши дни, в наш век...
- Особенно, в наши дни и именно в наш век.
- Но почему же Гольдблат не рассказал мне всю эту историю? Почему он хотел отправить меня в подобную организацию, не сообщив ничего о ней?
- Может быть, он полагал, что вы будете в большей безопасности, если ничего не будете знать. Он хотел нанять вас для простой розыскной работы, не связывая ее ни с какими профашистскими движениями.
- Но это же не спасло Мегги?
- Не спасло, потому что они недооценили фанатичной преданности этой группы своему делу. Я могу даже предположить, что использование ее представлялось им еще более безопасным, нежели вас. Обо всем этом можно только сожалеть.
- Сожалеть? А что же вы сами намерены делать в таком случае?
- А что намерены делать вы, Гарри?
- Я? Но вы представляете службу разведки, которая так или иначе отвечает за безопасность. Это ваша работа - делать хоть что-нибудь с этим.
- А мы и будем делать это. С вашей помощью!
- Извините, я не хочу иметь ничего общего с такими делами.
- Хотите, я предложу вам выбор, Гарри? - Тон собеседника оставался все в тех же рамках приятной любезности, но в словах появился зловещий смысл. - Мы можем заставить вас сделать это самыми разными способами. Для начала может подойти подозрение в шпионаже в пользу Израиля. Далее, несомненно, его можно будет объединить с подозрениями в убийстве...
- Убийство? Но вы не можете...
- Мы все можем, Гарри, и я еще раз прошу вас не делать ошибки. Мы заставим вас. - Теперь в словах гостя не оставалось и намека на былую любезность. - Мы, конечно, разрешим вам пользоваться вашим счетом, но в дальнейшем мы прикроем ваш бизнес здесь, и сделаем его невозможным в большинстве стран, куда бы вы вздумали переселиться. Силы порядка и закона, как вы знаете, сегодня очень тесно взаимодействуют во всем мире, Гарри. И это все в наших интересах.
- Сукин сын!
Толстяк подался вперед, упираясь локтями в колени, и приятная любезность вновь вернулась к нему.
- Послушайте, - заговорил он вкрадчиво и мягко, - ведь я знаю, что вы сопротивляетесь просто из чистого упрямства, даже внутри себя вы и признаетесь в полном банкротстве и капитуляции. Но посмотрите хорошенько на себя, я имею в виду, изнутри. Ведь вы хотите, чтобы убийцы вашего партнера заплатили за содеянное? Вы не можете сейчас не обращать внимания на это естественное чувство внутри вас. Вы старались подавить его в течение многих лет, но это вам плохо удалось. Вы сражались на стороне Израиля, потому что вам не нравился тот способ, каким эту страну пытались поставить на колени. Вы сражались, потому что ненавидели жертвы. И вы будете помогать нам не потому, что мы принуждаем вас к этому, а потому что вы сами этого хотите. Вы никогда не сможете побороть эти чувства, Гарри, вы только сможете лишь смягчить их на какое-то время.
И Стедмен понял, что толстяк был прав. Желание нанести ответный удар все еще не покинуло его. Сейчас он хотел, чтобы человек по имени Гант заплатил за смерть Мегги, как когда-то хотел, чтобы безымянные арабские террористы, заплатили за смерть Лиллы. Может быть тот шантаж, который использовал Поуп как-то и повлиял на него, но он отчетливо понимал, что решающим фактором все равно был тот старый накопившийся гнев, который он старался затушить внутри себя.
- Но почему вы выбрали меня? - спросил он. - Ведь вы могли найти более подготовленного для такой операции человека.
- Никто из наших людей не подходит для этого дела так, как вы, Гарри.
Вы же понимаете, что вы - готовая связь, цепочка между Эдвардом Гантом и, теперь, нами. Это дает нам большие преимущества.
- Но я все-таки не понимаю, в чем может состоять именно моя помощь?
Ведь Гант прекрасно знает, кто я такой, - вновь возразил детектив.
Поуп откинулся в кресле.
- Да, он знает кто вы такой, но в данный момент это не имеет значения. Он все равно будет продолжать игру.
- Игру? Вы считаете, что это всего лишь игра? - В голосе детектива чувствовалось недоверие.
- Для людей, подобных Ганту, все представляет игру. Он получает удовольствие от разного рода уверток и при этом наслаждается, проверяя свою хитрость на других.
- И что остановит его поступить со мной точно так же, как с Мегги?
- Практически ничто, за исключением того, что мы будем держать вас под постоянным наблюдением.
- Тогда я просто лопну от доверия.
Поуп коротко рассмеялся.
- Вы должны понимать, что при этом, как только он предпримет что-либо против вас, мы сможем тут же поймать его за руку, разве не так?
Толстяк рассмеялся еще раз, глядя на выражение лица Стедмена.
- Нет, нет, Гарри. Я даже не думаю, что наш мистер Гант отважится так скоро на новое убийство. Послушайте, что я еще хочу сказать. Мы нуждаемся в вашей помощи, потому что в воздухе уже что-то носится. Что-то должно произойти, а мы не знаем, что именно. Вы будете всего лишь небольшой частью этого наэлектризованного пространства, и любая информация, полученная от вас, дополнит пока несуществующую картину надвигающейся опасности.
- Теперь я чувствую себя в роли жертвенного козла.
- Не думайте об этом. Я уже сказал вам, что вы будете под постоянным наблюдением, и мы не допустим никаких неожиданностей. Нам бы очень хотелось, чтобы вы отправились к мистеру Гольдблату и сказали ему о том, что вы передумали. Что вы хотите, чтобы убийцы Мегги получили свое. Уверяю вас, он вам поверит, потому что нуждается в вас. Вы установите контакт с Гантом на той же самой основе: у вас есть клиент на покупку специальных видов оружия.
- А если он откажется разговаривать со мной?
- Он не откажется. Не забывайте, что он делец, и это не профессионально давать отказ перспективному клиенту без всякого обсуждения условий сделки. Он сам еще проявит к вам интерес, уверяю вас. Он очень самонадеянный человек... Подберитесь поближе к нему. Возможно, что он пригласит вас на свою главную "игровую площадку", это его обычный прием.
Постарайтесь увидеть там как можно больше, запоминайте все, что там происходит. Вот пока все, что вы должны сделать.
- Это все?
Поуп встал. Собственный вес принуждал его делать движения со значительными усилиями.
- Да, - вдруг произнес он, - один момент. Может быть, у вас будет время прочесть вот это. - Он взял в руки зеленоватую папку, на которую Стедмен раньше видимо просто не обратил внимания, и протянул ее детективу.
- Боюсь, что там очень немного полезных сведений. Но все-таки кое-что вы можете там прочесть о нашем загадочном мистере Ганте. В частности, о его недавних делах с арабами. Но не потеряйте ее, хорошо?
Стедмен пристально, с подозрением посмотрел на него. Но это не принесло никаких результатов, и даже не повлияло на итог разговора.
- Теперь я оставляю вас, Гарри. Можете спокойно отдохнуть, - произнес Поуп, направляясь к двери, как будто не замечая, что его последние слова только усилили замешательство детектива.
- Еще одна маленькая безделица, Гарри, - уже на пороге вспомнил великан. - Вам когда-нибудь доводилось слышать о Хайлидж Ланс?

Глава 5

Все решает не оружие, а человек, который его направляет.
Адольф Гитлер

Только верность по крови рождает верность по духу.
Генрих Гиммлер

Стедмен погрузился в низкое сиденье "Ягуара", расправил плечи на мягкой спинке и слегка повернул голову, чтобы видеть через стекло кабины чистое голубое небо. Был один из тех ярких дней, когда сухой и холодный воздух подбадривает своей пронзительной свежестью, напоминая о приближении зимы.
Пока автомобиль проносился по сельским дорогам и небольшим шумным городкам, детектив раздумывал над последними словами Поупа, которые тот произнес уже уходя. Он даже встряхнул головой, как бы убеждая самого себя, что ему никогда не приходилось слышать о Хайлидж Ланс. Но какое это имело отношение к делу Ганта? Великан сказал, чтобы Стедмен не задумывался над этим, потому что было всего лишь предположение, что, человек торгующий оружием, так или иначе может быть заинтересован в этой реликвии, которая являла собой наконечник древнего копья. Поуп, как он и объяснил, задал этот вопрос на всякий случай, как если бы вдруг Стедмен был знаком с античной или средневековой мифологией. Когда же толстяк махнул рукой, как бы подчеркивая незначительность этого вопроса, детектив не почувствовал облегчения, а воспринял это как дополнительную трудность в предстоящем деле. Но теперь, когда он четко осознал, что полностью включился в это дело, трудности только подстегивали его, добавляя в кровь адреналин, как это случалось в его бытность агентом Моссад.
Давид и его компаньонка Ханна с облегчением, но без особого удивления восприняли его возвращение, хотя его первоначальный отказ от расследования такого жестокого убийства, да еще его партнера по бизнесу, находился за пределами их понимания. Они относились к представителям нового поколения израильтян, которые не считали нужным подставлять вторую щеку для удара, но они поняли его, потому что нуждались в его помощи.
Пепперкорн, поверенный, который в прошлом очень часто вел дела по контрактам на поставки оружия для Стедмена, уже договорился о встрече между детективом и Гантом. И теперь они ехали в "Ягуаре" Пепперкорна, в Элдершот, на выставку современного оружия, которую устраивало министерство обороны, и на которой оружие, производимое Эдвардом Гантом, занимало отдельный стенд.
- Знаете, это было поразительно быстро, - голос Пепперкорна внезапно нарушил течение мыслей Стедмена. Детектив расслабился, чтобы взглянуть в сторону поверенного.
- Что вы имеете в виду? - спросил он.
- Получить разрешение на ваше посещение выставки. Обычно на это уходит значительно больше времени. Чиновники из министерства хотят знать кто вы, что вы хотите посмотреть, для какой страны выбираете образцы. Вот такого рода вопросы могут тянуться бесконечно. Но вас они включили в список посетителей без всякой задержки. Наверняка вы использовали какие-то старые армейские связи за моей спиной, а?
- Старые связи никогда не подводят, Мартин, ты не хуже меня знаешь это, - ответил Стедмен. Он уже понял, что Поуп расчищал для него путь.
- Обычно встречи с Гантом даются нелегко. И это большая удача для тебя перехватить его на нейтральной территории, что дает немалую психологическую поддержку.
Он быстро и аккуратно обогнал тяжелый грузовик, и вновь занял место в общем потоке.
- Почему ты хочешь посмотреть ассортимент оружия именно у Ганта, Гарри? Ты ищешь что-то особенное?
- Даже больше, чем просто особенное. - Теперь Стедмен немного переместился на сиденье, догадываясь, что они вот-вот окажутся у цели.
- Да, Гант специализируется на оригинальных вещах. Это нужно для Израиля?
Стедмен бросил на него короткий взгляд.
- Извини, Гарри. Я понимаю, сейчас не до расспросов. - Пепперкорн рассмеялся. - Но я готов держать пари, что в твоем списке наверняка есть такие шутки, как управляемые противотанковые снаряды или переносные управляемые ракеты.
Такое предположение было нетрудно сделать человеку, большую часть жизни занимавшемуся сделками по поставкам оружия. И ему совершенно не обязательно было знать весь ассортимент специальной военной техники, производимой Гантом. Достаточно было просмотреть сообщения о потерях Израиля в танках и самолетах во время арабо-израильской войны 1973 года и вспомнить тот урон в авиации, который они получили от русской ракеты класса "Стрела", запускаемой с плеча и имеющей инфракрасную систему наведения на цель. И если бы Стедмен в то время представлял интересы Израиля по закупке оружия, как сейчас думает Пепперкорн, то, естественно, такие ракеты оказались бы в его закупочном списке.
Тем временем автомобиль свернул с дороги и остановился перед массивными воротами. Из соседнего невысокого здания вышел дежурный в форме сержанта и направился к автомобилю. Оба пассажира показали свои пропуска, и сержант подал сигнал, после которого ворота начали медленно открываться, и автомобиль въехал внутрь огороженной территории.
Миновав выставленные прямо под открытом небом различные виды танков от "Чифтенов" до "Скорпионов", вертолеты класса "Газель" и современные средства ведения прицельного огня, они проехали мимо небольшого полигона, откуда доносились приглушенные звуки взрывов и выстрелов, и наконец приблизились к обширному пространству, на котором были установлены демонстрационные стенды с определенной степенью гордости представляющие военную технику от лазерных дальномеров до колючей проволоки, и от многоцелевого самолета до винтовки.
Пепперкорн медленно поставил свой "Ягуар" к месту обозначенной стоянки, где путешественники наконец смогли выйти из машины. Полуденное солнце было уже высоко в небе. Его ослепительные лучи, бесполезно пытаясь нагреть осенний воздух, лишь слегка испаряли влагу из него. Поверенный, поеживаясь от осенней свежести, вернулся к автомобилю и захватил с заднего сиденья пальто, которое тут же надел.
- Весьма обманчивая погода, - пробормотал он. - Так недолго и замерзнуть, если не знать заранее.
Стедмен улыбнулся. Если бы Пепперкорн по-настоящему знал человека, с которым у них была назначена встреча, то его кровь стала бы еще холоднее, и ему не помогло бы даже пальто.
Они неторопливо шли вдоль поля и миновали еще одну выставочную площадку, где многочисленные иностранные офицеры и дипломаты, сидя на длинных деревянных скамейках, внимательно разглядывали демонстрируемые перед ними образцы. Неожиданно Пепперкорн вновь задал вопрос, касающийся цели их визита:
- Скажи мне все-таки, Гарри, почему тебя интересует именно Гант? Ведь много других поставщиков, кто продает подобное оружие, и, насколько я знаю, Гант до сих пор еще ни разу не вел дела с Израилем.
Он улыбнулся, глядя на Стедмена, и добавил:
- Если, конечно же, предположить, что твой клиент оттуда. Контракты, которые заключал в свое время Гант и к которым я имел отношение, как правило, имели выход на Иран и некоторые африканские государства. Я не знаю случая, чтобы он проявил интерес к торговле с Израилем.
- Гант производит более широкий спектр специализированного оружия, нежели большинство остальных промышленников, - ответил Стедмен. - От ракет до средств защиты от террористов. Мой же клиент нуждается именно в широком ассортименте и предпочитает получить весь товар из одного источника.
"Может быть не совсем удачно, но кажется он удовлетворен", - подумал про себя Стедмен.
Пепперкорн обладал достаточным профессионализмом, чтобы не задавать дальнейших вопросов. Имя клиента и его государственная принадлежность выяснятся, если дело дойдет до заключения контракта. И, кроме того, в его последних высказываниях Стедмен мог заметить намек на связи Ганта с арабами.
- А вот и он, - заметил Пепперкорн, указывая вперед.
Взгляд детектива проследовал в направлении указательного пальца поверенного, и он увидел группу мужчин, окружавших фигуру человека в зеленой форме, который демонстрировал им переносную ракетную установку.
Эта темно-зеленая форма была не знакома Стедмену, и он решил, что она относится к разряду отличительных признаков представляемой фирмы.
- Который из них Гант? - спросил он Пепперкорна.
- Высокий мужчина в середине группы, тот, который сейчас разговаривает с девушкой.
Стедмен и не заметил, что в этой группе присутствует женщина, и теперь пытался решить для себя, какая связь может быть между ней и Гантом, да еще в таком месте. Тем временем его взгляд быстро перескочил на мужчину рядом с ней.
Гант был высокого роста, даже выше Стедмена, и выделялся среди группы, которую составляли скорее всего иностранные покупатели. Он был худощав и держался очень прямо, почти не сгибаясь при легких движениях. Но это впечатление оказалось неверным, и мгновенно исчезло, как только он повернулся, чтобы ответить на вопрос одного из стоявших возле него мужчин: движения его тела были легкими и изящными. Это был незначительный факт, но Стедмен, будучи профессиональным наблюдателем, обнаружил за ним скрытую гибкость и высокую подвижность. По мере того как между ними сокращалось расстояние, внимание Ганта постепенно переключалось в их направлении. Он некоторое время стоял без движений, и Стедмена даже охватила дрожь от его испытующего холодного взгляда. Детектив не отводил глаз, отвечая на этот взгляд с каким-то неосознанным упорством, и вдруг почувствовал, как его будто пронзило леденящим холодом. Это относилось к разряду непонятных и необъяснимых явлений, но при этом он почти ощущал как его обволакивает паутина гигантского паука, а человек, стоявший перед ним, отчетливо осознает это.
Сцепление их взглядов разорвалась, когда Гант повернулся к окружавшим его клиентам, принося им свои извинения, а потом отошел от группы и направился навстречу Стедмену и Пепперкорну. Их глаза встретились вновь, и только теперь Стедмен смутно различил фигуру в военной форме, которая сопровождала бизнесмена.
Гант остановился почти в двух ярдах от них, так что им пришлось самим приблизиться к нему. Теперь можно было отчетливо разглядеть его серые глаза, в которых мелькала издевательская усмешка. Эти глаза располагались на удлиненном, слегка угловатом лице с выступающими скулами и ввалившимися щеками. У него был прямой нос с мягкой переносицей, высокий слегка подернутый морщинами лоб, обрамленный короткими русыми волосами. Этот человек казался моложе своих лет и излучал силу, которая, тем не менее, противоречила его общему облику. И только его шея указывала, что годы брали свое. Она была длинной, ее трудно было прикрыть воротником и галстуком, и ее дряблая кожа, свисавшая многочисленными складками, вызывала неприязненное ощущение у Стедмена.
- Здравствуйте, Пепперкорн, - произнес Гант, не отводя глаз от лица Стедмена, который по-прежнему продолжал разглядывать его. - А это и есть мистер Стедмен?
Он протянул руку в сторону детектива, и Стедмен вновь заметил в его глазах все ту же издевательскую усмешку.
Стедмен неохотно пожал протянутую руку, отвечая на приветствие. Но когда он был готов уже освободить ее и ослабил мышцы, то понял, что стоящий перед ним человек не собирается отпускать ее, и поэтому был вынужден продлить процесс рукопожатия. Они молча стояли несколько секунд, хотя между ними еще не было никаких секретов, которые требовали бы заключать такое молчаливое соглашение. Казалось, что Гант хочет разглядеть его насквозь и посмеяться над тем, что он при этом увидит, и Стедмен вернул ему этот молчаливый вызов и даже разрешил увидеть короткую вспышку своей внутренней решимости. Теперь, стоя так близко от него, он смог разглядеть на его скулах и вокруг рта множество тонких шрамов и мгновенно понял причину их многообразия.
Когда рука детектива была неожиданно освобождена, он не сразу поверил, что все уже закончилось.
- А это мистер Брениган, - сказал Гант, чуть склоняясь в сторону военного, который сопровождал его.
Майор вышел вперед и обменялся короткими рукопожатиями со Стедменом и Пепперкорном. Он был чуть ниже Ганта, и на вид ему можно было дать около сорока лет. В отличие от глаз бизнесмена, его глаза излучали безжалостную твердость.
- И, наконец, мисс Холли Майлс, которая пользуется некоторыми привилегиями, являясь дальней родственницей моей последней жены, произнес Гант, отступая в сторону, чтобы представить взору гостей девушку, сопровождавшую обоих мужчин и ранее скрытую за их высокими фигурами.
- Луиза Гант и моя мать были кузинами или чем-то в этом роде, улыбаясь, произнесла она примирительным тоном, обращаясь к Стедмену, который был явно удивлен ее американским акцентом, но потом вспомнил, что и жена Ганта происходила из Соединенных Штатов.
Он кивнул ей, и она наградила его в ответ открытой улыбкой, отбрасывая в сторону длинные рыжеватые волосы и осторожно расправляя их пальцами руки сзади ушей. Тут он заметил висящую у нее на шее фотокамеру "Пентакс".
- Фотографии? В таком месте?
- Я свободный журналист, - пояснила она. - И делаю фотографии фабрикантов и вообще всех, кто занимается продажей оружия, и предлагаю их вместе со статьями в воскресные журналы.
- Она использует свои небольшие связи с моей семьей, чтобы склонить эти журналы к выплате комиссионных, - прервал их Гант, но насмешка в его тоне теперь была менее злобной. Возможно, этому были причиной находившиеся кругом люди. - Майор Брениган постоянно следит за тем, чтобы она не снимала то, чего не следует.
Брениган, казалось, был менее всего расположен к шуткам.
- А теперь вернемся к вашему делу, мистер Стедмен, - бесцеремонным тоном произнес Гант. - Пепперкорн говорит, что у вас есть клиент, который подыскивает определенные типы оружия, которые, как я понимаю, широко и в хорошем качестве представлены моим производством.
- Именно так, - подтвердил Стедмен, и его внимание полностью сосредоточилось на этом необычном человеке.
- Тогда не могли бы вы для начала сообщить мне, кто ваш клиент?
- Боюсь, что с этим придется подождать до тех пор, пока мы не согласуем все взаимные требования, - продолжал Стедмен.
- Ну что ж, хорошо. В этом нет ничего необычного. Могли бы вы же сейчас сказать мне, что особенно вас интересует?
- У меня есть список, содержащий полный перечень оружия, которые мы предполагаем включить в заказ.
И Стедмен протянул ему конверт со списком, который они составили вместе с Гольдблатом. Он включал оборонительное оружие, в котором в данный момент по логике вещей нуждался Израиль и которое он получал из других источников. Список имел уклон в сторону именно той технике, которая производилась на заводах Ганта.
- Надеюсь, что вы производите большую часть этого.
Гант внимательно просматривал список, время от времени кивая головой.
- Да, большая часть этого у нас имеется, - сказал он, и Стедмен неожиданно ощутил, как трудно поверить в то, что все это является просто игрой. Тем временем бизнесмен продолжал:
- У меня есть еще несколько типов оружия, которое, возможно заинтересует вас. Например, новая снайперская винтовка с лазерным прицелом, способная поражать на расстоянии до полумили. Или, например, похожий на пистолет-пулемет системы "Ингрем", но более компактный, изготовляемый в основном из пластмасс и легко воспроизводимый при массовом производстве.
Казалось, что насмешливое выражение вновь возникло в его взгляде, когда он сказал:
- У меня еще есть специальные типы ракет, небольших и очень удобных в обращении и с достаточно большой мощностью взрыва. Такая ракета позволяет сбить даже большой реактивный самолет.
Казалось, что в этих словах заложен какой-то особый смысл, так медленно и взвешенно он произнес их, а его пристальный взгляд неотступно преследовал Стедмена, вызывая встречные возражения.
- Звучит очень привлекательно, - сказал он, и неожиданно осознал, что эта неожиданная перемена в тоне разговора не осталась незамеченной окружающими.
В установившейся тишине возникло какое-то напряжение. Даже на лице девушки отразилось недоумение, смешанное с растерянностью.
- Вы полагаете, что ваш клиент сможет найти применение для подобного оружия? - спросил Гант, поднимая брови.
- Возможно, все ведь будет определяться ценой, - ответил Стедмен.
- Да, конечно. Кстати, не хотите ли взглянуть на нее?
- С удовольствием.
- Есть, конечно, некоторые трудности с демонстрацией. - Гант коротко рассмеялся, и Стедмен тоже усмехнулся в ответ. - Однако я думаю, мы сможем показать вам ее дальность и мощность взрыва. Вы можете позвонить завтра в мой офис, и мы попробуем уже что-нибудь обсудить. Мой номер есть у Пепперкорна.
- Это будет замечательно.
- Тем временем я повнимательней просмотрю ваш список и подсчитаю для вас некоторые суммы. Я полагаю, что ваш клиент не будет сильно напуган их размерами?
И вновь в его тоне прозвучали издевательские нотки.
- Может, и даже более чем, - все еще улыбаясь, ответил Стедмен.
- Пожалуй, что так. А сейчас я должен извиниться и покинуть вас.
Боюсь, что наши друзья из Латинской Америки весьма нуждаются в моем присутствии, - он указал рукой на группу людей, которых он оставил перед этим. - И мне кажется, что они уже созревали для покупки. И вы, мисс Майлс, должны простить мне мою грубость. Я боюсь, что сделки такого рода могут в какой-то мере смущать читателей вашего журнала, а если нет, то по крайней мере членов правительства, если они случайно его увидят. Почему бы вам не рассказать мистеру Стедмену о характере ваших статей о торговле оружием и не показать ему некоторые самые ужасные образцы его, которое вам сегодня удалось увидеть здесь. Уверен, что он может высказать свое мнение и на этот счет.
И, еще раз взглянув на Стедмена, он повернулся и пошел назад, к группе своих нетерпеливых покупателей.
- Боюсь, что и мне следует вернуться к моим прямым обязанностям дежурного, - неожиданно заявил майор Брениган. - Я должен забрать вашу камеру мисс Майлс.
Он протянул руку, и девушка, пожав плечами, сняла "Пентакс" и протянула его майору.
- Благодарю вас, - сказал Брениган. - Я передам ее вниз, сержанту у ворот, и вы сможете забрать ее, когда будете уезжать.
С этими словами он удалился.
- Вот это хорошо. По крайней мере коротко и ясно, - заметил Пепперкорн, поворачиваясь к девушке. - Думаю, что Гант покажет вам ряд вещей, некоторые из которых просто удивят вас, Гарри, - добавил он, теперь уже в сторону детектива.
- Я уже не сомневаюсь, - ответил Стедмен с гримасой отвращения.
- А теперь, мисс Майлс, - обратился к девушке поверенный, - я должен сказать, как приятно встретить такую красавицу среди этих отвратительных металлических чудовищ. Почему бы нам не пропустить по стаканчику в честь такого случая?
Девушка взглянула на Стедмена, и он ответил не задумываясь:
- Я не против.
- Тогда пошли.

***

Внутри достаточно свободного пространства, покрытого сверху хорошо натянутым тентом, находился бар, куда они и пришли после быстро установленного взаимного согласия. Пепперкорн затерялся в толпе около импровизированной стойки, покупая выпивку, а Стедмен и девушка остались вдвоем, поджидая его.
- А вы действительно являетесь дальней родственницей Ганта? - задал неожиданный вопрос Стедмен, глядя на ее лицо, слегка утомленное от напряжения во время его разговора с Гантом.
Она рассмеялась.
- Ну, положим, это моя мать является дальней кузиной последней жены Ганта. Я удивлена, что он все еще позволяет мне брать у него интервью.
Все, кто имеет дело с торговлей оружием, ведут себя очень осторожно.
- Это естественно. Известность и реклама - это как раз те вещи, в которых они нуждаются меньше всего. Я тоже удивлен, что он это делает.
- Между прочим, он долго не соглашался, а потом, совсем неожиданно, на прошлой неделе дал согласие.
- Что же так могло повлиять на его решение? - спросил Стедмен, явно недоумевая.
- Не знаю. Возможно, он поступил так в память о своей жене. Когда она была жива, он очень мало общался с ее родственниками.
- Вы знаете, как она умерла?
- Да, конечно. Она погибла в автомобильной катастрофе.
- Вам, видимо, удалось многое узнать о нем? Он производит впечатление очень замкнутого человека.
- Пожалуй, это так. Но однажды я провела несколько дней вместе с ним, и он позволил мне сделать фотографии почти всего, что я хотела снимать.
Мне показалось, что он неожиданно захотел поэксплуатировать свое имя. Или, если это выражение не совсем точно передает смысл, то, по крайней мере, сделать рекламу своей продукции.
Она нахмурилась и некоторое время покусывала ноготь на мизинце правой руки.
- Я не знаю, как правильно это сказать, но создалось впечатление, что он неожиданно решил выбраться на свет из темного угла и начал активно искать популярности.
Сама эта идея так или иначе обеспокоила Стедмена. Почему такой человек как Эдвард Гант, чьи деловые связи и операции все время находились в тени, неожиданно пожелал предстать перед взором общественности? В этом что-то было.
Тогда он решил сменить тему разговора.
- Сколько времени вы живете в Англии? - спросил он.
- О, уже много! Около шести месяцев! До сих пор я изучала мир, писала небольшие заметки, делала к ним фотографии. Я выполнял кое-какую работу для одного синдиката, но в конце концов поняла, что мне больше нравится самостоятельная работа. Тогда я чувствую себя свободной.
В этот момент вернулся Пепперкорн. Он принес кампари для девушки, водку для Стедмена и джин, разбавленный тоником, для себя. Все это он держал в обеих руках.
- Послушай, Гарри, - торопливо заговорил он. - Я только что встретил знакомых мне людей, и эта встреча, как мне кажется, может закончиться для меня неплохим делом. Они уже пригласили меня на ленч. Я думаю, что у тебя не будет возражений, если я присоединюсь к ним?
Стедмен покачал головой в знак согласия, забирая у него водку и кампари.
- Не беспокойся об этом.
- Я могу встретить тебя здесь, когда все закончу, и отвезти назад в Лондон.
- Это можно уладить очень просто. Я доберусь обратно поездом.
- Я могу помочь вам, - заметила девушка.
- О, там, где вы, все будет в порядке, - удовлетворенно засмеялся Пепперкорн.
- Чудесно, - сказал Стедмен, пробуя принесенный напиток.
Водка обожгла его горло, но он почувствовал себя хорошо.
- Я попрошу мою секретаршу, Гарри, чтобы она сообщила тебе телефон офиса Ганта.
Он уже направился к выходу, добавив на ходу:
- А ты держи меня в курсе своих дел. До свидания, мисс Майлс, надеюсь увидеть вас вновь.
Девушка засмеялась вслед подпрыгивающей фигуре поверенного, когда он торопливо пробирался через толпу. Потом она неожиданно прямо посмотрела в глаза Стедмена.
- Расскажите мне о себе. Вы все время занимаетесь торговлей оружием?
- Нет, не всегда. Значительную часть своей жизни я провел в армии.
Холли удивленно вскинула брови.
- Но вы абсолютно не похожи на военного, - сказала она.
Стедмен усмехнулся, предполагая, что девушка посчитала это за комплимент.
- А почему вы оставили службу? - вновь спросила она, делая глоток.
- Да просто в один прекрасный день я решил, что уже достаточно много сделал для Британской армии. Ведь кругом можно было найти много разных занятий.
- Как, например, купля-продажа оружия?
- Среди прочего. Со временем же я стал работать в детективном агентстве.
- Сыскная работа? Так вы что, "калоша"?
Стедмен рассмеялся.
- Давно меня никто не называл так.
Холли рассмеялась вместе с ним.
- Извините меня. Но вы явно не похожи на этот тип людей.
- Как и многие из нас. На самом деле, например, мой деловой партнер... - Он неожиданно оборвал фразу, и Холли заметила боль, промелькнувшую в его глазах. - Что-то не так? - спросила она.
Стедмен сделал большой глоток из стакана, затем медленно ответил:
- Я хотел сказать, что мой деловой партнер - женщина. Сейчас, правда, она умерла.
- Извините меня, Гарри.
Он пожал плечами.
- Это случилось недавно? - спросила она, впадая в замешательство от странной улыбки на его лице и твердости, неожиданно появившейся во взгляде.
- Совсем недавно, - воскликнул он. - Давай оставим эту тему, хорошо?
Расскажи мне лучше о своей статье. Там есть какие-то сенсационные открытия, касающиеся мистера Ганта?
Вопрос был задан в легкой, почти шутливой форме, но Холли почувствовала его внутреннюю серьезность.
- О, мне так и не удалось подойти ко всему достаточно близко. Все, что я увидела, и все, что он мне рассказал, кажется давным-давно известным. Но у меня создалось впечатление, что я все время ворошила лишь верхний пласт. И мои ощущения говорят мне о том, что есть еще более мощные скрытые пласты. Обычно, когда приходят делать подобный портрет человека, вы волей или неволей, начинаете изучать его и собираете самую простую информацию. Но информация об Эдварде Ганте всегда оказывалась строго охраняемой. Я даже не смогла проникнуть под первую, внешнюю оболочку его личности.
- Вы были у него дома?
- В том, который рядом с Гилфордом. Я провела там два дня, и он пригласил меня еще. Это небольшое имение, всего шесть или семь акров земли, очень тихое и уединенное.
- У него есть и другое?
- Да, мне кажется, что есть. Когда я была у него в гостях, то вольно или невольно сталкивалась с его многочисленными посетителями, среди которых были и очень важные люди. Из их разговоров я поняла, что иногда они встречались еще в каком-то принадлежавшем ему доме, в районе Вест-Кост. Гант умышленно сделал рассеянный вид, когда я спросила его об этом, но заметил, что это место - всего лишь полигон для испытаний отдельных образцов наиболее мощного оружия.
- И вы не знаете, где он находится?
- Однажды я спросила его прямо об этом, и он ответил, что в бизнесе, который связан с оружием, особенно современным и передовым, испытания всегда являются одной из важных сторон, которая тщательно охраняется, настолько, конечно, насколько вообще возможно хранить секреты. После этого он прекратил разговор.
- А его посетители? Там действительно были важные люди?
- А вы очень любопытны. Я полагаю, что это результат вашей профессии?
- Думаю, что могу согласиться с этим, - сказал Стедмен. - На самом же деле я хочу знать как можно больше о Ганте, чтобы быть уверенным в прочности этой сделки по отношению к моим клиентам. Я думаю, что сведения о его связях могут как-то помочь им. Вот, пожалуй, и все.
- Хорошо, - тоном примирения сказала Холли. - Двое из них были политиками, других я узнала как промышленников и еще несколько обычных людей, имен которых я даже никогда не слышала.
- Ну, и не думай о них. Может быть, ты хочешь еще?
Стедмен показал на пустой стакан.
- О, нет. Думаю, что мне пора собираться назад, в Лондон. А вы готовы к возвращению?
Стедмен допил стакан водки и кивнул. Когда они вышли из-под тента и Холли повела детектива к своей малолитражке яркого желтого цвета, он заметил в толпе, недалеко от стойки бара, майора Бренигана, который вежливо слушал какого-то иностранца, но при этом провожал их пристальным настороженным взглядом. Медленно пробираясь через заполненную машинами стоянку, они наконец выбрались на покрытую гравием дорогу. Теперь можно было прибавить скорость, и вскоре пространство, занятое стендами с оружием, осталось далеко позади.
- Скажите мне, Гарри, - продолжила разговор Холли. - У вас бывают угрызения совести когда вы совершаете сделки с оружием?
- Естественно, - воскликнул он. - Но жадность обычно позволяет избавиться от них.
Она бросила на него короткий взгляд, удивленная его ожесточением.
- Извините, - поторопилась тут же оправдаться она. - Я не имела в виду что-то возвышенное.
Он некоторое время изучал ее профиль, потом сказал:
- Я тоже должен извиниться. Я не хотел так огрызаться. Ведь на самом деле то, о чем вы спрашиваете, всегда является вопросом о том, кто покупает и для чего. Например, с некоторыми странами, и тем более группами людей, я не хочу иметь никаких дел, но ведь есть и другие, которым я даже симпатизирую. Конечно, предприниматели никогда не руководствуются этим, потому что тогда их бизнес просто не мог бы существовать, но, вообще говоря, есть законы, ограничивающие их устремления.
- И вы уважаете цели тех людей, для которых работаете?
- Я стараюсь.
Это было все, что он смог ей ответить.
Теперь дорога извивалась, пересекая небольшой лесной массив. Стедмен повернулся к девушке и внимательно разглядывал ее некоторое время, отметив про себя, что в ней очень много внутренней силы, которая не заметна лишь на первый взгляд. Она неожиданно взглянула на него, словно почувствовав его взгляд, и в этот миг короткая невидимая вспышка взаимного влечения как молния пронеслась между ними. Ее внимание вновь сосредоточилось на дороге, а он пытался понять, не было ли всего-навсего лишь игрой воображения то взаимопонимание, которое, как ему показалось, он увидел в ее взгляде.
Он тоже взглянул на дорогу, и в этот момент слева от них из-за деревьев на гравийное полотно с ревом выскочил танк.

Глава 6

Лишь жестокость достойна уважения! Жестокость и грубая физическая сила. Обычный человек, которого мы каждый день встречаем на улице, не уважает ни женщин, ни детей, ничего, кроме лишь одной грубой и жестокой силы.
Людям нужен здоровый страх. Они всегда тянутся к нему, они постоянно хотят чего-то бояться. И они всегда готовы, чтобы кто-то принуждал их к покорности. Разве вы не замечали, как везде после матчей по боксу потерпевшие поражение первыми стремятся вновь вступить в борьбу?
Почему постоянно болтают о жестокости и возмущаются, когда слышат разговоры о пытках? Потому, что массы жаждут этого.
Они нуждаются в том, что вызывает в них чувство предвкушения страха.
Адольф Гитлер

Девушка заметила "Чифтен", вырывающийся из-за деревьев, на долю секунды позже Стедмена. Ее нога инстинктивно надавила на газ, и маленький автомобиль рванулся вперед в попытке избежать столкновения с металлической горой весом почти в пятьдесят две тонны.
Стедмен автоматически съехал в сторону водительского сиденья, довольный уже тем, что до этого он не застегнул ремень безопасности.
Теперь он старался только не помешать девушке управлять машиной, так как их жизнь сейчас целиком зависела от ее реакции. Казалось, что силуэт танка стал еще огромнее, когда детектив разглядывал его через боковое стекло.
Теперь ему оставалось только покрепче стиснуть зубы в предчувствии ожидаемого столкновения. Но тут темная масса стала исчезать из поля его зрения, и он подумал, что прямого столкновения удастся избежать, возможно, что удар будет лишь по касательной.
"Чифтен" был уже так близко, что неожиданный маневр маленького автомобиля не дал танку возможности на ответный маневр, что позволило избежать лобового удара, но все же, танк успел задеть автомобиль сзади.
Маленькая машина словно мяч отлетела в сторону и развернулась. Скрежет металла и треск разбитого стекла на мгновение заглушили все остальные звуки. Девушка в момент удара выпустила руль, и машина, потерявшая управление, но продолжавшая двигаться, врезалась в ближайшее дерево.
И этот удар пришел со стороны, где сидел Стедмен, который вовремя подстраховал себя, упершись одной рукой в приборную панель, а второй ухватившись за спинку водительского сиденья. Правда, его голова резко дернулась назад в момент удара, но к счастью, не задела о металлическую арматуру салона.
Как только машина замерла, он сразу повернулся к девушке. Она сидела неподвижно, низко опустив голову, и продолжала сжимать руками рулевое колесо. Он потрогал ее подбородок, и она, медленно подняв голову, молча взглянула в его сторону. Она не была ранена, а только оглушена в результате удара. Ее широко открытые глаза вопросительно смотрели на него.
- Чертовы идиоты! - прокричал Стедмен, доведенный едва не до шока поднимающейся в нем волной гнева. Он взглянул на зеленое чудовище, полностью перегородившее им путь. - Почему бы им не проверить сначала дорогу, а уж потом пересекать ее! - Он уже начал было приоткрывать дверь, когда танк попятился назад, врезаясь гусеницами в гравийное покрытие дороги. Стедмен на мгновение застыл, явно недоумевая, и увидел, что танк остановился. Затем гусеница, со стороны, удаленной от Стедмена, вновь пришла в движение, и металлическая громада начала разворачиваться в их сторону.
- Холли, я подозреваю... - начал было он, но в этот момент сомнения окончательно остановили его. - Он собирается атаковать нас снова.
Лицо девушки было искажено страхом, она была явно перепугана, а Стедмен понял, что он не успеет вытащить ее из машины и увести в сторону прежде, чем танк разнесет машину на куски.
- Поезжай! - закричал он. - Поезжай прямо между деревьями! В глубь леса!
К счастью, двигатель все еще работал. Теперь ее глаза приняли осмысленное выражение, и она начала воспринимать команды Стедмена.
Увеличив газ, она подала машину немного назад, и Стедмен молился про себя, чтобы заднее колесо оказалось неповрежденным. Он вновь сжал зубы, как только увидел нависающую над ними громаду танка.
Казалось, что столкновения избежать уже невозможно, но Холли каким-то чудом удалось вывернуть руль влево, и машина пронеслась как раз под стволом 120-миллиметровой пушки, едва задев своим боком переднюю часть правой гусеницы. Автомобиль дернулся в сторону, но Холли на этот раз не потеряла управления и направила машину прямо между деревьями. Повернувшись в сторону, детектив вновь увидел громаду танка, который как спичку снес то самое дерево, в которое несколько секунд назад врезалась их машина.
Автомобиль продвигался вперед, но его скорость была ограничена неровностями почвы и возникающими на их пути деревьями, тогда как танк в этих условиях имел все преимущества. Стедмен торопил девушку, глядя то вперед, на пространство леса, то оглядываясь назад, в сторону танка. Он был почти шокирован наглостью этой атаки, и в том, что ее организовал Гант, у него не было теперь ни малейшего сомнения. Весьма самонадеянно было полагать, что он успокоится на двух убийствах в течение нескольких дней. Сначала Мегги, потом должна быть его очередь, а теперь еще девушка.
Итого, три. Три убийства.
Холли сосредоточила все внимание на цепочке деревьев перед ними, стараясь все время контролировать движение машины, и хотя он видел, что в ее глазах по-прежнему стоял ужас, паники в них пока не наблюдалось.
Неожиданно они наскочили на поваленный ствол, и их сильно тряхнуло.
Машину подбросило высоко вверх, и девушка вновь на какое-то мгновение потеряла руль.
Их вынесло на пространство с более рыхлой землей, и двигатель, встретив дополнительное сопротивление, заглох. Пока Холли поворачивала ключ зажигания, Стедмен неотрывно следил за танком. Теперь между ними оставалось всего несколько ярдов. Когда двигатель заработал, Холли взглянула в зеркало, и увидев надвигающегося на них зеленого Голиафа, что есть силы нажала на газ. Двигатель заревел, автомобиль рванулся вперед и вновь встал. Танк был всего лишь в ярде от них.
Стедмен понял, что дальше они не сдвинутся, и только попытался отстегнуть ремень на водительском сиденье, чтобы попытаться вытащить девушку из машины через дверь со своей стороны, как "Чифтен" врезался в них.
Скрежет рвущегося металла, рев танковых двигателей и крик Холли слились в один душераздирающий вой. Танк задел их вдоль водительской стороны, и машина начала переворачиваться. Та ее сторона, где сидела Холли, резко приподнялась вверх, и Стедмен оказался прижатым спиной к двери. Все пространство, окружавшее их малолитражку, пришло в дьявольское вращение. Казалось, что небо и деревья вращаются еще быстрее, чем автомобиль, который, перелетев через обрывистый край небольшого пологого оврага упал на крышу. Этот овраг фактически спас их, потому что если бы они не свалились в него, то наверняка уже были бы проутюжены тяжелой стальной громадой.
За эти несколько тошнотворных мгновений, пока автомобиль падал вниз, Стедмен едва не потерял рассудок. Он все время продолжал держаться одной рукой за спинку сиденья, а второй упираться в приборную панель. Как только автомобиль замер, он открыл глаза и обнаружил себя лежащим на внутренней поверхности крыши перевернутого автомобиля. И в этой ситуации только инстинкт подсказал ему правильное решение. Времени терять было нельзя. Со своего нового места он смог разглядеть склон оврага и танк, балансирующий на вершине, подобный огромному металлическому хищнику, готовому для смертельного прыжка.
Он повернулся и взглянул на Холли, подвешенную вверх ремнем безопасности, который он так и не успел отстегнуть. Глаза ее были закрыты, но когда он окликнул ее, они открылись и посмотрели в его сторону.
- Боже мой! - сказала она отрешенным голосом.
Тогда Стедмен решил изменить свое положение, чтобы добраться до нее.
Пока он переворачивался, то попутно отметил про себя, что нигде не ощущает боли от возможных переломов. Наконец удалось отстегнуть ремень, и девушка перебралась на крышу, которая теперь выполняла роль пола.
- Нам нужно выбираться отсюда! - торопливо проговорил Стедмен. - Танк последует за нами!
Он попытался открыть дверь с ее стороны, но она поддалась всего лишь на несколько дюймов, а потом уперлась в неровности почвы.
Тогда он вновь перевернулся и проделал то же самое с дверью со своей стороны. Она открылась относительно легко. Он распахнул ее шире, и к своему ужасу увидел, что "Чифтен" начинает спускаться вниз. Наступал тот момент, когда, наконец, автомобиль должен превратиться в лепешку. Стедмен подтащил девушку к открытой двери. Несмотря на шок и внезапно подступившую слабость, она все же почти самостоятельно выбралась наружу, видимо подгоняемая надвигающейся опасностью. Он выбрался следом за ней. Танк уже нависал над ними, скользя по откосу, который дополнительно увеличивал его скорость.
Холли попыталась отбежать в сторону, чтобы влезть на склон оврага, но время для побега в этом направлении было упущено. Ширина танка и его возможность к маневру не оставляли им безопасного пространства, и в любом случае они попадали бы под одну из его широких гусениц. Неожиданно, он схватил ее руку и потащил ее за собой, прямо навстречу надвигающемуся чудовищу. Она с страхе закричала, еще не понимая его намерений, когда в какой-то момент он бросил ее на землю, накрыл ее голову своей рукой и так удерживал изо всех сил, следя за тем, чтобы они оба как можно плотнее прижимались к земле.
Все вокруг стало черным, когда "Чифтен" прогрохотал над ними, а Стедмен еще теснее прижал свое лицо к лицу Холли, как бы усиливая давление своей руки, словно боясь, как бы девушка не попыталась вскочить, поддавшись охватившей ее панике.
Стальное брюхо пронеслось всего лишь в нескольких дюймах над ними, обдавая их запахом горячего масла и сгоревшего мазута. Все эти секунды детектив молил бога, чтобы угол откоса был постоянным в том месте, где над ними проносился железный монстр. Иначе одна из сторон танка могла опуститься ниже, и их тела превратились бы в прах, тут же смешанный с землей.
Продолжая лежать уткнувшись в землю, они слышали, как танк врезался в автомобиль, и скрежет металла ледяным ужасом отозвался в каждом из них.
- Теперь попробуй подняться и беги вверх! - закричал девушке детектив, пересиливая стоявший шум. - Старайся держаться как можно ближе к земле!
Пригнувшись, они медленно двинулись вперед. Через некоторое время Стедмен остановился и решил, что им можно передохнуть. Несколько секунд они стояли молча, тяжело дыша, поддерживая друг друга. Детектив посмотрел назад. Танк стоял неподвижно, как безмолвная мифическая громада, но именно в этот момент у Стедмена возникло странное иррациональное чувство, что перед ним находится не просто боевая, а нечто живое, какой-то механический зверь, который, казалось, непонятным способом обрел жизнь, только для того, чтобы уничтожить их.
Неожиданно гусеницы танка вновь пришли в движение, но направление вращения их изменилось. Танк опять двинулся в их сторону.
- Бежим! - закричал Стедмен, увлекая за собой девушку и придерживая ее за руку на тот случай, если она будет падать. Откос, хоть и был не очень крутым, оказался коварным: взобраться на него по прямой было не так-то просто, и поэтому они побежали вдоль него, стараясь в то же время подниматься вверх, срывались и начинали все сначала. Теперь танк полностью развернулся и продолжал погоню вдоль оврага, то увеличивая, то уменьшая скорость, если того требовал очередной маневр. Им оставалось только бежать.
Голые ветки царапали их одежду и кожу, пока они пробирались через мелкий подлесок, которым были покрыты склоны оврага. Дыхание давалось им уже с трудом, но они не могли позволить себе передышку. Постепенно склон стал становиться более пологим, и вскоре они увидели почти ровное пространство, заросшее папоротниками и ежевикой. Стедмен взглянул через плечо, и понял, что пока они находятся вне зоны видимости их преследователей.
- Вон, туда, - задыхаясь, попытался крикнуть детектив, указывая рукой на легкий зеленый полог. Они бросились в папоротники, не обращая внимания на колючки ежевики. До них доносился шум танка, который преодолевал очередной подъем, и Стедмен все время следил, чтобы они были плотно прижаты к земле и укрыты окружавшей их зелени. Чисто автоматически они старались даже сдерживать дыхание, как будто этот стальной динозавр мог их услышать и отыскать по этим звукам.
- Но почему? - вновь задала свой вопрос Холли, не скрывая охватившего ее отчаяния. - Почему они пытаются нас убить?
Стедмен приложил палец к ее губам и покачал головой. Теперь ему показалось, что двигатель танка прибавил обороты, и они могли отчетливо ощущать содрогания земли под его массой. Детектив на мгновенье поднял голову, чтобы увидеть, где находится приближающаяся стальная машина, и чуть не вскрикнул от того, что увидел танк, надвигающийся прямо на них.
Создавалось впечатление, что он мог ощущать их присутствие.
И они побежали вновь, прочь от безжалостного преследователя, плутая в лесу и не представляя, в какой стороне от них находится дорога. Выбравшись из папоротников, они обнаружили, что перед ними начинается небольшой подъем, но что находится за ним пока не было видно. Усталость брала свое, и Стедмен буквально тащил девушку за собой, понимая, что скоро она не сможет самостоятельно передвигаться. Ее ноги подкашивались, и она то и дело хваталась за его плечо. Вдруг до них донесся звук приглушенного взрыва, который натолкнул Стедмена на какие-то, пока очень смутные, догадки. Он покрепче обхватил Холли и так помогал ей, пока они не добрались до верхней границы подъема. Танк, относительно без затруднений преодолевая деревья, подбирался к ним. Спотыкаясь и падая, они наконец добрались до того места, где прямо перед ними земля резко обрывалась вниз, открывая их глазам вид на обширный карьер, где когда-то велась открытая выработка камня.
- Здесь находится полигон для испытания взрывчатых веществ и взрывных устройств, - пояснил Стедмен, только теперь окончательно сообразив, какие именно ассоциации вызвал у него звук приглушенного взрыва, услышанный ими несколько минут назад. Далеко внизу можно было различить длинные бетонные плиты, которые образовывали укрытия для наблюдателей, находившихся там, когда шла демонстрация почти в реальных условиях разрушительной мощи ракет, минометов и артиллерийских снарядов. Здесь же находилась многочисленная военная техника, которая служила мишенью для испытаний. Эти "жертвы" наглядно демонстрировали возможности современного оружия.
- Мы в ловушке! - закричала девушка и, казалось, была готова упасть на колени от отчаяния.
Стедмен поддержал ее, и указал рукой в направлении скального выступа, поросшего утесником.
- Туда! - закричал он. - Там мы можем спрятаться от них!
Они бросились к заросшему пятачку и спрятались среди густых кустов, стараясь держаться как можно дальше от края скалы. Так они и лежали там, тяжело дыша и прижимаясь к земле. Детектив все время старался удержать девушку от неосторожных движений, опасаясь, что наблюдатели из танка могут обнаружить их укрытие.
Через некоторое время он все-таки попытался осторожно выглянуть из кустов, чтобы узнать, что же происходит вокруг них. И он был полностью обескуражен, когда увидел приближающееся чудовище. Танк двигался прямо на них, увеличивая скорость, словно бы инстинктивно чувствуя, где именно они находились. Стедмен подхватил девушку, и приподнимая ее с земли, и она закричала от ужаса, когда увидела приближающийся к ним танк. Она тут же было попыталась бежать в сторону карьера, и детектив едва удержал ее, одновременно направляя влево, через кусты, в надежде увернуться от их настойчивого преследователя, но в этот момент он сам споткнулся о прочный корень дерева, который не заметил сразу, и они вдвоем упали на кучу листьев. Холли, совершенно обессиленная, лежала без движений, не подавая признаков жизни, как будто смирившись с надвигающимся кошмаром.
Танк был уже около них, длинный ствол его пушки нависал над их головами, как будто он выполнял роль антенны, улавливающей их местоположение. Последним, почти безнадежным движением открытый вызов невидимому противнику, детектив изо всех сил толкнул девушку в сторону, и сам прыгнул за ней, беспокоясь только о том, чтобы танк не встал прямо в этом месте и вновь не начал утюжить землю во всех направлениях, как он уже делал это, пытаясь уничтожить их вместе с автомобилем.
Стедмену почти удалось это сделать, хотя в самый последний момент во время прыжка правая гусеница задела его плечо, и он упал рядом с танком.
Девушка была невредима, отброшенная далеко в сторону от стального монстра его толчком, и теперь она видела, как он лежал рядом с вращающимися колесами. Он был всего лишь на несколько дюймов от вращающихся металлических жерновов, но и этого оказалось достаточно, чтобы не быть раздавленным ими. Он начал быстро отползать в сторону, но почувствовал сопротивление: его пиджак зацепился за гусеницу и все попытки освободить его были бесполезны.
Тогда Холли обхватила его обеими руками и потянула со всей силой в сторону от танка. Стедмен почувствовал, как затрещала ткань и наступила внезапная свобода. Он упал прямо в ее объятия, а в это время танк неуклюже прогромыхал около них.
Стедмен повернул голову в его сторону, готовый вновь бежать, увлекая девушку за собой.
Его глаза округлились, когда он увидел, что "Чифтен" не сбавил скорость, несмотря на то, что находился уже в нескольких футах от края обрыва, а рванулся вперед. Его гусеницы начали бешено вращаться, оказавшись оторвавшимися от земли, а в следующий момент край скалы рухнул вниз, не выдержав его веса. Чудовище отвесило Стедмену прощальный поклон, прочертив в воздухе своим металлическим брюхом сложную кривую, и исчезло под обрывом, сползая к серой плоскости, расположенной на двести футов вниз от края скалы.
Стедмен бросился вперед, к обрыву, обходя обвалы и трещины, оставшиеся после падения пятидесятитонной стальной горы, чтобы увидеть дальнейшее, и успел вовремя. Танк подпрыгнул на известняковом уступе и начал переворачиваться. Ствол его пушки теперь был направлен прямо в небо.
Танк упал, и снова подскочил, переворачиваясь и постепенно теряя отдельные части своего стального тела: гусеницы свешивались беспомощными лентами, ствол орудия остался в расщелине скалы, а орудийная башня была сорвана с основного корпуса, когда танк перевернулся в очередной раз. Неожиданно яркое пламя вырвалось со стороны топливных баков и захлестнуло весь корпус. Взрыв от воспламенившегося горючего ударил в скалу, и струи горячего воздуха слегка опалили лицо Стедмена. За ним последовал второй, более мощный взрыв, свидетельствующий о том, что танк был снаряжен боекомплектом.
Все, что осталось от стального чудовища, теперь в виде отдельных покореженных огнем и взрывом металлических частей, свалилось на дно карьера.
Стедмен прищурил глаза, чтобы уменьшить действие на них упругого горячего воздуха, но ему удалось разглядеть, как внизу, около бетонных укрытий стали появляться суетящиеся фигуры людей. Он не мог видеть их лица, но их поведение подтверждало начинающуюся панику.
Он быстро отбежал от обрыва в сторону и начал пробираться через заросли утесника туда, где слышались прерывистые рыдания девушки.

Глава 7

У сильных мира сего есть только один путь - идти вперед прямо по трупам.
Генрих Гиммлер

Террор является совершенно необходимым для установления любого нового порядка.
Адольф Гитлер

Стедмен пристально глядел вниз, на золотистое тело девушки, лежащей на постели. Его взгляд, задержавшись на ее груди с розоватыми чувственными сосками, упруго поднимавшимися вверх и подчеркивающими мягкость окружавших их округлых холмов, проследовал дальше по изгибам талии и бедер. Ее тело, наполненное удивительным сочетанием мягкости форм и большой жизненной силой, проступающей через полноту и упругость мышц, как магнит притягивало к себе.
- Пожалуйста, - сказала она, глядя вверх на него, - поскорее обними меня.
Он был уверен, что она тоже внимательно разглядывает его, и надеялся, что выдержит этот взгляд. Он скользнул на постель рядом с ней, подтягивая простынь на плечи, обнимая девушку рукой и приближая к себе. Она слегка вытянулась и закрыла глаза. Так они замерли, прижавшись друг к другу, наслаждаясь взаимным теплом, смягчающим перенесенное недавно смертельное напряжение.
Девушка произвела впечатление на Стедмена уже тогда, когда военные вертолеты появились над карьером буквально через считанные секунды после падения и взрыва танка, а за этим последовали долгие и утомительные расспросы. Холли использовала свое состояние испуга чтобы избежать вопросов, тогда как Стедмен очень быстро потерял свою выдержку и бичевал словами назойливых офицеров, не стесняясь в выражениях. Их отвезли в Элдершот, в управление главного штаба, где было продолжено выяснение всех обстоятельств катастрофы. Почему они оказались на дороге, ведущей к карьеру? Разве они не видели предупредительные знаки? Почему "Чифтен" преследовал их? Что, по их мнению, было причиной падения танка в карьер?
Не довелось ли им в какой-то момент вступать в переговоры с экипажем?
Девушка отвечала на вопросы спокойно и уверенно, не показывая и признаков растерянности от тяжелого испытания, через какое ей пришлось пройти. И только глядя на ее одежду можно было представить, что с ней произошло. В процессе этого допроса Холли самым неожиданным образом перевернула весь ход событий и начала сама задавать вопросы, начав с того, почему нет должной системы безопасности в таком месте, как эта выставка, и почему их считают правонарушителями, в то время когда именно они и должны были бы предъявить претензии к Британской Армии.
Неожиданно подполковник, занимавшийся выяснением их трагических обстоятельств, был отвлечен появлением майора Бренигана, который и послужил причиной того, что затянувшаяся экзекуция была неожиданно окончена. Были принесены необходимые в таких случаях извинения относительно того, что полное расследование будет произведено позже.
Майор Брениган сумел очень быстро организовать для них автомобиль, на котором они смогли добраться до Лондона, и, после того, как они забрали на пропускном пункте фотоаппарат, принадлежавший Холли, Стедмен предложил ей заехать к нему в дом, чтобы немного выпить, успокоиться и привести себя в порядок. Девушка охотно согласилась, так как сама она в данный момент жила и работала в северной части Лондона и ей не хотелось в таком виде путешествовать через весь город.
Пока они еще были на пути в Лондон, она выглядела вполне спокойной, и, казалось, все случившееся с ними постепенно отходит на второй план. Но когда уже в холле своего дома он усаживал ее в кресло, слезы градом брызнули из ее глаз и она в изнеможении опустила голову на его плечо, так и не попробовав приготовленный для нее бренди. Ему все-таки удалось усадить ее в кресло и немного успокоить, понимая, что это всего лишь процесс освобождения от только что закончившегося кошмара, от покидающего ее ужаса.
Спустя несколько минут истерика, внезапно охватившая ее, стала спадать, дрожь исчезла. Он вновь предложил ей бренди, уговаривая поскорее выпить. Стедмен выпил вместе с ней, поскольку тоже считал себя пострадавшим в этом смертельном эксперименте, вспоминая самый худший момент для себя, когда его пиджак зацепился за гусеницу танка. Он вспомнил ее руки, ухватившие его, и выражение лица, когда она изо всех сил старалась оторвать его от тяжелой машины. Бренди согрел их, притупив переживания после перенесенного шока. Теперь к ним вернулась способность к восприятию обычных вещей, поэтому когда их взгляды встретились в очередной раз, вспышка взаимного влечения, посетившая их еще в машине, вновь вернулась, и вспыхнула с новой силой.
Стедмен не удивился, когда она сославшись на усталость, выразила желание прилечь. Так или иначе, но они уже оба знали, что главной причиной здесь было не просто занятие любовью, а более глубокая потребность взаимной близости. Для Стедмена это было чувство, которое он не ощущал уже давно, с тех пор, когда еще была жива Лилла. Странно, но сейчас воспоминания о ней не вызвали в нем чувства вины, которое он ощущал раньше, встречаясь со многими другими женщинами, даже с Мегги. Но сейчас, когда его чувства поднимали самые глубокие пласты воспоминаний, в его душе даже не было намека на это. Кто была она, эта Холли Майлс? И почему их влечение друг к другу было таким сильным?
Он проводил ее наверх, где находилась ванна и спальня, и помог раздеться. Она приняла душ и нырнула в постель, разбрасывая по подушке капли воды с мокрых волос, которые теперь слегка изменили свой цвет и стали темнее. Она полулежала, опираясь на локоть, и наблюдала как он раздевался. Он был сложен достаточно хорошо, чтобы вызвать интерес у женщин, и знал об этом, и поэтому ее взгляд нисколько его не смущал. Он заметил, что она разглядывала его старые шрамы на спине, но не сделала на этот счет никаких замечаний. Он отправился в ванну, а когда вернулся, то увидел на ее лице признаки покоя и умиротворения, которые он с удовольствием готов был разделить.
По мере того как напряжение спадало, внутри нее возникали ощущения возвращающейся жизни, и в первую очередь это были минутные приступы возвращающейся душевной боли. Она открыла глаза.
- Почему, все-таки, они пытались убить нас, Гарри? - спросила она, немного отклоняясь, чтобы он мог видеть ее лицо. - Почему эти люди, находившиеся в танке, хотели сделать это?
- Я не знаю, Холли, - солгал он. - Возможно, что у всех, кто связан с этим бизнесом, есть враги. У тебя они могут быть тоже. А может быть, кто-то пытался добраться и до меня. Мы же не знаем, кто на самом деле был в этом танке.
- Похищать танк только для того, чтобы убить тебя?
Стедмен пожал плечами.
- Как я уже сказал, у тебя тоже могут быть враги.
- Кто бы это ни был, я знаю о нем только одно: что он пытался убить меня.
Стедмен настороженно взглянул на нее.
- Убить тебя? Да почему ты считаешь, что кто-то хочет этого?
- Я не знаю. Но только там я все время чувствовала опасность. А разве ты сам не чувствовал ее?
- Возможно. Там словно бы были призраки зла, превратившиеся в реальность, как будто сам этот танк был живым существом, готовым к убийству.
И в том, что она тоже почувствовала это, было нечто сверхъестественное.
По ее телу пробежала дрожь, и он сильнее прижал ее к себе.
- Выбрось это из головы, по крайней мере сейчас, - сказал он, пытаясь хоть как-то успокоить ее. - Они найдут останки тех, кто управлял этим стальным чудовищем, и когда их идентифицируют, мы, может быть, узнаем, кто пытался убить нас.
Она прижалась к нему, стараясь отогнать одолевавшие ее мысли.
- Но мне кажется, что есть еще очень многое, о чем ты не хочешь мне говорить.
Неожиданно, у него появилось неодолимое желание рассказать ей все: про Мегги, Моссад, английскую разведку и про человека по имени Эдвард Гант. После стольких лет замкнутой самососредоточенности он чувствовал необходимость рассказать кому-то, может быть даже и не все, из того, с чем он столкнулся в этой жизни, но какой-то инстинкт удержал его от этого шага.
Был ли этот инстинкт следствием его работы частным детективом, а также прежней службы в Моссад и в военной разведке? Или это была просто приобретенная за эти годы привычка не доверять никому? Он чувствовал, что очень хорошо знает девушку, находящуюся рядом с ним, но общее чувство самосохранения говорило ему, что она все еще незнакома ему. Может быть это, в конечном счете, и остановило его.
- Да, - сказал он наконец, - есть еще многое, но будет гораздо лучше, если ты не будешь об этом знать.
Она замолчала на какое-то время, а затем спросила:
- Кто ты, Гарри? Кто ты на самом деле? Разве ты не можешь мне этого сказать?
- Я уже сказал тебе, кто я.
- Нет, это было бы очень просто, и это ничего не объясняет мне.
Почему ты занимаешься торговлей оружием, Гарри?
- Если бы не я, то все равно кто-то другой был бы на моем месте, сказал он.
- Ты все время уходишь от ответа.
Он погладил рукой ее щеку.
- Подожди немного, Холли, - тихо сказал он. - Мы только что избежали смертельной опасности. Возможно уже завтра наши ощущения могут быть другими. Поэтому наберись терпения, хорошо?
Она кивнула и слегка обняла его за шею.
- Ты тоже почувствовал это влечение там, в машине? - неожиданно спросила она.
Он улыбнулся в ответ и осторожно поцеловал ее.
- Да, я почувствовал его тоже.
- Тогда нам не следует терять время. Пусть все так и будет.
Она поцеловала его со всей страстью, словно пытаясь освободиться от остатков ужаса, заставляющего сдерживать свои истинные чувства.
Он слышал ее дыханье, когда их тела нервно вздрагивая, в очередной раз прижались друг к другу, вызывая новый прилив возбуждающего тепла. Его руки, обнимавшие ее спину, начали опускаться ниже, устремляясь к ногам, которые неожиданно для него раздвинулись сами, погружая его в теплое колышущееся пространство.
Их желание нарастало почти одновременно, и это тоже в какой-то момент удивило его. Ее рука обнимала его шею, когда она целовала, а вторая осторожно, но настойчиво приглашала его внутрь, к завершению их совместного путешествия в мире чувства и страсти. Теперь ее рот был слегка приоткрыт, из-под полных губ виднелись кромки зубов, глаза чуть приоткрыты. Ее тело слегка ослабло, но мышцы продолжали равномерно сжиматься, словно прогоняя внутренние соки через узкие диафрагмы все быстрее и быстрее, пока не прорвался сплошной водопад чувств и эмоций.
Они продолжали лежать, тесно прижавшись, даже после того, как прорвавшийся водопад чувств стал стихать.
- Что происходит с нами? - спросила она, и ему показалось, что нервное напряжение вот-вот готово вернуться к ней.
Он приложил палец к ее губам.
- Сейчас еще трудно ответить на этот вопрос.
Холли хотела, видимо, сказать что-то еще, но передумала и отвернулась в сторону. Однако Стедмен успел заметить ее растерянный взгляд. Он сам повернул ее назад и поцеловал.
- Не думай об этом, хорошо?
- Я боюсь связываться с тобой, - наконец сказала она.
- Чего ты боишься, Холли? Неужели тебя смущает сам факт физической связи с мужчиной?
- Ты не понимаешь...
Ее слова прервал резкий и настойчивый телефонный звонок, донесшийся из холла. Она почувствовала как внезапное напряжение охватило Стедмена, и его взгляд стал сдержанным и отрешенным.
- Гарри, что-то не так?
Когда он взглянул на нее, то не сразу понял, где он находится. Его воображение было уже далеко отсюда, в другом времени и в другом месте. Там точно так же звонил телефон, в их брюссельской квартире, и они точно так же отдыхали после любовных наслаждений, только тогда рядом с ним была Лилла, которая не хотела, чтобы он брал трубку. Это был их последний вечер. Рассмеявшись, он шутливо прикрыл ее голову подушкой и подошел к телефону, объяснив это тем, что может быть передана срочная информация, возможно связанная с новым заданием.
Подушка полетела через комнату вслед за ним и шлепнулась рядом с открытой дверью. Притворный гнев Лиллы вызвал тогда в нем только новую улыбку. Когда он поднял трубку, то увидел что Лилла встала и пошла вслед за ним, остановившись в дверях.
Он отвернулся, чтобы не поддаваться на ее провокации.
Незнакомый голос спросил по-французски, находится ли в данный момент у телефона месье Клеман, и он подтвердил это. Клеман было как раз то имя, которое он использовал, проживая в Брюсселе.
Он мгновенно понял причину этого звонка, когда услышал в наушнике звук высокого тона, похожий на назойливый писк комара. Этот сигнал, излучаемый наушником телефонной трубки, обычно использовался для управления взрывным устройством, располагаемым поблизости от телефона.
Подобную систему применяли израильские спецслужбы при охоте за одним из представителей ООП во Франции, Махмудом Хамшари.
Когда он повернулся в сторону Лиллы, то понял, что уже слишком поздно что-то предпринимать.
Внезапная огненная вспышка, озарившая застывший ужас на ее лице, объяснила ему, что спасенья нет.
Для Лиллы. Он же каким-то чудом выжил.
Специалисты по взрывам объяснили ему, что в тот момент, когда он повернулся в ее сторону, он изменил угол своего тела по отношению к находящемуся в комнате заряду, и шрапнель задела только его ноги. Они называли это чудом, но тогда он не чувствовал радости от своего спасения.
Он не хотел жить, если Лилла должна была умереть. Это продолжалось три дня, три дня непрерывной агонии. Потом все кончилось. Сплошной мрак окутал его и превратил в сеятеля очистительной смерти, в символ мщения.
Сейчас, при обстоятельствах чрезвычайно похожих на те, не перестававший звонить телефон звал его, напоминал ему, говорил ему, что прошлое никогда не уходит, оно всегда остается рядом.
- Гарри? - Ее рука неожиданно легла на его плечо. - Что с тобой? Ты ужасно бледный.
Наконец, когда его глаза обрели возможность видеть, он взглянул вниз, на озабоченное лицо Холли.
- Ты собираешься отвечать? Он звонит уже давно, - сказала она.
Он молча поднялся и подхватил халат, лежащий на спинке стула.
Двигаясь почти автоматически, он все же понял обращенные к нему слова.
- Оставайся здесь, - приказал он, и она увидела, что его движения приобрели определенную быстроту и уверенность. Он накинул халат и исчез за дверью.
Стедмен спустился в холл и некоторое время оглядывался по сторонам, не обращая внимания на телефон. Все, казалось, было на своих местах, а там, где по его мнению могла быть спрятана бомба, он ничего не заметил. Он даже отодвигал кресла, проверял книжные полки и тумбочку под телевизором.
Несколько успокоенный осмотром, он подошел к телефону, который как он знал, мог содержать бомбу и внутри себя. Он поднял аппарат и попытался прикинуть его вес. Он оказался вполне нормальным, и Стедмен рискнул поднять трубку и поднести ее к уху.
- Стедмен, это вы?
Со вздохом облегчения он узнал по голосу, что это звонит Поуп.
- Ради Бога, Стедмен, отвечайте!
- Да, это я, - тихо произнес детектив.
На другом конце провода последовала пауза, затем вновь раздался грубоватый голос:
- Что-то очень долго вы собирались отвечать.
- Как вы узнали, что я дома?
- Да ведь это моя работа - знать про все и про всех, - последовала короткая реплика. Но тон говорившего изменялся по мере того, как с толстяка спадало напряжение. - Я уже в общих чертах слышал, что произошло с вами, но теперь я хотел бы услышать конец этой истории.
Стедмен ровно и очень спокойно рассказал ему о происшедшем, стараясь избегать эмоций и говорить так, как будто он делал обычный отчет о работе перед клиентом. Он не забыл упомянуть и о приглашении Ганта продолжить встречу.
- Хорошо, - заметил Поуп. - Кстати, кто эта девушка, э... Холли Майлс?
- Она свободный журналист и пишет статьи о торговле оружием для одного из воскресных журналов.
- И Гант настаивает на том, чтобы она писала о нем?
- Создается впечатление, что да.
- Х-м, очень оригинально. Не похоже на него, чтобы он искал популярности.
- Может быть он захотел наконец выйти из тени. - Стедмен повернулся, ощутив чье-то присутствие в комнате. В дверях он увидел Холли, которая накинула лишь одну его рубашку, которая придавала ей весьма соблазнительный вид. Она улыбнулась ему, и он немного расслабился.
- Вы говорили, что этот танк преследовал вас?
- Да, он пытался нас буквально уничтожить.
- Вы уверены, что это была не просто попытка запугать вас?
- Послушайте, я уже не один раз обсуждал все это с военными. Этот монстр сначала раздавил автомобиль, а потом пытался сделать то же самое и с нами, когда мы убегали от него! Он преследовал нас по меньшей мере пять минут.
- Да, да, я понимаю. Очень странно.
Стедмен уже начинал терять терпение.
- И это все, что вы хотели мне сообщить? Мы знаем, что это странный факт, но и вы и я знаем, кроме этого... - Он оборвал фразу, вспомнив про Холли, все еще стоявшую в дверях. - Послушайте, кто все-таки был в этом танке? И кто приказал им сделать это? - Он был очень внимателен, стараясь не упомянуть в разговоре имя Ганта.
На линии вновь возникла пауза.
- Поуп? Вы слышите меня?
- Да, да, мой дорогой друг, - заговорил толстяк после долгого молчания. - Танк был полностью разорван на куски еще во время падения на дно карьера, когда у него взорвались топливные баки и боекомплект.
- Я знаю об этом. Скажите, а тела были сильно обожжены?
- Я как раз и подхожу к этому, Гарри. - Поуп вновь замолчал, видимо старался подобрать слова. - Дело в том, Гарри, что там не было обнаружено даже остатков чьих-либо тел. Этот танк был абсолютно пуст.
- Но это невозможно! Они либо смогли сбежать, либо были полностью уничтожены, превращены в пыль! - В голосе Стедмена зазвучала тревога, и он ощутил неприятный холодок в груди.
- Никаких шансов на побег у них не было. И должны были бы оставаться хоть какие-то следы присутствия там людей, независимо от того как они потом могли быть уничтожены. Нет, Гарри, этот танк был пуст. Там не было никого, кто мог бы управлять им.
Стедмен уставился на телефон, не веря услышанному. Когда он повернулся к Холли, то она увидела полную растерянность в его глазах.

Глава 8

Только истинные арийцы могут рассчитывать на вечную жизнь, дарованную Граалем.
Адольф Гитлер

И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.
Даниил (12.2)

Смит слегка подрагивал и поправлял шарф, проклиная про себя ночной холод. Что могло быть более отвратительным, чем сидеть ночью в такую погоду в церковном дворе, где со всех сторон на тебя смотрели древние могильные камни? Покосившиеся и изъеденные временем, они вызывали невольное ощущение, что их подземные обитатели все еще не успокоились. Он хотел было закурить, но передумал. Несмотря на то, что скамейка, где он сидел, была расположена в укромном месте, горящая сигарета могла быть замечена с проходящей недалеко от церкви старой дороги. Будет очень плохо, если кто-то заметит человека в таком месте и в такое время. Он не должен привлекать к себе внимание.
Смит взглянул на часы. Светящийся циферблат показал ему, что до смены остается еще два часа. Еще целых два часа! И, спрашивается, зачем? Для того, чтобы наблюдать за этим вонючим домом напротив! Они не такие идиоты, чтобы устраивать подобные вещи каждую ночь. Господи, какая же это сволочь смогла приколотить женщину гвоздями к дверям? Его почему-то вдруг заинтересовало, наблюдает ли за домом кто-нибудь еще? Например, полиция?
Очень странно, что они так пассивно относятся к этому случаю. И не хотят встречаться с газетчиками. Может быть для того, чтобы не вызвать подражаний? Ведь одно необычное убийство может вызвать серию подобных убийств.
А к какому типу людей следует отнести самого Стедмена? Он слышал, что детектив сначала отказался помогать им, но после убийства его партнерши изменил решение. Гольдблат был буквально взбешен после своей первой встречи с ним, хотя именно Смит и предупреждал людей из Моссад о вероятном отказе. Он уже много лет следил за Стедменом, это была часть его работы как агента-наблюдателя в этой стране. Он видел, как стало набирать силы агентство и как Стедмен обрел относительно спокойное и обеспеченное положение, вернувшись в Англию. По всему было видно, что человек оставил войну и насилие за пределами своей новой жизни. Но почему он вдруг решил согласиться? Скорее всего, именно жуткая смерть миссис Уэт послужила причиной для этого!
Ах, как бы он хотел быть свободным и от этой работы, и от этой организации. Джозеф Соломон Смит, пятидесяти восьми лет, ювелир из Велфемстоу. Для друзей просто Солли, а для его жены, Сейди, он всегда был просто Шмак. Солли перебрался в Англию вместе с тысячами других еврейских беженцев как раз перед началом Второй Мировой Войны, когда преследование евреев в Германии и Австрии начало приближаться к своему апогею. Тогда их много появилось в Англии, этих людей с новыми именами и фамилиями.
Ситуация порой доходила до смешного, когда вновь прибывшие подыскивали себе очередную "благозвучную" фамилию. В группе, которая проходила через иммиграционный пункт как раз перед Солли, все как один заявили, что их фамилия Харрис, выбрав ее лишь потому, что слышали, как люди, прошедшие еще раньше их, весьма успешно ее использовали. Иммиграционные чиновники хватались за голову от этих многочисленных Харрисов и Кейнов, что, по мнению вновь прибывших, несло в себе хоть что-то "английское". Конечно, все службы, так или иначе связанные с приемом беженцев, понимали, что вновь прибывшие люди просто психологически не могут использовать все эти многочисленные "берги", "штейны" или "баумы", которые озвучивали имена, преследуемые в то время почти во всем мире.
Он выбрал для себя фамилию Смит, потому что считал ее бесспорно английской, и кроме того, за время, проведенное на пересыльном пункте, он неоднократно слышал, как английские офицеры обращались к своим сослуживцам, используя именно ее. Из этого он заключил, что она еще относится и к разряду широко распространенных. Это было спасительное имя.
Многие из тех, кто сменил свои еврейские имена, вновь вернулись к ним, когда почувствовали, что мировая война, а вместе с ней и весь ужас нацистского террора, приближались к своему концу. Но он не счел нужным вовлекать себя в эти дополнительные неприятности. Фамилия Смит его вполне устраивала.
Он сбежал из Германии один. Его родители, сестра и два брата были задержаны при выезде и возвращены назад. Ему же удалось бежать, и он на всю жизнь запомнил ужасы тех дней, когда на его глазах погибли все его родственники, и в нем надолго осталось то тяжелое чувство, которое сродни несмываемому позору, за то, что он остался жить.
Этот кошмар стал немного спадать, когда прошло уже около двадцати лет. Но его память по-прежнему хранила отголоски тех событий, а с ними и лица тех, кого он считал ответственными за этот геноцид, за преследование его нации, за убийство его семьи. Адольф Гитлер и его приспешник Генрих Гиммлер!
Их лица постоянно преследовали его, потому что были причиной всех его страданий и его позора. Он не забывал о них, потому что был уверен, что зло, которое они посеяли в мире, может вновь очень легко прорасти.
После войны, когда он узнал, что родственники, находившиеся в Германии, закончили свой путь в чадящем аду Освенцима, он предпринял поездку в Палестину в надежде разыскать там хоть кого-нибудь из близких, в безнадежной попытке загладить вину своего прошлого малодушия, принять участие в возрождении своей нации. Но новое поколение израильтян, с которыми он встречался и которым пытался высказать свои устремления помочь Израилю, думало уже по-иному. Для большинства из них время многовекового угнетения закончилось, по крайней мере в их сознании. Они вернулись к себе, в родную страну, и хотели либо обрести здесь свободу, либо погибнуть в борьбе за нее.
Они были маленькой нацией в маленькой стране и воспринимали весь остальной мир за ее границами как огромного кровожадного волка, стоящего у дверей дома. Теперь народ Израиля не будет верить никому, никакой другой нации, а будет лишь сотрудничать с ними, торговать и, может быть, даже поддерживать их социальную политику. Но никогда не будет верить ни другой нации, ни другой стране.
А поскольку они вынуждены жить в постоянном окружении врагов, их сила должна распространяться дальше границ их страны, чтобы они могли предотвратить любой неожиданный удар неприятеля.
Они убедили Смита остаться в Англии, создать себе определенный облик, стать англичанином. И ждать. Быть готовым и ждать.
Сначала он работал в небольшой ювелирной лавке, расположенной в лондонском районе Хеттон-Гарден. Проявив определенную настойчивость, он добился, как и некоторые другие переселенцы из Германии, компенсации за потерю семьи. Получив эти небольшие средства и женившись на Сейди, которая имела небольшой капитал, он смог открыть собственный магазин в Велфемстоу.
У него был еще один источник дохода, о котором никто не знал, даже его жена. Это были деньги, которые он получал от израильской разведки.
Сумма была небольшая, но небольшой была и работа, которую ему иногда приходилось выполнять. Когда он был моложе, то был нетерпелив и проявлял почти рабское угодничество к делам, но его просили только ждать, оставаясь в тени, и постоянно убеждали, что именно в этом и состоит его путь служения нации. Его день еще не наступил.
Постепенно этот внутренний порыв стал в нем ослабевать и с годами угас совсем. Он уже без эмоций выполнял всевозможные мелкие поручения, одним из которых было длительное наблюдение за человеком по имени Стедмен с того самого момента, когда он вернулся в Англию и обосновался в детективном агентстве. Смит решил поближе познакомиться с работой агентства, заключив с ними контракт на проверку своего единственного служащего. Это расследование проводил отставной полицейский Блейк, который и представил Смиту полный отчет об этом человеке, в котором Смит и сам, естественно, не сомневался. Таким образом, Смиту удалось завязать дружеские отношения с Блейком, которого он часто приглашал как консультанта и в других, таких же надуманных делах, касающихся его бизнеса. Это дало ему возможность узнать кое-что от бывшего полицейского о делах агентства. Постепенно они стали добрыми приятелями, и даже часто встречались семьями. И если такое отношение к бывшему полицейскому со стороны преуспевающего еврея-коммерсанта и показалось бы необычным, то он не мог бы почитать это по другому, как желанием завязать хоть какие-то связи с представителями закона.
Смит некоторое время пытался согреть руки своим дыханием, затем опустил их поглубже в карманы пальто. Да, он уже стар для такой работы, особенно в такую погоду, которая не сулит ничего хорошего для его здоровья, а здесь, как оказалось, он просто попусту теряет время. И почему этот Стедмен так интересует израильскую разведку? Смит проклинал манию секретности, которая постоянно исходила от его хозяев. Почему они не могли поручить это наблюдение своим штатным агентам? И что он скажет Сейди, которая не имеет никакого представления о Моссад и о той работе, которую он для них выполняет? Что он скажет, когда она спросит, чем он был занят в такое время? Она, конечно, будет подозревать женщину. Будет? Да она уже подозревает. Конечно, у него будет шанс сказать ей... Внезапно его размышления были прерваны, а тело напряглось помимо его воли, реагируя на что-то едва ощутимое, промелькнувшее перед его глазами.
Что это было? Да и было ли? - спрашивал он сам себя. Или это всего лишь галлюцинация?
Смит всматривался в темноту, щуря глаза и сдерживая дыханье. Да, вот опять, какое-то движенье там, в тени!
Поеживаясь от холода, он встал со скамьи и чуть подался вперед, как будто это помогало ему лучше видеть. Он не был уверен, что заметил именно движение. Вокруг него было все спокойно, ветер давно стих, и воздух был почти неподвижен, даже не было колебаний тонких ветвей на ближайших деревьях.
Он начал осторожно продвигаться в сторону дороги, стараясь, насколько это было возможным, не производить шума. У него был номер телефона, по которому он должен был позвонить в случае, если обнаружит что-то подозрительное. К сожалению, ближайшая телефонная будка находилась за два квартала отсюда. Как он проклинал их! Ведь если здесь действительно что-то случится, то сколько пройдет времени, прежде, чем он доберется до телефона! Но его убедили, что случиться ничего не должно, а наблюдение необходимо лишь как мера предосторожности. Он взглянул на часы. Они показывали 1:35 ночи.
Ювелир неподвижно стоял и вглядывался в определенный сектор длинного дома, расположенного напротив. Он не заметил больше ничего, и уже собрался вернуться назад к скамейке, как что-то остановило его. Он не смог даже определить, что именно это было, и сосредоточил все свое внимание на дверях дома. Ему показалось, что он различает там длинную тень, пересекающую дверной проем. Сначала Смит решил, что это тень от деревьев, но потом быстро сообразил, что луна находилась по другую сторону дома, и все тени должны были бы иметь совсем другое направление. Поэтому он вновь пошел вперед, чтобы рассмотреть все поближе. Он старался ступать по траве, надеясь, что она будет заглушать звуки его шагов. Только подойдя к чугунной решетке церковного двора, Смит смог разглядеть фасад дома, и заметил, что входная дверь слегка приоткрыта.
Как же он должен поступить? Позвонить по телефону, или продолжить наблюдение? Ведь если Стедмен спит, а это несомненно так, то ему может угрожать серьезная опасность. Но что может сделать он, старый человек, чтобы помочь детективу? По крайней мере, хотя бы предупредить.
Возможно, что долгие годы, проведенные в ожидании реального дела, которому он был готов посвятить свою жизнь, или просто ощущения ложной тревоги, над которыми потом будут смеяться его молодые "работодатели" из Моссад, повлияли на него, и он решил взглянуть поближе на то, что происходит около дома, прежде чем обращаться за помощью.
Осторожно выйдя из ворот церковной ограды, он пересек дорогу и направился к дому детектива.
Когда он наконец добрался до приоткрытой двери, его охватила внутренняя дрожь. Он почувствовал, как необъяснимый страх обволакивает его, и заколебался. Как будто за этой дверью находилось нечто, ожидающее его появления здесь, и помимо его желания вынуждало войти внутрь.
Он убеждал себя, что это всего лишь надуманные страхи, страхи старого глупого человека. В какой-то момент он даже хотел вернуться назад, но странное внутреннее чувство влекло его к этой двери, убеждая, что он обязательно должен увидеть это.
Смит дрожащей рукой приоткрыл дверь немного пошире и вошел внутрь.
Его дыхание участилось и походило на тяжелый хрип, который он старался подавить. Перед ним открывался коридор, похожий на глубокий темный тоннель, ведущий в бездну. Стояла полная тишина, нарушаемая лишь его прерывистым дыханием. С трудом передвигая ноги, он дошел до ступеней лестницы, а когда начал подниматься по ним, то старался крепче держаться за перила, чтобы ослабить свой вес при подъеме. Смит успел сделать два или три шага, когда почувствовал, что он не один в этом мрачном, наполненном ужасом пространстве.
Его пристальный взгляд проследовал вдоль уходящих вверх ступеней, останавливаясь на каждой из них, будто отмечая собственные мысленные шаги.
Он почти ощущал, что там, где темнота была абсолютной, кто-то ожидает его.
Он чувствовал, как все его тело охватывает неуемная дрожь, и как из этой темноты подобно невесомому облаку надвигается зловещий призрак, опускаясь вниз, навстречу ему, пронизывая ледяным ужасом его сознание.
Смит застонал и попытался бежать прочь, но почувствовал, как его тело парализовало ужасом, который не может сравниться даже с ужасом той ночи в Берлине, когда шла охота за его семьей. Его глаза расширились, неотрывно следя за тем, как темное движущееся облако непрерывно меняло форму, которая начинала походить на нечто уже осязаемое, но все еще сильно размытое. Это была всего лишь темная масса, нависшая над лестницей, но уже отделившаяся от остального пространства лестничного проема.
Однако его сознание видело больше, чем его глаза. Темная масса приближалась и наконец остановилась прямо перед ним. Он попытался оторвать руки от перил, чтобы дотронуться до этой тени, но они не слушались его.
Смердящий запах наполнял воздух, вызывая у него тошноту. Он медленно взглянул вверх, как бы оценивая размеры фигуры, возвышающейся над ним, и когда поднял голову, то увидел, что она уже обрела лицо, наклонившееся над ним.
- Боже мой, - простонал Смит, а его голос перешел в протяжный вой. Ты!!! О, Боже мой, этого не может быть!
И тогда он закричал.
Стедмен проснулся за несколько минут до этого крика. Он лежал в темноте и пытался понять, что могло так неожиданно разбудить его. Он еще раз прислушался, надеясь обнаружить посторонние звуки, но ничего не услышал. В комнате становилось прохладно. Даже слишком прохладно для осени.
Он проводил Холли домой ранним вечером. По дороге они все еще продолжали обсуждать историю с танком, взволнованные последним сообщением о том, что в нем на самом деле не было людей. Когда они были уже на полпути к ее квартире, этот разговор неожиданно направил мысли Стедмена на вопрос об управлении танком, и ему было трудно придумать что-то правдоподобное для объяснений девушке. Поскольку он не собирался посвящать ее во все подробности этого, даже и ему неясного дела, то он решил оставить это небольшой загадкой для нее.
Размышляя над этим весь остаток пути, он, тем не менее, пришел к некоторым выводам, которые, может быть, и не давали полного ответа, но кое-что проясняли, если учесть тот факт, что других объяснений этому пока просто не было. Гант долгое время занимался технически сложными системами оружия, и поэтому можно было предположить, что в этот танк была встроена некая разновидность системы, управляемой на расстоянии. Но откуда? Из какой точки? Оператор, управляющий подобной системой, должен был все время видеть их, чтобы направлять танк в нужное место, а значит, и находится недалеко от них. Теория, которую начал развивать детектив, получила неожиданное подтверждение, когда он вспомнил про вертолет, который все утро кружил над полигоном. Они были так напуганы этой погоней, что не обращали внимания на вертолет, который, скорее всего, кружил именно над ними! Здесь должен быть ответ! Но почему танк так резко выехал на край карьера? Здесь его рассуждения имели крупный изъян, который он тут же сумел устранить. Возможно, а скорее всего так и было, что оператор недостаточно быстро среагировал на поведение танка у края карьера и совершил ошибку.
Поцеловав на прощание Холли, он не вышел из машины и не стал подниматься к ней. Ее глаза выражали беспокойство, когда она пообещала встретиться с ним как можно скорее. На этом они расстались.
На обратном пути он заехал в агентство, и ему очень повезло, когда он застал там Секстона и Стива, уже собиравшихся разъезжаться по домам. Он быстро поручил им два очень специфичных задания на ближайшие несколько дней. Все текущие дела при этом следовало передать в другие агентства, если они не терпели отлагательств. Еще раз напомнив им, что эта работа будет требовать чрезвычайной осторожности и внимания, он отправился к себе домой, на тихую улочку в Найтсбридже.
Дома он приготовил кофе и, устроившись поудобнее в кресле, решил еще раз перечитать досье с материалами об Эдварде Ганте. Он выкурил пять сигарет и выпил три чашки кофе, прежде чем бросил папку на ковер у своих ног. Теперь можно было прикрыть глаза и расслабиться, собираясь с мыслями.
Прежде всего, ему не нравился общий запах, который исходил от этого дела.
Почему, спрашивается, английская разведка, со всеми ее возможностями и средствами, не нашла ничего лучше, как использовать его для выяснения тех или иных обстоятельств, связанных с Гантом? Объяснения Поупа на счет того, что Стедмен являл собой связующее звено между всеми участниками этого дела, звучало неубедительно. Можно было бы предположить, что его использовали просто для того, чтобы выманить тигра из засады. Даже использование его агентами Моссад и то выглядело более правдоподобным, хотя и жестоким. Действительно, их возможности в Англии были весьма ограничены, и безусловно, что ему намного легче было бы найти пропавшего агента, чем им. Но только ли это было нужно сделать? Не стояло ли за всем этим другой, более глобальной и более скрытой цели. Поэтому он и поручил Секстону узнать как можно больше о Ганте, вплоть до слухов, которые не нашли отражения ни в каких официальных документах, а Стиву следить за отелем рядом с Белсайз-Парк и контролировать все передвижения Гольдблата и Ханны. Стедмен решил пока не говорить ни тому, ни другому больше того, что им требовалось знать для работы, но предупредил, что опасность может подстерегать их на каждом шагу. Они отреагировали на это без особых внешних проявлений, но заметили, что если эта работа связана со смертью миссис Уэт, то они готовы работать столько, сколько понадобится, чтобы найти убийцу или убийц. И что можно было на это возразить?
Он поужинал, позвонил Холли по номеру, который она оставила ему еще утром. Но телефон не отвечал. Он пожал плечами и положил трубку. Может быть, она заснула, а может быть отправилась навестить друзей. Прежде чем отправляться спать, он проверил хорошо ли заперты двери.
Он лежал и постоянно прислушивался, периодически вздрагивая от прохладного воздуха. Почему все-таки он так неожиданно проснулся? Кругом было тихо, но напряжение внутри не спадало. У него появилось импульсивное желание вскочить с постели и броситься за оружием, как будто он почувствовал присутствие кого-то постороннего внизу на лестнице. Но что-то внутри остановило его. Тем не менее он всегда доверял своим инстинктам и никогда не игнорировал ощущения. Вскоре ему вновь показалось какое-то движение уже на ступенях лестницы, ведущей в спальню. Звуки были очень слабыми, едва различимыми, может быть скорее похожими на тяжелое дыханье.
Затем он ощутил, как странный, тяжелый запах распространяется в воздухе, проникая в комнату из-под двери, запах, напоминающий испражнения и... он силился вспомнить, где он мог ощущать его раньше и что он ему напоминал.
Наконец вспомнил. Много лет назад, когда один из пограничных израильских городов был разрушен врагами, он участвовал в поисках и захоронениях тел.
Иногда по несколько дней не удавалось разобрать развалины и вытащить погребенные под ними останки. За это время тела уже начинали разлагаться.
И вот теперь он чувствовал точно такой же запах, только более сильный и более отвратительный: зловоние давно разложившегося тела.
Стедмен все-таки встал, собрав остатки внутренних сил. Он ощущал при этом усиливающуюся слабость, которая, обрекала тело на неподвижность. Он должен добраться до оружия. Теперь его движения были затруднены так, будто он находился в глубинах океана, испытывая на себе со всех сторон неимоверное давление. Обессилев, он сел на край кровати, стараясь подняться вновь и хоть как-то добраться до шкафа с одеждой, где лежал его пистолет. Он вставал и падал на край кровати, снова вставал, заставляя себя двигаться в направлении шкафа. Его глаза ни на мгновенье не оставляли дверь спальни, и он благодарил Бога, что перед сном запер замок, как, впрочем, и, двери внизу.
Неожиданный звук глухого удара остановил его. Звук раздался где-то снаружи. В комнате все оставалось по-прежнему.
Ему даже показалось, что он слышал стон и какие-то неясные слова, но не разобрал их. Только раздавшийся дикий крик привел его в чувство.
И как будто спало заклинание, улетучилось колдовство и исчезла тяжесть. Стедмен подбежал к шкафу, достал металлический ящик и вынул из него пистолет, а потом подбежал к дверям спальни и нащупал ключ. Крик все еще стоял у него в ушах, но все стало тихо, как только он открыл дверь и выбежал на лестницу, держа оружие наготове. Он не зажигал света, уверенный, что не ошибется и в темноте. У самых нижних ступеней он заметил лежащую темную фигуру, и ему даже показалось, что он заметил и еще одну, которая удалялась вдоль холла в сторону открытой входной двери. Возможно, что это была всего лишь игра света от уличных фонарей, который слабо, но все-таки падал в окна, а может быть это был просто плод воображения, поскольку он не слышал никаких звуков, а все видение длилось лишь один миг.
В темноте он различал только очертания фигуры человека, лежащего на ступенях лестницы. Он перепрыгнул через нее, подбежал к двери и быстро выглянул на улицу. Она была пуста. Но это ни о чем не говорило, так как не нужно было много времени, чтобы успеть укрыться в том же церковном дворе, как раз напротив его дома.
Он закрыл дверь и одновременно включил свет в холле. Затем не выпуская оружия из рук, он поверил кухню и остальную часть холла, где стояли кресла, телевизор и диван. Только убедившись, что кругом все в порядке, он вернулся к скрючившемуся на полу телу.
Глаза лежащего человека смотрели в одну точку на потолке, веки были широко разведены, обнажая глазные яблоки, зрачки расширены от неожиданно включенного света. Человек пытался двигать губами, но Стедмен не мог разобрать слова. Тело человека было напряженным, почти окостеневшим, а изо рта стекала слюна, и детектив понял, что это признаки кататонии, особого вида нервно-психического шока. Этот человек явно увидел кого-то, кто был живым воплощением самого дьявола.

Глава 9

Иерархическая организация и посвящение через символические обряды, действующие лишь на воображение через магию и символику культа и оставляющие в покое сознание, вот та могущественная стихия, которую я разделяю. Не считаете ли вы, что наша партия должна широко использовать это?
Порядок - это единственное, что имеет право на существование. Иерархический порядок преклонения перед вышестоящими.
Адольф Гитлер

Стедмен оставил машину на стоянке около больших железных ворот и ждал, когда по другую их сторону появится охрана. Вскоре из служебного помещения вышел человек в сопровождении двух овчарок, которые угрожающе посматривали на посетителя.
- Мистер Стедмен? - спросил охранник, и детектив кивнул.
- Удостоверение? - Голос человека звучал ровно, в нем в равной мере отсутствовали оттенки доверия и подозрительности.
Стедмен был вынужден выйти из машины и, подойдя к воротам, показать ему свою лицензию.
Охранник взял у него документ и сказал:
- Немного подождите, сэр.
После чего удалился во внутреннее помещение, оставив собак, которые наблюдали за детективом через решетку ворот. Стедмен вернулся к машине и встал, опершись о капот и положив руки в карманы. Его мысли были заняты странным человеком, посетившим его дом этой ночью. Он явно работал на Моссад, и Стедмен хотел, чтобы он поскорее отправился от шока.
Ужас, застывший на лице этого человека, не давал покоя детективу, хотя после того ночного происшествия прошло уже достаточно времени. Что он мог там увидеть? И почему он оказался в его доме? Стедмен вновь представил себе, как пытался привести его в чувство и ничего не мог поделать. Его глаза по-прежнему сохраняли бессмысленное выражение, а губы постоянно тряслись. Он быстро обыскал его, но, однако, не нашел никакого оружия.
Судя по водительским правам, которые оказались при нем, его звали Джозеф Соломон Смит, и в этот момент Стедмен вспомнил его. Он не мог узнать его, так как черты лица были сильно искажены нервными спазмами, но когда он прочитал имя, то оно подтолкнуло его память. Этот Смит обращался в агентство некоторое время назад и был одним из их мелких клиентов. Он был... кем же он был?.. Да, он был ювелиром и интересовался прошлым одного из своих служащих. Эту работу для него выполнял Секстон. Несомненно, несмотря на свое "англизированное" имя, он был еврей, и, может быть, даже агент Моссад. Детектив тут же почувствовал отвращение и покачал головой.
Возможно поэтому он и приходил в агентство, чтобы проследить за ним по поручению Института. А Секстон должен быть его контактом. Интересно, сколько успел бывший полицейский рассказать ему за это время? В конце концов, не так уж это и важно. Многого он узнать все равно не смог, так как Стедмен был уверен в своих служащих, которые никогда не будут говорить лишнего. Но использовать такого старого человека, хотя бы даже для простой непрофессиональной работы! Если его сердце выдержит, то ему, можно сказать, повезет.
Слабое движение воздуха заставило Стедмена отбежать к стене и направить оружие на входную дверь, которая начала медленно открываться, а потом резко распахнулась, и на пороге показались двое мужчин, направлявших свои пистолеты в сторону Стедмена.
- Не стреляйте, Стедмен! - громко скомандовал один из них. - МИ-5, через мгновенье торопливо произнес тот же голос, но уже тише. Из открытых бумажников появились удостоверения, и таким образом серия ночных встреч была продолжена.
Когда они вошли в холл, то второй человек аккуратно прикрыл за собой дверь.
- Что происходит, черт возьми? - спросил первый агент, глядя на Смита, лежащего на полу.
- Дайте я сначала оденусь, - сказал Стедмен, поеживаясь в одном халате.
- Уберите пистолет, - заметил второй, когда Стедмен уже поднимался по лестнице.
- Уберите лучше свои, - бросил он им через плечо.
Когда детектив вновь спустился вниз, то оба агента склонились над маленьким евреем. Пистолеты наконец были убраны в карманы пальто.
- Что происходит, Стедмен? - вновь спросил первый, поднимаясь с колен. - Что с ним случилось? - В голосе агента слышалось определенное недоверие.
- Это вы должны мне сказать, что происходит, - воскликнул Стедмен, раздраженный грубыми манерами его ночных гостей. - Я услышал шум, потом крик. Спустившись вниз, я и обнаружил его, лежащим в самом начале лестницы.
- Но вы никого не видели, кроме него? Может быть, кто-то успел выбежать через заднюю дверь, пока вы спускались? - спросил второй агент, обыскивая карманы Смита.
- Нет. И она заперта до сих пор. Мне только показалось, что я видел как кто-то выходил через открытую переднюю дверь. Но, боюсь, это была лишь просто тень. Я не смог ничего разглядеть в темноте.
Оба агента многозначительно взглянули на него с выражением недоумения.
- Нет, никто не выходил, мы бы увидели их, - прокомментировал возникшее замешательство первый.
- Но я уверен... - Стедмен оборвал фразу.
- Он слишком старый человек, чтобы заниматься такой работой, - вновь заговорил первый из агентов. - Он всю ночь провел на скамейке в церковном дворе на таком холоде. Может быть, это повлияло на него. Может быть, он шел, чтобы увидеть вас, и обессилев, упал прямо на ступенях?
- Откуда вы знаете, что он был здесь, недалеко? И почему ему вдруг понадобилось повидать меня в такой час?
- Он наблюдал за вами. А мы наблюдали за ним. Такое впечатление, что ваш друг из Моссад решил последить за вами. До какого же грязного безрассудства они дошли, если, несмотря ни на что, используют таких старых людей?
- Но почему тогда вы оказались здесь? - в свою очередь спросил Стедмен.
- Чтобы лишний раз взглянуть на вас и передать привет от мистера Поупа. А что касается посещения вас этим маленьким евреем... Может быть, он увидел что-то? Кто знает?
- Но как он смог войти? Ведь дверь была заперта.
- Тем же способом, как и мы, мистер Стедмен. - Агент посмотрел на фигуру, лежащую у их ног. - Наверняка где-то на нем может быть найден ключ. Позже мы обыщем его более тщательно.
Стедмен согласно покачал головой.
- А что вообще с ним делать? - спросил он, в который раз наклоняясь над все еще вздрагивающим маленьким человеком. - Его неплохо бы поместить в госпиталь.
- Мы захватим его с собой и отвезем в госпиталь. Постарайтесь не говорить об этом факте вашим друзьям из Моссад, а то они захотят узнать каким образом к этому делу подключились МИ-5. Они должны по-прежнему считать, что вы работаете самостоятельно.
- А разве это не так? - язвительным тоном спросил Стедмен.
Но оба агента проигнорировали этот вопрос.
- И вполне понятно, что вы не видели этого человека ни днем, ни ночью. Пусть они сами беспокоятся о его исчезновении.
Они забрали скрючившееся тело старого еврея, заверив Стедмена, что один из них будет бодрствовать и наблюдать за домом весь остаток ночи.
После их ухода он проверил все двери, приготовил себе выпивку и сел в кресло, положив на чайный столик около себя крупнокалиберный пистолет.
Когда настало утро, то после умывания, бритья и завтрака первое, что он сделал, это позвонил Холли. И вновь ее телефон не отвечал. Он и на этот раз сам дал объяснение ее отсутствию, полагая, что она, как молодая деловая женщина, вероятно, уже отправилась в редакцию журнала с фотографиями и заметками. Кроме того, ведь она никак не была связана с делами, в которые оказался втянутым он, а раз так, то почему ей должна угрожать какая-то опасность? Вчерашний случай с этим танком был связан только с ним, а никак не с ней. Еще позже он позвонил в компанию Эдварда Ганта по номеру, который ему сообщил Пепперкорн, и услышал в ответ, что Гант ожидает его визита у себя дома, где они смогут продолжить обсуждение своих дел в более удобной обстановке. С некоторым беспокойством Стедмен принял приглашение и записал адрес, после чего немедленно позвонил Поупу, который, казалось, был очень доволен таким поворотом дел.
- Будь осторожен, малыш, - было единственным, что он произнес в качестве напутствия для такого рискованного предприятия, в которое был втянут Стедмен. Потом они быстро обсудили ночной инцидент, и Поуп подробно расспросил Стедмена, что именно он видел. Детектив почувствовал, что в голосе великана присутствует интерес к этому происшествию, и поэтому рассказал ему достаточно подробно о своих жутких, скорее сверхъестественных ощущениях, сопровождавших все происходившее этой ночью.
Но теперь, при холодном осеннем свете начинающегося дня, все это казалось ему лишь частью его собственного воображения.
Наконец, после короткого звонка в агентство и переговоров с секретаршей относительно текущих дел, он сел в машину и взял курс на Гилфорд. Напряжение внутри него нарастало. Возможно, что Поуп был и прав, говоря о том, что за все эти годы он так и не смог затушить пламя мщения внутри себя, а всего лишь на время ослабил огонь.
Вскоре охранник вернулся и протянул Стедмену его разрешение. Детектив убрал бумажник и сел в машину.
Ворота открылись, и он медленно въехал внутрь мимо молчаливо стоящих овчарок, которые тем не менее не сводили с него глаз. Вскоре за очередным изгибом покрытой гравием дороги он сквозь небольшой ряд тесно растущих деревьев увидел большой дом, который никак не совпадал с его представлениями об этом месте. Он припомнил, что это было не единственное поместье, принадлежавшее фабриканту. Разве Холли не упоминала о местечке под названием Вест-Кост?
Вся территория имения ничем не отличалась от обычной английской усадьбы и в явном виде не содержала внешних признаков, указывающих на область деятельности владельца. Но может быть здесь все-таки есть какой-то, хоть небольшой, полигон для испытаний, иначе зачем приглашать его именно сюда? Так размышлял Стедмен, подъезжая к дому. Вскоре он увидел стоянку и на ней несколько машин. Одна из них, марки БМВ, внутри которой сидело двое мужчин, как раз отъезжала. Они взглянули на Стедмена, затем быстро отвернулись, так что детектив мог видеть только их затылки. Но в этот короткий миг, он успел узнать одного из них: это был член парламента от тори, хорошо известный своими крайне правыми взглядами и блестящими, но слишком эмоциональными речами, которые он часто использовал как средство убеждения. Его присутствие в обществе Ганта показалось Стедмену более чем уместным, хотя и вызвало гримасу отвращения. Так он рассуждал, направляя свою машину к свободному месту рядом с серебристым "Мерседесом". Незаметно появившийся человек в темном костюме широко распахнул дверь его машины как только Стедмен вынул ключ зажигания.
- Мистер Гант ожидает вас в доме, сэр, - произнес он. - Могу ли я помочь нести ваш чемодан?
- У меня нет его, - ответил Стедмен, выбираясь из машины.
- Тогда следуйте за мной, сэр. - Голос и движения его были весьма живыми, а произносимые им слова скорее походила на команды, чем на обычное в таких случаях приглашение. Стедмен направился вслед за ним.
- Подождите минуту здесь, сэр, - сказал он, когда они, пройдя по коридору, остановились в просторном, немного темноватом холле, и исчез за одной из высоких дверей. Стедмен решил немного побродить, рассматривая портреты в позолоченных рамах. Мужчины, преимущественно в военной форме, изображенные на них, были не знакомы ему.
В этот момент открылась дверь и в холле появился Гант.
- А, мистер Стедмен. Очень рад, что вы пришли, - улыбаясь, заговорил он.
Глаза детектива слегка дернулись, будто в шоке, но он быстро пришел в себя и сделал шаг навстречу бизнесмену. Гант не протянул ему руки, а его глаза поблескивали по меньшей мере странно, излучая непонятное внутреннее веселье.
- Разве я... чем-то удивил вас? - заметил он. - Это только в первый момент действует как шок, но скоро вы привыкните.
Стедмена охватило странное чувство, что ему невыносимо трудно оторвать глаза от того места на лице Ганта, где еще вчера он мог видеть его нос, а сегодня оно было закрыто большим куском пластыря с двумя небольшими отверстиями. Он откашлялся и сказал:
- Извините, я не имел в виду...
- Не стоит извиняться, - Гант поднял руку, как бы желая предотвратить обычные в таких случаях сантименты. - Это случилось много лет назад. К счастью, все обычные носовые функции не были нарушены, но я должен заметить, что постоянно носить искусственный нос довольно хлопотно.
Поэтому когда я нахожусь дома, то предпочитаю обходиться без лишней суеты.
А теперь, проходите сюда, здесь есть несколько человек, которым я хотел бы представить вас.
Комната выглядела просторной, с высокими потолками, и была обставлена стандартной для таких домов мебелью. В ней находилось еще четверо, двое из которых стояли, а двое сидели. Они тут же прервали беседу и повернулись в сторону Стедмена. Он был удивлен, увидев здесь майора Бренигана, одетого в обычный костюм, который тем не менее не мог скрыть его принадлежности к армии. Лицо его выражало явную враждебность.
Среди присутствующих находилась и женщина. Она сидела в кресле и вместе со всеми повернулась в сторону Стедмена, перехватив его взгляд, устремленный к ней. Она была очень красива: пышные темные волосы волнами опускались на ее плечи, гладкая кожа имела экзотический желтоватый оттенок, резко очерченный нос имел весьма правильную форму, а полные, чуть улыбающиеся губы придавали лицу несколько высокомерное выражение. Это ее глаза вызывали замешательство детектива, почти черные на расстоянии, наполненные бездонной темнотой, они будто пытались затянуть его в бездну.
В них были отблески ожидания чего-то, которые и пугали и притягивали его.
- Разрешите мне представить вас каждому из моих гостей. - Слова, произнесенные Гантом, вернули Стедмена к действительности и заставили взглянуть еще на двух участников встречи. Мужчина, сидевший рядом с женщиной, был пожилым, сморщенным человеком, его лицо прорезали многочисленные морщины, а глубоко посаженные глаза скрывались в тени лба и бровей. Редкие седые волосы были длинными и закрывали уши, а все тело казалось чрезвычайно хрупким, готовым рассыпаться при малейшем прикосновении. Он держал перед собой тонкую черную трость, обхватив ее верхнюю металлическую часть кривыми желтоватыми пальцами.
Другой мужчина был немного моложе, скорее всего ему было около тридцати. У него были короткие волосы, зачесанные назад и подстриженные по старой моде, кожа лица была гладкой и бледной, а на губах застыла более чем самонадеянная усмешка, составлявшая, видимо, неотъемлемую часть его облика. Он был одет в темно-серый костюм, элегантно скроенный и хорошо подчеркивающий стройность его фигуры. Его глаза, выражавшие любопытство, были прикрыты тяжелыми веками, что придавало этому любопытству оттенок пренебрежительного высокомерия.
- Кристина, это Гарри Стедмен, - сказал Гант, представляя детектива сидящей женщине. Она широко улыбнулась, вставая с кресла и направляясь к нему с протянутой рукой.
Когда он взял ее руку, то был удивлен, почувствовав твердость и скрытую силу.
- Очень рада видеть вас, Гарри, - произнесла она, и в ее голосе ему послышались чувственные оттенки. Теперь он мог видеть, что она была высокого роста, одета в вельветовый костюм густого зеленого цвета, жакет имел глубокий вырез, через который была видна кофточка бежевого цвета, облегчающая высокую грудь. Он заметил то же выражение в ее взгляде, которое днем раньше первый раз увидел в глазах Ганта, и его ощущения о приближающемся начале спектакля только возросли. Он криво улыбнулся, и твердость, появившееся в его взгляде, вызвала короткое замешательство.
- Доктор Франц Шеер, - продолжал Гант, указывая на сидящего мужчину.
Стедмен кивнул, не делая попытки приблизиться. Со стороны старика тоже не было никакой реакции.
- Феликс Кюнер, - произнес Гант, глядя на молодого мужчину, который поднял руку в знак подтверждения и приветствия. - И, конечно, майор Брениган, с которым вы уже встречались.
Военный пристально посмотрел на Стедмена.
"Да, приятно быть среди друзей", - пробормотал про себя детектив, и эта мысль помогла ему веселее взглянуть на окружающих.
- Мистер Стедмен находится здесь, чтобы обсудить некоторые детали контракта по закупке оружия для одного заморского клиента, - проговорил Гант, подводя детектива к креслу и показывая, что тот может сесть.
- Не хотите ли выпить, мистер Стедмен? Шерри? Мартини? Или, может быть, как я подозреваю, для такого человека, как вы, требуется что-нибудь покрепче?
В его голосе вновь зазвучала знакомая насмешка.
Стедмен обратил внимание, что человек, сопровождавший его от машины до дома, теперь находился около бара, заставленного боевыми порядками бутылок.
- Водка, пожалуй, и есть то, что я сейчас с удовольствием бы выпил, сказал он.
- А теперь, мистер Стедмен, - вновь заговорил Гант, усаживаясь спиной к огромному камину, - не могли бы вы рассказать нам, кто этот ваш загадочный клиент? Или я должен строить самые невероятные предположения?
- Нет, этого делать не надо, - заметил Стедмен. - Я покупаю оружие для Израиля.
Если Гант и был удивлен откровенности детектива, то он хорошо скрыл это.
- Отлично. Но вы по крайней мере должны знать, что я до сих пор никогда не имел никаких дел с евреями? - При этом казалось, что слово "еврей" должно было по его мнению включать все виды возможных инсинуаций.
- Я знаю об этом. Но мне хотелось бы знать, почему?
- Да просто потому, что они до сих пор никогда не прибегали к моей помощи, - ответил Гант и громко рассмеялся. - По крайней мере, так было еще две недели назад.
Стедмен удивленно поднял брови.
- Да, да. Один молодой еврей встретился со мной по поводу закупки оружия. Я сказал ему, что наверняка что-то можно будет предпринять в этом направлении, но к несчастью... - он улыбнулся Стедмену... - я его больше не видел. Вот я и думаю, почему он так неожиданно потерял интерес к этой сделке?
"Сволочь", - подумал Стедмен, принимая эту игру в кошки-мышки.
- Я не знал об этом, мистер Гант. А как звали... этого израильтянина?
- Что-то похожее на Канаан. Что-то типично еврейское. Но сейчас, я думаю, это не имеет большого значения? - Его лицо растянулось в издевательской усмешке.
Стедмен рассмеялся, сдерживая себя, чтобы не выплеснуть остатки водки в это обезображенное лицо.
- Во всяком случае для меня, - ответил он. - Мне хотелось бы только осмотреть некоторые виды вашего оружия.
- Естественно. Я изучил ваш список и думаю, что могу удовлетворить его по всем позициям. Кстати, Феликс может показать вам и более современное оружие, которое мы держим прямо здесь, а затем, возможно, вы захотите посетить наш полигон для дальнейшей демонстрации еще более мощных образцов.
- И где он находится? - тихо спросил Стедмен.
Гант, довольный, рассмеялся.
- Все в свое время, мистер Стедмен. А пока что, наш Вевельсбург не для ваших глаз.
При этих словах все присутствующие повернулись в сторону Ганта, и Стедмен заметил удивление или даже тревогу в их глазах.
- Извините... Вы сказали ваш?.. - пытался подсказать детектив.
Но Гант только вновь рассмеялся.
- Не берите в голову, мистер Стедмен. Все в свое время. Феликс, может быть ты еще раз посмотришь список и расскажешь нашему гостю об оружии, которое мы хотим предложить его клиентам? Это оружие выпускается только нашей компанией, мистер Стедмен, оружие самого высокого качества.
Следующий час он выслушивал объяснения молодого человека по имени Феликс Кюнер, который, судя по имени, был немцем. Остальные в это время молча смотрели на него, как будто изучали, и только Гант иногда делал замечания. Стедмен чувствовал, что они следят за каждым его движением, каждый его вопрос постоянно анализируется в их головах. Он ощущал, как нарастающая злоба начинает исходить от этой группы людей, а возможно и некая сила, и старик, сидящий в кресле рядом с Кристиной, как бы являет собой главный ее источник.
Даже красота этой женщины подразумевала что-то зловредное, но он не мог сейчас объяснить это более конкретно, а только чувствовал, как трудно удержаться, чтобы не смотреть на нее. Она возвращала его взгляды с едва заметной улыбкой, и дважды, к своему удивлению, он поймал выражение досады, а скорее даже неприязни на лице Бренигана в момент этих улыбок.
Что могло быть между ними? Что мог делать майор английской армии в такой компании? И что могло его связывать с Гантом? Также как и члена английского парламента, только что уехавшего отсюда? Ему говорили, что у Ганта много влиятельных друзей, но ведь не в английском же правительстве!
Немного позже он вместе с Кюнером и Брениганом прошел на территорию усадьбы, где был очень удивлен, обнаружив там расположенные почти рядом с домом огневую позицию и длинное кирпичное здание, в котором размещались некоторые виды оружия и техники. В сотне ярдов от дома была оборудована площадка, на которой находился вертолет класса "Газель", и Стедмен подумал, что не та ли это машина, которую использовали для управления танком на полигоне в Элдершот? Мысли об опасности ненадолго оставили его, пока он осматривал новые виды оружия, демонстрируемые ему людьми, одетыми в зеленую форму. Часть этих систем показывалась только лишь с принципиальной стороны, так как в имеющихся условиях испытания их были просто невозможны. Но эффективность их действия была запечатлена на пленке, и поэтому еще около двух последующих часов ему показывали соответствующие фильмы.
Уже вечерело, когда демонстрация была завершена, и Стедмен, ослабевший от подобной нагрузки, в сопровождении своих "экскурсоводов" вернулся в дом. Там их ожидал Гант, с постоянным выражением издевательской усмешки в глазах.
- Вы остались довольны осмотром, мистер Стедмен? Я надеюсь, ваши друзья заинтересуются этими образцами? - спросил он.
- Да. Надеюсь, что они проявят к ним несомненный интерес, - ответил Стедмен, продолжая предложенную игру. - Но мы пока лишь видели мелкие и средние по мощности виды оружия, - заметил он. - А в моем списке есть и достаточно мощные средства, которые мне хотелось бы увидеть в действии.
Когда я мог бы это сделать?
- У нас есть, как я уже вам говорил, более совершенный полигон, оборудованный для испытания тяжелого оружия, именно того, что вы имеете в виду. Сегодня мы всего лишь разогрели ваш аппетит. И, как мне кажется, это нам удалось, не так ли?
- Вы прекрасно справились с этой задачей. А где находится этот полигон?
Гант громко рассмеялся и повернулся к Кристине.
- Наш Парсифаль нетерпелив и любопытен, - обронил он короткую фразу по-немецки.
Она бросила на него короткий и резкий взгляд, но быстро спрятала его за улыбкой, обращенной к Стедмену.
- А вам не хотелось бы взглянуть еще кое на что, Гарри?
Он был в недоумении. До сих пор игра, которую вел Гант, не разделялась его помощниками. И это раздражало его. Он не мог понять истинного смысла их взглядов. А эти несколько слов по-немецки, которые донеслись до него? Причем здесь Парсифаль?
- Да, несомненно мне хотелось бы увидеть больше, - ответил он.
- И вы увидите, - произнес Гант, трогая его за плечо. - Прямо сейчас.
Пожалуйста, за мной, мистер Стедмен. - И на плоском лице появилась улыбка, показавшаяся всем еще более зловещей.
Теперь Стедмен знал, что игра близится к концу, и обман улетучивается. И он не мог придумать ничего лучшего, как положить голову в открытую пасть льва.
Он был сосредоточен и напряжен, выжидая удобного момента для слома ситуации. Преимущество было явно на их стороне, но он чувствовал необходимость еще потянуть время, чтобы заставить их сделать исключительный шаг. Давление на плечо возросло.
- Пожалуйста, идемте со мной, мистер Стедмен. Теперь в глазах бизнесмена больше не было юмора. - Обещаю вам, то что вы увидите, будет чрезвычайно интересно.
Теперь его время кончилось. Сопротивление должно уступить место покорности. Может быть, это поможет выиграть дополнительное время. Он кивнул и последовал за бизнесменом. Майор Брениган и Кюнер сопровождали их как явный конвой.
Гант провел его через холл к широкой лестнице. Поднявшись по ней, они оказались в длинном коридоре и пошли вдоль него до самого конца, где Гант открыл дверь и знаком пригласил Стедмена войти. С некоторой дрожью тот переступил порог комнаты.
То, что он увидел, буквально вывернуло его на изнанку. В центре комнаты находились едва державшиеся на стульях фигуры, в которых с трудом можно было узнать людей. Их лица были обезображены и покрыты кровью. Когда он подошел к ним ближе, он уже инстинктивно знал, кто они, но для полной уверенности приподнял их опущенные головы, сначала женщины, потом мужчины.
Он увидел то, что и ожидал.
Перед ним были Давид Гольдблат и Ханна.

Глава 10

Идите за Гитлером! Он поведет танец, хотя музыку написал я.
Мы дали ему способы общения с Ними...
Не оплакивайте меня. Мне удалось воздействовать на историю больше чем кому-либо.
Дитрих Экарт

Легенда о Туле так же стара, как сама германская раса.
Луис Пауэлл и Джекас Бергер

- И что нам теперь делать, мистер Блейк? Должны ли мы просто продолжать наблюдение, или нам следует попытаться войти туда? - Стив взглянул на Секстона, пытаясь разглядеть выражение его лица в темноте автомобиля.
Секстон хотел было повернуться, чтобы хоть немного подвигаться, но профессиональная выдержка взяла вверх над нетерпением, и он остался сидеть в прежней позе.
- Нет, малыш, мы должны подождать еще немного и посмотреть, что произойдет.
Их машина стояла сбоку от дороги, и в окружающей темноте ее было трудно заметить от ворот поместья. Стив провел большую часть дня, наблюдая за въездом в это поместье, и порою от скуки даже терял контроль над собой.
Единственным разнообразием для него были посещения телефонной кабины и переговоры с Секстоном по поводу происходящего. А вскоре он и сам присоединился к нему.
- Как ты думаешь, с мистером Стедменом все в порядке? - спросил он бывшего полицейского, когда тот вышел из-за деревьев и сел к нему в машину. - Может быть, в одной из этих машин, которые выезжали отсюда, увезли именно его?
- Я так не думаю, Стив. Происходит что-то очень непонятное. Поэтому хотелось бы, чтобы Гарри рассказал мне немного больше об этом деле.
Да, все очень запутано, подумал про себя Секстон. И все началось с этого ужасного убийства миссис Уэт. Был ли этот Гант причастен к этому?
Большую часть дня Секстон потратил на расспросы старых друзей, которые так или иначе были связаны с разведкой, но они не могли сказать ничего определенного относительно Ганта. Да, загадки были кругом. Только телефонный звонок от Стива прервал его размышления. Ему пришлось срочно выехать за город, где они должны были встретиться около имения Ганта и обсудить все происходящее в деталях.
Стив, как и было решено заранее, снял комнату в том же самом отеле, где проживал Гольдблат и женщина. Поскольку его комната была на другом этаже, он проводил большую часть времени в холле отеля, читая газеты и стараясь находиться как можно ближе к лифтам и лестницам, чтобы его подопечные не могли покинуть отель незамеченными. Наконец в дверях одного из лифтов он заметил свою пару. Внешне они выглядели так же, как большинство гостей, но все-таки было заметно, что женщина нервничает. Ее спутник был более сдержан, но беспокойство проглядывало и в нем. Стив ждал, пока они, подойдя к столу дежурного, предупредили того о своем отъезде.
Стив и сам нервничал, кроме того он был еще и возбужден тем, что участвовал в настоящей детективной работе, о которой так много читал. Он уже понял, что происходит что-то серьезное, и не стал терять время на звонки в агентство или домой к Стедмену, боясь потерять людей, покидающих отель. Его малолитражка стояла здесь же, в подземном гараже, и если он хотел следовать за ними, то лучше уж подготовиться заранее. Он свернул газету немного подрагивающими руками, и, стараясь выглядеть можно естественней, направился к вращающимся дверям и вышел на улицу. Там Стив проследил, как мужчина и женщина сели в серый "Даймлер", стоявший прямо против дверей отеля, и бросился к гаражу за своей машиной, надеясь, что в общем потоке он вполне успеет догнать их. Когда уже сидя в машине, он выезжал на проезжую часть, то заметил, как в "Даймлер" сели еще трое мужчин. Несмотря на то, что они уже вынули руки из карманов пальто, он понял, что по крайней мере двое из них вооружены, и почувствовал внутри неприятную пустоту.
Автомобиль очень медленно выехал из внутреннего двора отеля и влился в поток машин на оживленной дороге. Стив не испытывал сколько-нибудь заметных трудностей с преследованием "Даймлера" пока они ехали по городу, но как только они выбрались из переполненных улиц, темп езды изменился, и теперь Стив прикладывал неимоверные усилия, стараясь не потерять серую машину из вида. Он все еще продолжал ехать вперед после того как заметил, что "Даймлер" свернул вправо, к большим металлическим воротам, где Стив краем глаза увидел охрану и двух овчарок. Остановился же он только тогда, когда по его представлениям его уже не было видно от ворот. Припарковав машину с краю от дороги и стараясь держаться в тени деревьев, он приблизился к усадьбе, чтобы получше рассмотреть ее. Вся территория была обнесена высокой стеной, в которой был только один въезд. Он укрылся в тени и стал думать о своих дальнейших действиях. И тут ему на память пришли слова его наставника: "Если ты сомневаешься, - любил говорить старина Секстон, - сядь и жди, пока что-нибудь не произойдет. Запомни, что ты наблюдатель, а не главный участник происходящего".
Поэтому он решил продолжать наблюдение за этим местом, одновременно приводя в порядок записи об утренних передвижениях. Он только собирался отвлечься, чтобы выпить пива и проглотить сэндвич, как знакомая машина, свернув с дороги, подъехала к воротам. Это была машина Гарри Стедмена! Он уже собрался выбраться из своего укрытия, когда заметил, что к воротам с внутренней стороны подошел охранник с собаками, и Стедмен протянул ему что-то через решетку ворот. Он боролся искушением, пока Гарри стоял около своей машины, и только возвращение охранника расставило все по местам.
Теперь уже ничего не оставалось, как ждать.
Он проследил, как автомобиль Стедмена въехал в ворота, а еще через некоторое время к тем же воротам, но уже со стороны дома, подъехал БМВ и некоторое время стоял, ожидая, когда их откроют. В тот момент, когда автомобиль уже выезжал на главную дорогу, Стиву на какой-то миг показалось, что он знает пассажира, сидящего на переднем сиденье. Подождав еще минут двадцать, Стив отправился на поиски телефона, чтобы позвонить Секстону: он наверняка подсказал бы, что делать дальше.
Телефонную будку он нашел в нескольких милях дальше по дороге, и, к счастью, застал бывшего полицейского на месте. После разговора по телефону Стив вернулся на свой наблюдательный пост, обрадованный тем, что Секстон через некоторое время присоединится к нему. Через час или чуть позже знакомая "Кортина" медленно проехала по дороге, но он не сразу вышел из укрытия, желая убедиться, что приехал именно Секстон.
- Как ты думаешь, не попал ли мистер Стедмен в какую-нибудь неприятность? - уже третий раз задавал он один и тот же вопрос бывшему полицейскому. - Он уже давно въехал в эти ворота.
Секстон опять промолчал, оставляя его без ответа, но через некоторое время все же сказал:
- Давай подождем еще час. А потом пойдем и начнем искать.

***

- Приходилось ли вам слышать, мистер Стедмен, об обществе "Туле" или "Туле Гезельшафт"? - Теперь Гант стоял над детективом, держа руки в карманах пиджака. Он держался очень прямо, а улыбка на его лице была скорее надменной, чем издевательской.
Стедмен старался собраться с мыслями. Его не связали, но ствол "Вебли" калибра 9 мм майора Бренигана постоянно упирался в его шею и удерживал его на стуле лучше всяких веревок. Он видел в глазах Ганта поднимающуюся ненависть, когда израильтянин смотрел на бизнесмена. Тело Ханны все еще было бесчувственным и держалось на стуле только за счет веревок. Гольдблат скорее всего пришел в себя за несколько минут до этого и громко дышал, когда увидел Стедмена, разглядывающего его лицо. Он пытался что-то сказать, но резкий удар, который нанес Кюнер, заставил его замолчать. Мерцающие тени, отбрасываемые ярким дрожащим пламенем, метались на высоком потолке, создавая силуэты и целые картины, которых никогда не существовало даже в воображении. Сама комната была достаточно большой и освещалась только красноватым пламенем камина и единственной лампой, расположенной в углу. Всю мебель комнаты составляли лишь длинный стол в дальнем ее конце и стулья с высокими спинками, на которых сидела женщина, старик, Стедмен и двое израильтян. Гант, Брениган и Кюнер стояли вокруг них в угрожающих позах.
- Я уверен, мистер Стедмен, что за годы службы в военной разведке и сотрудничества с Израилем вы хоть что-то, но должны были слышать об этой организации?
Стедмен пытался освободиться от обволакивающего его страха. Вокруг возникал холод, которого не должно было быть, хотя бы потому, что огонь, горевший в камине, давал достаточно тепла. Холод бросал его тело в дрожь, которую он уже не мог сдерживать. Он начал смутно припоминать, что упоминание об этом обществе встречалось во многих лекциях по Второй мировой войне, которые он посещал во время службы в разведке. Подобные общества носили ярко выраженный оккультный характер и возникли задолго до войны, хотя всплыли на поверхность именно перед началом, потом, правда, постепенно исчезли.
- Да, я вижу, что вам доводилось слышать о нас. - В голосе Ганта появилось даже некоторое удовлетворение. - Но очевидно и то, что наше участие в попытках развязать эту войну не очень то впечатляет вас. - Он оглянулся на окружавшую его группу. - Кажется, наш рыцарь нуждается в некотором дополнительном образовании, если он собрался всерьез изучать своих врагов.
Кюнер, стоявший рядом со стулом, к которому был привязан Гольдблат, рассмеялся и презрительно взглянул на Стедмена.
- Я думаю, что наш рыцарь скоро сам превратился в дерьмо, - сказал он сквозь смех.
Гант присоединился к смеху, но само замечание оставил без внимания, как бы оберегая нервы детектива от лишних напряжений. Страх, охвативший Стедмена, постепенно перерастал в ярость, и он уже давно научился управлять ею в подобных ситуациях, подчиняя и направляя ее на поддержку самообладания. Любопытство тоже работало на это. Почему они используют в отношении него слово "рыцарь"? Это соответствует именно той роли, которую они ему отводят в этой странной пьесе?
- Я уверен, что вы слышали или читали, а возможно и изучали, что Адольф Гитлер был помешан на черной магии, сатанинских обрядах и тому подобных вещах, не так ли, мистер Стедмен? - Гант поднял брови и ожидал хотя бы реплики. Его плоское лицо стало еще более омерзительным, освещаемое красноватыми отблесками пламени.
- Я слышал только научные теории по этому поводу, - ответил наконец Стедмен, - но ничего, что давало бы конкретное подтверждение тому.
- Не слышали о доказательствах?! Ха! Отказ от принятия таких вещей просто изумителен! Держать эти доказательства в тени, даже не исследовав их должным образом, не выносить их на свет! Удивительно! Подобные заблуждения очень дорого обходятся обществу. - Воздух был наполнен сарказмом его рассуждений. - Мы лишь только усугубляем свое положение, принимая все, что мы достигли за период, начиная со Средних Веков, за чистую монету. Но посмотрите на эти достижения: нищета, голод и бесконечные войны! А что произошло с нашим духом? Мы верим, что мы двигаемся вперед, управляем обществом с помощью науки, развиваем прогресс и... оказывается, что совершаем непростительную ошибку, мистер Стедмен. Мы уходим все дальше и дальше от нашей духовной основы нашего эфира, от наших истоков! В этом и заключается наш грех, разве вы не поняли?! Наш Истинный Грех! Человеческое Скотство! И единственное величайшее преступление Гитлера против человечества, по мнению того же человечества, состоит в том, что он пытался увести нас от этого пути развития назад, к царству духа. Вот почему его отвергают, вот почему он был обречен. Они убили своего Христа по тем же самым причинам!
Стедмен содрогнулся от приступа безумия, которое он увидел в глазах Ганта. Он уже наблюдал такое состояние у фанатиков в разных странах, где ему доводилось быть: та же слепая страсть, та же слепая вера во все, что основано на извращенной морали и логике. Он знал и о том, что на многих это производило гипнотический эффект. Люди, захваченные речами своего вождя, пытались при этом еще и обрести какой-то смысл своего собственного существования. Стедмен оглядел комнату и присутствующих в ней. Он увидел на их лицах именно это состояние, увидел их воспаленные глаза, и эмоции, охватившие их от услышанного. Только глаза Гольдблата были наполнены ненавистью и отвращением.
- Гитлер пытался очистить свою расу от целых поколений, которые мешали ему вернуться к истинному Германскому наследию. Он пытался сделать шаг в сторону естественной человеческой эволюции. Подлинной его целью была биологическая мутация, появление человечества героев, полубогов, которые и поведут мир по дороге очищения. Его планы основывались на чистом оккультизме, и именно в этом ему смогло помочь общество "Туле", направив его по пути национал-социализма! Ведь даже идея нацистского флага, в последствии использованном Гитлером, родилась именно там! Свастика на белом фоне, окруженная красным полем. Это был символический образ, отражающий нашу движущую идеологию: белый цвет - национализм, красный цвет - его социалистический идеал, а свастика, сама по себе, знак борьбы за победу арийской нации. - Гант отвернулся от слушателей, его руки еще глубже погрузились в карманы пиджака, и подошел к камину. Он некоторое время неподвижно смотрел на пламя, затем быстро повернулся лицом к своему окружению. - А знаете ли вы значение символа свастики, мистер Стедмен? резко спросил он. И, не дожидаясь ответа, продолжил:
- Это символ солнца, света и самой жизни. На протяжении тысячелетий многие народы использовали этот знак именно в этом смысле. Для "Туле" и для Гитлера этот знак определял символическую связь с нашей собственной эзотерической предысторией, когда мы еще не были теми, кто мы есть, но доказательством чего является исчезнувший остров Туле. Эта связь существует в виде энергетических теней, мистер Стедмен, которые вы можете принимать за духов.
Стедмен вновь вздрогнул. Температура в комнате понижалась. Или это было лишь его воображение? Казалось, что воздух наэлектризован, а силуэт бизнесмена стал более плотным и более темным.
- Знаки, символы и ритуалы - все это используется в оккультизме для передачи энергии, точно также, как обряд причастия и месса используется в этих же целях церковью. А для плохих или хороших целей используется энергия - об этом знает только тот, кто посвящен. Посмотрите, на что использовала католическая церковь свое влияние в течение последних веков?
Она совершала преступления во имя Господа! Но есть прямой путь общения с демоническими силами! Гитлер первым был избран для того, чтобы познать истинную ценность вековых понятий: христианское Добро было носителем зла, а христианское Зло было воплощением добра! Гитлер был посвящен в то, как использовать эти силы, и чтобы сделать это, построил свою мистическую теорию. Он использовал знания, которые передавали ему такие члены "Туле", как Дитрих Экарт, специалист по оккультизму и черной магии, и Карл Гаусхофер, лидирующая фигура, профессор Мюнхенского университета, один из сторонников тибетской легенды. Именно ассистент Гаусхофера, Рудольф Гесс, позднее сбежавший в Англию, и установил первые контакты между ним и Гитлером...
Гант все еще продолжал говорить, понижая тембр голоса, но его слова превращались лишь в пустое шипенье, как только начинали распространяться по комнате. Стедмен взглянул на Гольдблата и вздрогнул от выражения отчаянья, которое он увидел на его лице.
- Но ведь Гитлер запретил все оккультные общества, разве не так? неожиданно прокричал детектив в сторону бизнесмена. - Он даже запретил их в рамках Партии?
Головы всех присутствующих повернулись в сторону Стедмена, как если бы тот неожиданно пробудил их от сна. Гант тонко и протяжно рассмеялся, отступая от камина и направляясь к детективу. Он приближался медленными осторожными шагами и встал прямо перед ним, по-прежнему держа руки в карманах пиджака. Неожиданно он освободил одну руку и схватил его за волосы, с силой отворачивая голову назад, а сам, слегка согнувшись, неожиданно резко поддался вперед так, что его плоское лицо почти касалось лица Стедмена.
- Он не запретил нас, мистер Стедмен, - произнес Гант неожиданно потяжелевшим голосом. - Это мы, в конце концов, запретили его. - Он отпустил голову Стедмена и злобно ударил его. Детектив попытался привстать, но рука Бренигана обхватила его шею, а ствол пистолета еще сильнее уперся в нее.
- Я не буду этого делать, Стедмен, только в том случае, если вы будете сидеть спокойно, - предупредил майор.
Стедмен расслабился, и его шея освободилась от нагрузки. Гант улыбался, глядя на него, а затем вновь повернулся к камину, как будто именно там была сцена, где он упражнялся в ораторском искусстве.
- Гитлер, еще находясь в армии, участвовал во встречах и вечерах, которые отдаленно напоминали наши вечера в "Туле"! Он еще не знал нас, и мы еще не знали о нем. И благодаря таким людям, как Экарт и Розенберг, бывший ефрейтор получил основы знаний, которые помогли ему проникнуть в тайны тевтонского мистицизма. Именно у нас он обрел свою судьбу.
После многих лет борьбы, гонений и кровопролитий, мы наконец победили своих врагов внутри своей собственной страны, а в 1933 году Гитлер стал канцлером германии. Это был великий день для всех нас, объединившихся в "Туле"! И это был самый трагический день для Гитлера. Он изменил нам. Он пытался очистить Германию от всех мистических обществ, и чисто внешне вместе со всеми пострадали и мы. Для остального мира это выглядело, как будто он боролся против подобных культов, отрицая их, но на самом деле он хотел идти своим путем. Он обнаружил новый источник энергии, новый Символ.
Оружие, которым владели знаменитые завоеватели в прошлом! И он поставил своей целью получить его.

Глава 11

В наше время эта <Британская> Империя уже показывает все признаки гниения и упадка, потому что у нее нет сильных и мужественных лидеров. Если вы больше не можете управлять посредством силы и настолько заражены гуманизмом, что не можете командовать, то пришло время уступить место другим. Британия еще пожалеет о своей мягкотелости, которая будет стоить ей ее Имперского величия.
Для Англии первая мировая война была пирровой победой.
Для поддержки их имперских устремлений необходима мощная сила, поддерживающая их на континенте, и этой силой может быть только Германия.
Адольф Гитлер

Единственная вещь остается несомненной - Гитлер имел дар предсказания.
Герман Раушнинг

- Гитлер на самом деле не отрицал оккультизм, а только создавал такое впечатление. Даже историки не могут объяснить до сих пор многие из существующих доказательств о глубокой вере Гитлера в оккультизм. Когда русские заняли Берлин, то там очень часто находили тела тибетских монахов, одетых в военную форму без знаков различия. Все они покончили жизнь самоубийством. Спрашивается, почему он допускал этих людей в армию и почему они покончили с жизнью? Почему в концентрационных лагерях проводились странные опыты над параноиками и дегенератами? Символы и знаки, включая и черную форму СС, были широко распространены в тот период.
И даже английская разведка в те годы завела у себя отдел, занимающийся оккультизмом.
И хотя лицо Ганта в этот момент находилось в тени, Стедмен непрерывно чувствовал на себе его взгляд.
- Вы только что сказали о попытках Гитлера отыскать новый источник энергии, некий символ, способный вызвать к жизни новые силы, - заметил Стедмен и вспомнил странное замечание Поупа о наконечнике античного копья.
- Не имелось ли в виду, что это оружие и есть Хайлидж Ланс?
- Отчего же, вполне может быть, мистер Стедмен. - При этом на лице бизнесмена появилась улыбка злобного удовлетворения. - Предполагалось, что это наконечник копья того самого центуриона по имени Лонгинус, который поразил им Христа при распятии. Адольф Гитлер видел этот наконечник в одном из музеев Вены еще в молодые годы. Именно в то время его голова была переполнена прошлой славой германской нации. И, конечно, он уже тогда в своем воображении видел славу грядущих битв между силами Добра и силами Зла.
Рихард Вагнер отразил эти былые сражения во многих своих прекрасных и талантливых произведениях, и Гитлер считал Вагнера истинным певцом германской нации! Именно в "Парсифале" Вагнера Гитлер увидел и открыл для себя значение и смысл Святого Грааля. Это был вечный символ борющихся сил, и только посвященный мог понять, что он являет собой. Знания, полученные Гитлером и в истории, и в мистике, убедили его в том, что он нашел связь между силами бытия и силами духа. Эту связь, в ее материальной форме, и являло то самое копье легионера, оружие простого римского солдата, которое исторически соединило дух Христа с землей, пролив на нее его кровь. Гитлер ждал того дня, когда он сможет обладать этим оружием. И этот день настал, когда он аннексировал Австрию!
Нет, мистер Стедмен, фюрер запрещал оккультные общества не потому, что не верил в оккультизм, а потому, что считал их угрозой для своих собственных устремлений, которые он связывал с той энергией, которая проходила через него и которой он хотел воспользоваться, равно как и тайными знаниями тайных обществ, которые хранят свои секреты много веков.
Он рассчитывал основать свой Орден, откуда выйдет вторая ступень человека, которая будет центром обновленного мира. Но общество "Туле" продолжало существовать. Мы все тогда сгруппировались вокруг СС благодаря воле и предвидению другого человека, человека еще более великого, который по праву должен был быть фюрером! Человек, который никогда не изменял общему делу, даже когда его любимая страна была фактически уничтожена Гитлером.
Я, конечно, имею в виду рейхсфюрера Генриха Гиммлера!
Стедмен был готов рассмеяться, но он понимал, что Гант не шутил.
- Гиммлер знал о силе Копья... Он даже попросил у своего фюрера разрешения забрать его из Вены в свой Вевельсбург, в то место, где им был основан священный Орден. Но Гитлер отказал ему в этом, имея другие планы.
По его мнению, Копье, равно как и другие сокровища музея, должно быть совершенно открыто доставлено в церковь святой Екатерины в Нюрнберг, где и должно находиться до тех пор, пока он не победит в борьбе за мировое господство. Он проиграл, потому что не послушался Гиммлера.
Наконец Гант замолчал, но его плечи продолжали подергиваться, как будто ему было трудно дышать. Изо рта у него шел пар, и Стедмен понял, насколько холодно стало в комнате. Неестественно холодно. Огонь по-прежнему горел в камине сзади стоящего перед ним бизнесмена, но тепла не было. Гант стал вновь приближаться к Стедмену, и детектив ощутил внутри себя решимость не дать ему возможности второй раз нанести безнаказанный удар. Но Гант неожиданно убрал руки в карманы пиджака и остановился перед детективом.
- Это все было в прошлом, мистер Стедмен, - помолчав, сказал он. Давайте попытаемся соотнести себя с настоящим. - Как вы видите, - он кивнул в сторону Гольдблата и Ханны, - двое ваших коллег сейчас попросту бесполезны. Но нам бы хотелось узнать о вас немного больше, особенно о ваших слабых, но, тем не менее, попытках разрушить нашу организацию. Боюсь только, что ваши друзья не очень подходящие собеседники. Интересно бы узнать, кто еще был вашим помощником из Моссад?
- Моим помощником? - Стедмен был явно поставлен в тупик этим вопросом. - Подождите, вы имеете в виду Баруха Канаана? Так ведь он у вас...
- Нет, мистер Стедмен. - Гант буквально выплевывал слова. - Я имею в виду вашу коллегу Холли Майлс.
- Холли? Нет, вы явно ошибаетесь! Она не имеет ничего общего с Моссад.
- В самом деле? Должен сказать, она имела идеальное прикрытие.
Оказалось, что она действительно дальняя родственница моей последней жены.
Но для Моссад обычное дело заниматься подобными тонкостями. Что же касается другого, я имею в виду Баруха, то думаю он пожалеет о том дне, когда отправился посетить мой Вевельсбург.
- Значит, он жив?
Гант злобно усмехнулся.
- Почти, - коротко ответил он.
Стедмен, тем не менее, очень хотел бы уточнить, что означает это "почти".
- Послушайте, Гант. Что касается этой девушки, Холли. Она всего лишь только журналист, и не более того.
- Да, конечно.
- Я не это хотел сказать. Я сам не принадлежу к Моссад уже давно, и много лет назад я порвал все связи с Институтом. Они наняли меня всего лишь для работы, которая состояла в том, чтобы найти их пропавшего агента, Баруха Канаана.
- У меня нет времени, чтобы выслушивать все это, мистер Стедмен, произнес Гант с выражением усталости. - Кюнер получит от вас все, что нам необходимо, когда мы к этому подойдем. А сейчас у нас есть вещи поважнее.
Я думаю, что мне доставит удовольствие поговорить о вас с мисс Майлс.
- Где она, Гант? Что вы с ней сделали? - Стедмен начал подниматься со стула, но Брениган вновь удержал его на месте. - Ради Бога, Брениган, ведь вы-то не сумасшедший, как вы-то ввязались во все это? Ведь, как никак, вы служите в Британской Армии!
Рука Ганта неожиданно вновь опустилась на лицо детектива, и у того на углах рта выступила кровь.
- Пожалуйста, не надо быть таким неучтивым, - очень тихо произнес бизнесмен. - Я не сумасшедший. Сумасшедшие - это те, кто управляет этой страной.
- Но ведь ваши симпатии всегда были на стороне немцев, на стороне Германии, разве не так? - произнес Стедмен, стискивая зубы. - Ведь вы же сами только что говорили о своей помощи Гитлеру.
- Да, я немец, мистер Стедмен. И почитатель Генриха Гиммлера. Но мы никогда не испытывали ненависти к англичанам. Мы всегда хотели видеть в них союзников. И сейчас еще не поздно вернуться к этому. Наше главное сражение начнется завтра, а на это время мы оставляем вас на попечение мистера Кюнера. Он имеет потрясающие способности получать информацию от самых разных людей. Вы должны бы знать это. Ему особенно приятно было беседовать с вашим партнером, миссис Уэт.
Теперь Стедмен уже не обращал внимания ни на руку, лежащую на его плече, ни на ствол пистолета, упирающийся в шею. Его руки вцепились в горло Ганта и начали его сжимать со всей силой, которую только могла позволить слепая ярость, пересилившая страх. Его голова дернулась от последовавшего немедленно удара стволом пистолета в висок, но он упорно продолжал сжимать горло старого фанатика, будто старался выдавить из него остатки жизни. Пальцы Ганта вцепились в руки Стедмена, стараясь оторвать их, но как бы ни был силен немец, ненависть детектива была сильнее его.
Только очередной удар пистолетом по голове заставил его ослабить хватку.
Последовал еще удар, и детектив медленно опустился на колени, по-прежнему сжимая шею производителя оружия. Колени Ганта тоже подогнулись под тяжестью тела Стедмена, и он стал опускаться на пол. Брениган бросился вперед и коротким ударом свалил детектива на спину. Когда же тот пришел в себя, то увидел, что Гольдблат пытается вырвать из веревок руки и протянуть их в сторону Ганта.
- Вы все сволочи! - кричал он. - Вы все - одно вонючее Гестапо. Вы грязные животные, какими были всегда. Убийцы! Вы были обществом убийц! Вы и остались ими!
Все дальнейшее происходило как во сне. Стедмен видел, как Кюнер достал что-то, что поблескивало в свете трепещущего пламени, видел как Гант коротко кивнул головой, видел как голова Гольдблата была задрана вверх и назад, видел лезвие ножа, пронесшееся над его шеей, как легкий, почти неуловимый блеск короткой молнии, видел, как кровь широким фонтаном хлынула на грудь, на руки израильтянина и множеством ручейков стекала на пол. Он видел как тело сначала напряглось, а потом забилось в затухающем спазматическом танце.
И он почувствовал, как смертельный холод окутывает его, отнимая сознание.

Глава 12

Большая часть потенциально полезной информации может быть получена от людей, всего лишь подозреваемых в чем-то. И даже если подозрения в их измене окажутся не подтвердившимися, в процессе их допроса в СД их всегда можно заставить дать информацию, которая в итоге приведет к новым подозреваемым. Информация такого рода может быть обычно получена путем заключения в тюрьму, путем угрозы физической расправы или обещанием скорого освобождения.
Генрих Гиммлер

- Черт возьми, вертолет! - Стив с беспокойством взглянул на своего более опытного напарника, затем наклонил голову, чтобы лучше разглядеть через ветровое стекло красные сигнальные огни вертолета, готового подняться в воздух. - Он находится почти рядом с домом, я уверен!
Блейк лишь бросил короткий косой взгляд в окружающую их темноту.
- Возможно, что это личный вертолет Ганта. Но мне хотелось бы еще знать, куда он на нем отправляется?
- Если он вообще на нем. В темноте нельзя ничего толком увидеть, можно лишь разглядеть, что около него находится четыре или пять фигур. Как ты думаешь, мистер Стедмен может быть среди них?
- Я полагаю, что этого не может знать и сам Бог. Хотя и нам от этого не легче. Видимо, нам все-таки придется что-то предпринять в ближайшее время.
Стив кивнул в знак согласия. Он замерз, все части его тела сводила судорога и ему хотелось хоть немного размяться, но Секстон не разрешил покидать автомобиль.
- А что мы, по-твоему, можем сделать? Въезжать прямо в ворота и требовать встречи с ним? Или обращаться в полицию?
- В полицию? Это еще зачем? Насколько я знаю, внешне здесь все выглядит очень пристойно. Наш хозяин приехал к предпринимателю, чтобы обсудить с ним дела по вопросам закупки оружия. Что мы еще можем сказать полиции?
- Извини, я слегка дрожу, это, видимо, всего лишь нервы.
- Ничего, сынок. Я чувствую примерно то же самое. Гарри находится там уже достаточно долго. Мне кажется, первое, что мы должны сделать, это подобраться поближе к воротам, чтобы попытаться хоть что-нибудь разглядеть...
- Подожди! - Рука Стива резко опустилась на руку Секстона. - Что-то происходит. Смотри, фары!
Два мощных луча света прорвались через решетку стального ограждения и осветили часть окружающего леса, пока автомобиль стоял около закрытых ворот. Когда они наконец открылись, автомобиль, который оказался большим грузовиком, пропустив идущий по главной дороге транспорт, выехал на нее и вскоре исчез в западном направлении. Как только сигнальные огни грузовика скрылись в темноте, наблюдатели быстро покинули свое укрытие и перебежали через дорогу ближе к воротам, и, укрывшись в темноте кустов и поеживаясь от холодного ночного воздуха, приготовились наблюдать за дальнейшими событиями.

***

Стедмен поднес руку к затылку и неожиданно ощутил резкую боль. Он все еще лежал на полу, где и свалился некоторое время назад, оглушенный ударами по голове и потерявший остатки сил от той жуткой сцены, которая здесь только что разыгралась. Голова очень медленно возвращалась к восприятию окружающей обстановки, и когда он захотел подняться, опираясь на один локоть, то комната закружилась перед его глазами и он вновь опустился на пол. Тогда, не пытаясь больше подняться, он стал осторожно вращать головой, то замедляя, то ускоряя движения. Его глаза с трудом могли различить согнутую фигуру человека в темном костюме, того самого, который встретил его днем на стоянке около дома, а потом сопровождал к Ганту. Он тащил что-то по полу, оставляя густой темный след. Это подстегнуло память детектива. Он вновь сделал попытку подняться, переворачиваясь по полу и упираясь в него обеими руками, и наконец его попытки закончились успехом: он уже полулежал, опираясь на локоть. Теперь он смог получше разглядеть комнату. Где-то за стенами дома он услышал знакомый звук, который напомнил ему о вертолете.
- Ну, ты, сволочь! - крикнул он Кюнеру, увидев наконец его в дальнем углу комнаты, стоящим около стола. Стедмен попытался встать, но, видимо, это было слишком рано, и вновь свалился на пол.
- А вот и мистер Стедмен. Рад видеть вас вновь бодрствующим. - Кюнер направился в его сторону, держа руки за спиной и изображая на лице приятную улыбку. Человек, который перетаскивал по полу тело Гольдблата, бросил любопытный взгляд в сторону детектива и продолжил свое занятие.
Когда он добрался до дальнего угла комнаты, то свалил тело возле стены как темную бесформенную массу. Кюнер остановился перед лежащим детективом, и красноватые отблески огня, отражаемые полированными ботинками немца, падали тому в глаза. В комнате было уже не так холодно, но сейчас Стедмен содрогался от поднимающейся внутри него ярости. К какой разновидности людей можно было отнести человека, способного на такое хладнокровное убийство, и который сейчас стоял перед ним?
- Теперь мы здесь почти одни, Стедмен. Вы, я и Крейвен, - он показал на маленького человечка, который вытирал носовым платком кровь со своих рук, - да еще несколько сторожей. Остальные отправились в Вевельсбург.
Ведь завтра будет великий день, как тебе уже известно, и нужно хорошо подготовиться к нему. - Ботинок резко опустился на ребра детектива. - Так что всю ночь ты будешь в моем распоряжении. - По-прежнему улыбаясь, Кюнер поднял ногу и еще раз ударил Стедмена, после чего отошел.
Вопросы бесконечным хороводом загружались в голове детектива, сплетаясь в мозаику причудливых форм. Что такое "Вевельсбург" и почему Гант отправился туда со своими приближенными? И что должно произойти завтра? Вел ли Гант себя действительно как сумасшедший, разглагольствуя о Гитлере и об этом копье? Если он был сумасшедший, то все это опасное и ужасное безумие. Но насколько опасное? Действительно ли они являют собой лишь маленькую группу фанатиков, или это широко разветвленная организация?
Поуп говорил, что Гант имеет много влиятельных друзей, многие из которых занимают важные посты. Боже мой, человек, которого он видел в БМВ сегодня днем! Был ли он одним из них? А Холли? Почему они похитили ее? Что они собираются с ней сделать? И почему, в конце концов, они оставили его здесь с этим маниакальным убийцей Кюнером?
Его мысли внезапно оборвались, мозаика рухнула, так и не сложившись в законченную картину, когда он увидел своего тюремщика, стоящего сзади Ханны. Его руки лежали на ее плечах, пальцы вдавливались в кожу. Она все еще плохо держалась на стуле, но уже пришла в себя и неподвижно смотрела на темную массу, сваленную в углу комнаты.
- А теперь продолжим, Стедмен, - произнес Кюнер, вновь изображая приятную улыбку на лице. - Давай, присоединяйся к нашей компании. - Он взял соседний с Ханной стул, на котором только что сидел Гольдблат, и поставил его на некотором расстоянии прямо перед ней. - Приведи его сюда, Крейвен.
Маленький человек побежал через комнату, доставая пистолет из внутреннего кармана пиджака. Не говоря ни слова, он схватил Стедмена за локоть, поставил на ноги, и коротким ударом направил в сторону приготовленного для него стула. Стедмен споткнулся и упал, но толчок пистолетом в спину заставил его снова подняться. Он стоял перед стулом, еще некоторое время, покачиваясь и собираясь с силами, а потом неожиданно тяжело рухнул на него. Теперь он смотрел прямо на Ханну и видел в ее глазах только тоску, смешанную с раскаянием.
- Мне так жаль... - начала она, обращаясь к детективу, но Кюнер резким ударом оборвал ее.
- Заткнись, ты, еврейская потаскушка! Ты будешь говорить только со мной, а не с ним!
- Оставь ее, Кюнер, - слабым голосом произнес Стедмен. - Она всего лишь женщина, она... - Кюнер вновь ударил свою жертву.
На этот раз она закричала, и раскаяние в ее глазах сменилось ужасом.
Кюнер сладко улыбнулся, глядя на Стедмена.
- Как видишь, ты будешь здесь только зрителем и тебе не причинят никакого вреда. Ты расскажешь нам все, что мы хотим знать, иначе страдать будет эта женщина. - Он разорвал ее одежду и достал из кармана нож, тот самый, который Стедмен уже видел в его руках. Детектив приготовился к прыжку, как только нож придет в движение, но Кюнер задумчиво посмотрел в его сторону.
- Лучше все-таки привязать его, Крейвен, - наконец сказал он. - Могут быть очень сильные потрясения, так что бедный человек может и не выдержать.
Холодный ствол пистолета все время упирался в висок детектива, а свободная рука помощника Кюнера сжимала его шею.
- Не беспокойтесь, сэр, он никуда не денется, пока я держу его таким образом.
Видимо, удовлетворенный, Кюнер вновь повернулся к Ханне продолжал методично срезать с нее остатки одежды, а Стедмен сдерживал себя изо всех сил, стараясь дождаться подходящего момента.
В ее глазах стояли слезы, и она с трудом различала лица, находящиеся перед ней. Их дело было проиграно окончательно: Давид был убит и Барух, вероятно, тоже будет убит, даже несмотря на то, что он не причастен ко всему этому делу. Но у них не было выбора, вот почему они должны были использовать его.
Кюнер, видимо изменив свои намерения, подошел к столу в дальнем углу комнаты и что-то взял там. Когда он вернулся, то в его руках был предмет, показывающий Стедмену очень знакомым.
- Самый обычный электрический фен для волос, Стедмен, - сказал он, вставляя вилку в розетку, расположенную около двери. После этого он расправил длинный провод и щелкнул выключателем. Инструмент ожил, а Кюнер проверил выходную струю воздуха и вновь приблизился к Ханне.
Он ухватил ее за подбородок, повернул ее голову в сторону и вверх, направил воздушную струю в ее ухо.
- Да, пожалуй мы начнем с ушей. Холодный воздух, да еще под давлением, чертовски плохо действует на барабанные перепонки! А когда этот воздух начинает нагреваться...
- Но мне на самом деле нечего сказать, Кюнер. Ради Бога, оставь ее в покое! Я еще раз повторяю, что они наняли меня как обычного детектива, чтобы найти их пропавшего агента, и только! Это все, что я могу сказать тебе о связях с ними! - Руки Стедмена с силой сжимали края стула, так что побелели костяшки пальцев.
- Ну что ж, продолжим, - сказал Кюнер, включая подогрев воздуха. - Вы понимаете, Стедмен, что я не могу поверить в это. Я знаю, что ваши связи с Израилем намного шире и глубже. Мистер Гант ждет немедленных и точных ответов, и именно для этого оставил вас под моим присмотром. К сожалению, он слишком занят, чтобы дожидаться вашего признания прямо здесь, но он очень верит в мои способности. Он имел все возможности оценить их еще раньше. - Кюнер убедился, что воздух, выходящий из фена, уже достаточно горячий, проведя им несколько раз на некотором расстоянии от собственной щеки. - О, вот теперь в самый раз. Этот тип фена немного мощнее, чем те, которыми пользуются парикмахеры, но это даже и лучше. А после ушей мы сможем переместиться на грудь. А может быть и нет, что-то мы пропустили...
А, глаза - вот что находится рядом с ушами. Да, именно к ним мы и перейдем после ушей.
- Кюнер!
Но тот делал вид, что не слышит этого окрика, а продолжал направлять струю воздуха в ухо Ханны.
- Пожалуйста, остановись! Я расскажу тебе все, что я знаю! - закричал Стедмен, и в его голосе просьба и отчаяние слились в один нечеловеческий вопль.
Кюнер выглядел разочарованным. Он отвернул фен в сторону, но не выключил его. Ханна пыталась освободить голову, но немец продолжал крепко держать ее.
- Что именно? - спросил он.
- Я не обманывал, когда говорил, что люди из Моссад действительно наняли меня только для поисков их агента по имени Барух Канаан. Было время, когда я работал на разведку Израиля, но прошло уже много лет, как я оставил их. Я не хотел больше иметь с ними ничего общего, но они, тем не менее, следили за мной, даже подсылали для этого специальных людей. Один человек, который занимался этим, переселился в Англию еще до начала войны.
- Ювелир.
- Да. Но как вы узнали об этом? - Стедмен в недоумении уставился на Кюнера.
- Это не имеет для вас большого значения. Теперь этот человек уже мертв. Его визит к вам прошлой ночью закончился для него трагически. - И, помолчав, добавил с усмешкой:
- Что-то напугало его там до смерти.
Событий было так много, и они чередовались с такой быстротой, что Стедмен не воспринял последнего замечания. Он покачал головой и продолжал:
- Они пришли ко мне две недели назад, Гольдблат и эта женщина, Ханна.
Я отказался помогать им в розыске их пропавшего агента, но моя партнерша согласилась помочь им без моего ведома.
- Да, это была миссис Уэт. У нас с ней была содержательная дружеская беседа, но, к несчастью, женщина не смогла сообщить мне ничего нового.
Мистер Гант был прав: она действительно ничего не знала.
- Ты... это был ты, кто...
- Прекратите пустые разговоры, мистер Стедмен. Только отвечайте на вопросы. Пожалуйста, я жду продолжения. - Теперь Крейвен еще внимательнее следил за своим подопечным и еще сильнее прижимал ствол пистолета к его виску, будто почувствовав его внутреннее состояние. А Стедмен ждал подходящего момента, чтобы его смертельный рывок не окончился полным поражением.
Тем временем Кюнер вновь направил струю горячего воздуха в голову Ханны, и Стедмен быстро заговорил вновь:
- После того, как Мег... моя партнерша была убита, меня посетил человек по имени Поуп. Он представлял английскую разведку, знал многое об операциях Моссад в Англии, и он же занимался расследованием деятельности Эдварда Ганта.
Ханна перестала вырываться и двигать головой, а неподвижно, с округлившимися глазами уставилась на детектива.
- Стедмен, не...
Кюнер зажал ей рот рукой и прорычал сквозь зубы:
- Не мешай, еврейская проститутка. Наконец-то я услышал кое-что интересное. Продолжай, Стедмен.
Неожиданно Кюнер завизжал от боли, когда Ханна вцепилась зубами в его руку, на которой тут же проступила кровь. Он бросил фен и одновременно схватился за нож.
- Нет! - только успел прокричать Стедмен, как лезвие вонзилось в грудь женщины. В этот момент Крейвен, который все время не сводил глаз с ее тела, на несколько секунд застыл, будто превращаясь в ледяную глыбу от неожиданности всего происходящего. Нож уже поднимался вверх, двигаясь по кривой, направленной к подбородку Ханны, когда Стедмен ухватился за ствол пистолета и резко отвел его в сторону.
Теперь детектив был уже на ногах, и рука, пытавшаяся удержать его за шею, не могла противостоять его силе. Он все еще продолжал удерживать в руке ствол пистолета, когда понял, что охранявший его человек даже не сбросил предохранитель. Развернувшись, он резко выбросил вперед ногу, и Крейвен взлетел в воздух, наполняя своим визгом пространство комнаты.
Стедмен повернулся, оставив на время коротышку корчиться на полу, и бросился в сторону Кюнера, выбрасывая вперед руки, чтобы перехватить окровавленный нож, который теперь изменил направление и был направлен прямо на него. Ему удалось перехватить руку, сжимавшую нож, почти у самой рукоятки, и лезвие на мгновенье замерло в воздухе, а потом плавно стало отходить в сторону. Они оба начали падать вниз, и в этот момент Стедмен успел ударить руку противника об пол. Нож воткнулся в дерево, на какой-то миг лишая Кюнера свободы движений. Однако немец сумел свободной рукой нанести Стедмену удар, который заставил детектива откатиться в сторону.
Кюнер тут же вскочил на колени, а нож уже вновь поднимался в воздух.
Стедмен двумя руками ухватил его руку, удерживая ее над собой и пытаясь отвести в сторону, но чувствовал, как лезвие медленно опускается, врезаясь в его щеку, миллиметр за миллиметром разрезая кожу, постепенно, через угол рта, подбираясь к его горлу. В глазах Кюнера, устремленных на детектива, уже поблескивал триумф победителя и предвкушения кровавого конца.
Стедмен не чувствовал боли, а только ощущал безжалостную силу холодного металла. Он медленно повернул голову, чувствуя как разрывается кожа, под стальным лезвием, оставляющим тонкий кровавый след на его щеке.
Наконец он почувствовал, что ему больше не удастся отклонить голову, а лезвие ножа уже добралось до кости подбородка. Кость и металл на мгновенье блокировали друг друга, предвещая скорую развязку. Видимо это предчувствие заставило собрать последние силы. С диким стоном, переходящим в рев, он развернулся на полу, резко меняя положение, одновременно устремляясь вверх, используя остатки сил, чтобы нейтрализовать вес своего противника.
Кюнер сопротивлялся, но движение детектива было столь неожиданным, что он на какое-то мгновенье потерял равновесие прогнулся назад. Стедмен, получивший в свое время хорошую практику рукопашного боя, решил не перехватывать руку, сжимающую нож, а сделал новый поворот, уворачиваясь из под ножа своего теперь удивленного противника, который явно не ожидал такого исхода, а рассчитывал на обычный захват руки с ножом, и поэтому приготовился к сопротивлению. Детектив, тем временем, сделав два или три оборота по полу, оказался уже на ногах в стороне от него.
Он скорее почувствовал, чем услышал, как нож с тупым звуком врезался в пол сзади него, и повернувшись в сторону противника, двинулся на него выставив вперед обе руки.
Кюнер тоже был на ногах, и оба молча смотрели друг на друга, ожидая, когда кто-то сделает первое движение. Стедмен непрерывно смотрел в глаза немца, не выпуская из поля зрения его руку с ножом. Глаза противника должны были сказать ему, что он сделает в следующий момент. Слева от него доносились стоны Крейвена, все еще лежащего на полу, и детектив понимал, что развязка должна быть короткой, если он не хотел иметь вместо одного противника двух. Пока, во всяком случае, ему вполне хватало и одного Кюнера. Глаза немца слегка расширились, прежде чем он сделал выпад, но этого было достаточно, чтобы детектив был настороже. Он бросился в сторону, стараясь согнуться как можно ниже, и лезвие прошло сзади его плеча. При столкновении Кюнер качнулся, но удержался на ногах и был готов к новой атаке. Стедмен же, не обращая на него внимания, бросился к темному предмету, лежавшему на полу в центре комнаты. Кюнер немедленно бросился за ним, уверенный, что его нож должен бы достигнуть спины детектива еще до того, как тот сможет схватить пистолет.
Стедмен тоже понимал это. Он остановился на мгновенье и, пригнувшись, ухватился за спинку им же перевернутого стула, на котором его удерживали во время допроса. Услышав сзади себя звуки приближающихся шагов, Стедмен выпрямился, разворачиваясь всем корпусом, и направил стул в сторону противника. Удар пришелся в плечо, и Кюнер отступил назад, но тут же, отклонившись слегка в сторону, сделал отчаянную попытку вновь ударить Стедмена ножом. Детектив изо всех сил в очередной раз резко развернул стул, опуская его на подбородок Кюнера. Немец поднял руку, прикрывая лицо, и в этот момент Стедмен ухватил обеими руками руку с ножом и рванул ее вниз, опирая о свое колено в расчете сломать. К сожалению, он не добился полного успеха, но зато нож теперь был на полу.
Детектив тут же двинул вперед локоть и нанес противнику сильный удар по ребрам, продолжая держать его руку в вытянутом положении. Но Кюнер использовал этот выпад и захватил второй рукой шею Стедмена, который, как бы продолжая движение вперед, удвоив усилие, и оба рухнули на пол, несколько раз перевернувшись.
В следующее мгновенье оба противника были вновь на ногах, и Кюнер, двигаясь подобно кошке, повернулся лицом к детективу и не сводил с него глаз. Но гнев, который только усиливался и теперь был отчетливо виден в глазах его пленника, не предвещал шансов на успех. Детектив врезался в него, выставив вперед руки, сжатые в кулаки, нанося ими удар в лицо и отбрасывая его назад, спиной к камину. Ужас отразился в глазах немца, когда Стедмен бросился на него. Он понимал, что ярость, проснувшаяся внутри детектива, не позволит остановить его. Помочь ему может только оружие. Он огляделся, прикидывая возможность вырваться из капкана, и понял, что ее нет. Нож валялся где-то в темноте дальнего угла, а пистолет Крейвена был в противоположной стороне комнаты. Но он заметил, что Крейвен начал подавать признаки жизни, пытаясь подняться. Только бы ему удалось добраться до пистолета!
Кюнер уже собрался что-то крикнуть Крейвену, как новый удар заставил его забыть об этих намерениях и согнуться. Он узнал эту ненависть, отражавшуюся в глазах Стедмена, за которой последует только одно, единственно возможное в этой ситуации продолжение. Выставив вперед руки, немец пытался оттолкнуть от себя детектива, но тот без труда развел их в стороны. Он должен был вырваться отсюда, потому что уже ощущал жар, охватывающий спину! Огонь! Он стоял спиной к камину! Тогда Кюнер рванулся было в сторону, но Стедмен, схватив его за галстук, нанес новый удар, от которого у него из глаз посыпались искры. Он почувствовал, что падает, и инстинктивно пытался ухватиться руками за края камина. Но руки плохо слушались его, и он свалился в короткое пляшущее пламя, издавая дикий вопль. Как только огонь опалил его одежду и начал жечь тело, Кюнер начал умолять Стедмена вытащить его оттуда.
Стедмен же поднял ногу и резко опустил ее на уже охваченную слабым огнем грудь немца, заталкивая его внутрь, не обращая внимания на его вопли о пощаде. Кюнер продолжал вопить, переворачиваясь и делая отчаянные попытки освободиться. И только когда начали гореть его волосы, Стедмен рванулся вперед, схватил его за отвороты пиджака и вытащил его из камина.
Крики, издаваемые Кюнером, глухим эхом отзывались по всей комнате, пока Стедмен сдирал с него обгоревшие куски одежды. Пока детектив сбивал с него мелкие очаги огня, немец стучал зубами, как будто провел изрядное время на морозе.
В этот момент раздался крик, который заставил Стедмена обернуться в сторону Крейвена, который уже был на ногах и направлялся в сторону все еще лежащего на полу пистолета. Крик этот принадлежал ему. Хотел ли он таким образом подтолкнуть к действиям Кюнера или просто старался подбодрить самого себя? Детектив бросился вперед, в сторону кричащего, но теперь уже от страха, человека. Этот миг, когда Крейвен проявил нерешительность, может быть, и определил все дальнейшее. Он замедлил свое движение и с ужасом почувствовал, как тяжелая рука опустилась на его незащищенную шею.
Другая рука ухватила его сзади за брюки, и они обе потащили его вперед, в сторону лежащего пистолета, но теперь абсолютно бесполезного для него.
Увлекаемый ими, он чувствовал себя беспомощным в этих железных объятиях, а все попытки зацепиться за что-нибудь ни к чему не приводили. Он уже летел, не касаясь пола, удаляясь все дальше и дальше от корчащегося на полу Кюнера, когда наконец вдруг врезался в гладкую поверхность стола и как пушечное ядро пронесся по ней.
Следующим его ощущением было разлетающееся вокруг него на сотни кусков стекло, но сам звук удара остался где-то за границей его ощущений.
Земля рванулась ему навстречу, и, к счастью, он не почувствовал больше ничего, когда его голова врезалась в нее.
Стедмен стоял, опираясь руками о поверхность стола, глубоко вдыхая холодный ночной воздух, ворвавшийся через разбитое окно. Злость все еще кипела в нем, медленно выходя через жестокость, которую он только что проявил в отношении Крейвена. Но теперь эта ярость становилась холодной и уже не мешала хладнокровно и отчетливо воспринимать окружающее. Он знал, что отвращение к самому себе придет позже, когда он вновь начнет убеждать себя, что человек, с которым он разделался подобным образом, был не намного хуже его самого. Эти ощущения будут преследовать его некоторое время, но сейчас он был готов даже к этому.
Оттолкнувшись от стола, он пересек комнату, не обращая внимания на Кюнера, лежащего на полу и прижимающего грудь к его холодной поверхности.
Часть его одежды все еще дымилась. Стедмен спустился на колени около Ханны, стараясь скрыть те чувства, которые вызывало в нем ее состояние.
Пол вокруг нее был залит кровью. Но Стедмен предпочитал смотреть на него, нежели на ее рану, нанесенную обоюдоострым ножом. Сначала ему показалось, что она уже умерла, но когда он начал развязывать ее, то заметил, что веки слегка подрагивают, а в следующий момент она открыла глаза. Ее губы пришли в едва различимое движение, но он не слышал звуков.
- Не надо, лучше помолчи, - сказал он. - Я сейчас попытаюсь отправить тебя в госпиталь. Он понимал, что все сказанное им уже не имеет никакого значения, поскольку знал, что у нее больше нет шансов на жизнь.
Ханна и сама знала это.
- Стедмен, - с трудом произнесла она наконец, и ее голос слабел с каждой минутой, будто в такт с покидающей ее жизнью. Он наклонился ближе к ней, приближая ухо к ее губам. Очень трудно было разобрать слова, но она несколько раз повторяла их, будто желая убедиться в том, что он понял их.
- Это... Копье... для Израиля, Стедмен... ты должен... для Израиля... отыскать его...
Наконец смерть подступила к ней, и голос медленно стих. Стедмен закрыл ее глаза, прикрыл ее тело остатками одежды и поднялся на ноги. Он взглянул в сторону Кюнера, и в его глазах застыл ледяной холод.
Обгоревший немец стоял уже на коленях, и опираясь руками на пол, пытался двигаться к двери. Он повернул голову на звуки шагов приближающегося Стедмена, и его глаза округлились от ужаса, который охватил его, когда он увидел выражение лица детектива.
Стедмен поднял его на ноги и толкнул к столу. Кюнер закричал, почувствовав как его обгоревшая спина прижимается к жесткой гладкой поверхности.
- Сейчас ты захочешь кое-что рассказать мне, Кюнер, - сказал Стедмен.
- Ты расскажешь мне о том, что должно произойти завтра. - Он приблизил свое лицо к немцу и продолжил:
- Ты скажешь мне, где находится Холли Майлс и Барух Канаан.
Кюнер попытался вырваться, но все было напрасно.
- Я не могу ничего рассказать тебе, Стедмен. Пожалуйста, отправь меня в госпиталь.
- Только после того, как ты расскажешь мне все, что я хочу знать, Кюнер.
- Но я не могу этого сделать, ведь они убьют меня!
- Тогда тебя убью я.
- Но послушай, ведь нет ничего...
- Куда отправился Гант?
- Я не могу сказать это! - Стедмен прижал его к столу, подставил свой локоть под его подбородок, вздергивая его вверх, и схватив его правую руку, он выбрал на ней один из пальцев. Мизинец. Он аккуратно отвернул его в сторону и сломал.
Детектив старался не слышать крика обезумевшего немца, а отвлекал себя, думая о своем прошлом и настоящем.
- Скажи мне, Кюнер, куда они отправились? Где они держат девушку?
Слезы рекой текли из глаз фанатичного садиста, и Стедмен побаивался, как бы тот не потерял рассудок прежде времени.
- Вевельсбург! Они отправились в Вевельсбург! Пожалуйста, прекрати!
"Вевельсбург". Вновь это название. Стедмен взялся за второй палец.
- Что означает это название, "Вевельсбург", Кюнер? - спросил он, начиная выворачивать палец, постепенно увеличивая давление.
- Нет! Это дом, точнее имение! Оно принадлежит Ганту!
- Где это?
- На побережье, на севере графства Девон. Пожалуйста, оставь меня...
- Где точно?
- Недалеко от местечка, называемого Хартландс. - Кюнер попытался вырваться, и детектив сильнее прижал его локтем. - Девушка находится там, Стедмен! С ней все в порядке! - Эти слова должны были, по его мнению, успокоить детектива.
Вест-Кост. Холли как-то сказала Стедмену, что у Ганта есть имение на Вест-Кост. Может быть, это и есть Вевельсбург?
- Хорошо. А теперь скажи мне, что Гант собирается сделать? Что должно произойти завтра?
- Я не могу. Я не могу этого сказать.
И только шаги на лестнице позволили спасти очередной палец Кюнера.

Глава 13

Мы должны воспринимать "Парсифаль" как полностью противоположный подход к разрешению общей концепции... Это уже не христианско-шопенгауэровская религия, основанная на сострадании, которое так живо воспринимается в мире, а чистая и благородная кровь, пролитая во славу тех, кто объединился в братстве посвященных.
Адольф Гитлер

Двое охранников, вооруженные автоматом и винтовкой из образцов, производимых на заводах Ганта, быстро поднимались по лестнице, ведущей в комнату, где, как им было известно, находились пленники. Они были, можно сказать, местными ветеранами и входили в личную элитарную гвардию Ганта, немногочисленную, всего около пятидесяти человек, но хорошо подготовленную и состоящую преимущественно из людей, отобранных лично майором Брениганом.
На их форме, армейского образца, не было знаков различий, и они не носили никаких званий, но вместо этого у них были деньги, получаемые за хорошо выполненную работу. Иногда, во время дружеских попоек, устраиваемых в имении, они называли себя солдатами Четвертого Рейха.
Эти двое, Мак-Гау и Блейр, находились около ворот вместе с постоянно дежурившим там охранником. Теперь же они стояли на повороте лестницы, подняв оружие в направления двух фигур, появившихся на верхних ступенях.
Одна из них принадлежала Кюнеру. Его лицо было искажено гримасой боли, а почерневшая рубашка была не заправлена и свободно болталась. Второй человек, находившийся в непосредственной близости сзади него, был пленник, частный детектив, который днем осматривал оружие на стендах, расположенных рядом с домом.
- Не двигаться! - скомандовал Блейр, продолжая подниматься вверх, сопровождаемый Мак-Гау.
Стедмен не колебался. Теперь уже не было времени на поиски пистолета, который так и остался лежать на полу комнаты, из которой они только что вышли. Поэтому он решил использовать в этом неожиданном столкновении с охраной то, что было у него под руками, а именно: Феликса Кюнера. Он неожиданно и сильно толкнул обожженного немца по ступени, И тот полетел прямо на поднимавшихся солдат, широко расставив руки. Тело Кюнера врезалось в них с такой силой, что все трое упали и покатились еще дальше вниз, а Стедмен тут же бросился вслед за ними, перепрыгивая сразу через три ступеньки. Он успел выхватить оружие у одного из солдат раньше, чем тот смог им воспользоваться. Второй попытался было подобраться к упавшему на ступени автомату, но, получив удар ногой, был отброшен вниз.
Детектив поднял ошеломленного Кюнера и сказал:
- Идем, ты пока еще нужен мне. Он вытолкнул его вперед и повернулся к солдату, который начал было подниматься. Колено Стедмена мгновенно рванулось вперед и врезалось в голову человека в зеленой форме, в результате чего солдат был буквально вдавлен в стену, а потом медленно опустился на пол. Детектив вытащил Кюнера в холл, направляясь к двери и понимая, что единственным спасением от пули в спину может быть лишь быстрота передвижений пока оба солдата еще не пришли в себя, поскольку затевать перестрелку с охраной, по своему давнему опыту, он считал отнюдь не беспроигрышным вариантом. Поэтому он быстро распахнул дверь и вытолкнул Кюнера в ночную темноту, стараясь держать его все время впереди себя.
Тем временем Мак-Гау все же добрался до своего оружия и, действуя почти автоматически, немедленно направил его в спину удалившегося детектива, но бросив взгляд на своего напарника, остановился. Лицо Блейра было бледным, губы плотно сжаты, но он тут же с необъяснимой поспешностью покачал головой в знак отрицания. Мак-Гау положил оружие и с недоумением смотрел, как выходная дверь захлопнулась за беглецом.
Стедмен был слегка успокоен тем, что не встретил никакой охраны на стоянке, где по-прежнему находилась его машина. Он распахнул противоположную от водительского места дверь и почти швырнул Кюнера на переднее сиденье, а затем, обойдя автомобиль спереди, уселся за руль.
На все попытки Кюнера выбраться наружу, он вновь повторил ему прежние слова:
- Я уже не один раз говорил тебе, Кюнер, ты мне нужен. Ты должен будешь вывести меня за ворота.
Детектив запустил двигатель, ожидая, что с минуту на минуту откроется дверь, двое солдат выбегут на площадку перед домом и откроют стрельбу из автоматов. Но ему, как это ни странно, повезло. Должно быть они все еще приходили в себя. Тем временем машина развернулась на гравийной дорожке и направилась в сторону ворот. Стедмен включил дальний свет, чтобы ослепить, насколько это было возможно собак и сторожа, который вот-вот может быть предупрежден звонком по телефону, если только оставшиеся в доме солдаты будут в состоянии это сделать, и если они уже не сделали этого.
Как только машина выехала на прямую часть дороги, непосредственно ведущую к воротам, Стедмен увидел, что охранник и его собаки уже находятся там. Детектив остановил автомобиль в десяти ярдах от ворот, а сторож поднял руку, показывая водителю, чтобы тот выключил фары.
- Кто там в машине? Включите этот чертов свет, чтобы я мог вас разглядеть!
- Скажи ему, чтобы он выпустил нас отсюда, Кюнер, - тихо проговорил Стедмен.
Кюнер покачал головой, а его искалеченная рука прижалась к груди. По его лицу текли слезы.
- Убирайся к черту, - выговорил он, с трудом превозмогал удушье.
Тем временем охранник начал приближаться к автомобилю. Его рука находилась под курткой военного образца, отыскивая там пистолет, обычно скрытый гот глаз посетителей этого дома. Собаки были настороже и напряженно следили за происходящим. Для большей безопасности сторож спустил их с поводка.
Теперь нельзя было терять ни одной их тех драгоценных секунд, которые оставались в виде шанса на возможное освобождение, и поэтому Стедмен старался действовать как можно быстрее. Он наклонился в сторону своего пассажира и, щелкнув дверным замком, распахнул дверь и вышвырнул Кюнера на покрытую гравием дорогу.
Кюнер свалился на спину, закричал и попытался подняться. Но этого уже было больше чем достаточно, чтобы овчарки бросились со всех ног к поднимающемуся с земли человеку. Они окружали его и скалили зубы, готовые броситься и разорвать свою жертву, чувствуя, что она была перепугана и могла стать легкой добычей.
Обескураженный охранник заспешил вперед, его оружие было направлено на эту свалку, где собаки явно диктовали свои условия. Фары были по-прежнему включены, мешая ему как следует разглядеть все происходящее.
Стедмен нажал на газ, и автомобиль подался вперед, сбивая охранника с ног и отбрасывая в сторону от проезжей части. Быстро нажав на тормоза, Стедмен решил не терять ни минуты и выскочил тут же из машины, выбил пистолет из расслабленной руки охранника и, главное, отыскал висевший у того на поясе ключ от ворот. Ключ был большой, висел на прочной цепочке, И Стедмен потратил значительное время, прежде чем снял его. Он слышал крик Кюнера, лай и рычанье собак, доносившиеся из-за машины. Охранник, чьи ноги были парализованы после тяжелого удара, поднялся на локтях и пытался дотянуться до лежащего на земле пистолета. Стедмен ударил его по голове, отбрасывая ее назад с такой силой, что человек потерял сознание.
Наконец, с ключом в руках, он бросился к воротам, глядя через плечо в сторону собак, открыл замок и раздвинул створки. Когда он вернулся к автомобилю, прикрывая руками глаза от света, то подумал о том, что он не должен оставлять Кюнера на милость немецких овчарок. Он вышел из потоков света, поднял с земли пистолет, и посмотрел туда, где был Кюнер.
Неожиданно крики, раздававшиеся оттуда, прекратились, и он увидел, что обе овчарки, оторвавшись от неподвижно лежавшего тела, повернули головы в его сторону, а одна из них начала медленно двигаться к нему. Вторая, с окровавленным ртом и вздыбленной на загривке шерстью, глухо рычала. И тогда он выстрелил. По два раза в каждую.
Взглянув на безжизненное тело Кюнера, он подошел к автомобилю и забрался внутрь, а еще через несколько секунд уже выезжал на главную дорогу.
Но почти перед самым поворотом ему неожиданно пришлось нажать на тормоза, из лесного массива на дорогу выскочили две темные фигуры, и, чтобы привлечь его внимание, подняли руки вверх.
- Секстон! Стив! Какого черта вы делаете здесь?! - Стедмен опустил стекло и с удивлением разглядывал почти весь штат своего агентства, выстроившийся перед ним на ночной дороге.
Секстон указал пальцем на своего напарника.
- Гольдблата и женщину похитили трое мужчин, за которыми постоянно следовал Стив, и в итоге он оказался здесь. С тобой все в порядке, Гарри?
- неожиданно спросил он, заметив свежую кровь на щеке детектива.
Но Стедмен остановил вопрос без внимания.
- Мне нужно добраться до телефона.
- Телефон находится примерно за полторы мили отсюда, дальше по этой дороге, мистер Стедмен.
Это сказал Стив, очень довольный своим участием в происходящем.
- Хорошо. Тогда садитесь оба. Вполне возможно, что сейчас вокруг этого дома начнется суета.
Они не стали дожидаться второго приглашения и заняли места внутри машины. Секстон сел рядом с детективом, а Стив устроился на заднем сиденье.
- Теперь нужно развернуться назад, мистер Стедмен, - сказал Стив, указывая, как проехать к телефону. Стедмен быстро развернулся, и машина понеслась вдоль по главной дороге. Теперь у Секстона было время внимательно рассмотреть сидящего рядом с ним детектива.
- Что произошло, Гарри? Мы начали уже беспокоиться.
- Этот Грант - он просто сумасшедший. Он убил и Гольдблата, и женщину. И он же убил Мегги. - В голосе детектива чувствовалась усталость.
- Господи! Что же мы должны делать? Идти в полицию?
- Пока нет. Я собираюсь позвонить человеку по имени Поуп. Он работает в разведке, в отделе МИ-5, и должен будет разобраться с этим.
- А что с этим Гантом? Он, как я понимаю, сбежал.
- Да, его уже там нет, - мрачно заметил Стедмен.
- Я видел вертолет, вернее мы наблюдали со Стивом, как сначала взлетел вертолет, а потом через ворота выехал грузовик.
Стедмен с трудом припомнил неясные звуки вращающихся лопастей, доносившиеся тогда, когда он находился в полубессознательном состоянии, там, в доме.
- Да, это вполне возможно. Я видел там вертолет, стоящий на площадке рядом с домом. И я думаю, что Гант отправился на нем в какое-то место, которое он называет не иначе, как "наш Вевельсбург". Скорее всего, что оно находится на севере графства Девон.
- У него есть имение в том месте, где он проводит испытание оружия, заметил Секстон. - Я узнал это сегодня утром. Некоторая часть сельской местности, окружающая это место, используется для испытаний и армией.
Стедмен кивнул.
- Он планирует на завтра какую-то акцию, но я не знаю, что именно.
Тем не менее, он считает, что она крайне важна для него и для всей их организации.
- На что он способен?
- Он представляет себя новым Гитлером, только еще более сильным.
Уверяю тебя, он просто сумасшедший. Так где этот чертов телефон, Стив?
Теперь по обеим сторонам дороги появились дома, а проезжая часть была освещена.
- Уже недалеко. Сейчас будет небольшой поворот налево, а там телефон.
- Так что случилось в этом доме, Гарри? - спросил Секстон. - Как тебе удалось вырваться оттуда?
- Гант остановил меня в компании одного из его любимых инквизиторов, а попросту садиста. К счастью, для меня, в доме была очень небольшая охрана. И, в конце концов, удача на этот раз была на моей стороне. Наконец показалась телефонная будка, и он остановился. - Ждите здесь, сказал он, не выходя из машины и оставляя двигатель включенным. - Все время наблюдайте за дорогой, особенно с той стороны, откуда мы приехали. У них может появиться желание отправиться на наши поиски.
Мгновенно оборвавшиеся гудки свидетельствовали о том, что трубку сняли в тот самый момент, как только Стедмен закончил набирать номер и опустил мелочь в щель автомата.
- Поуп, - коротко произнес абонент, и детектив облегченно вздохнул.
- Поуп, мне видимо следует благодарить Бога, за то, что мне удалось застать вас на месте, - сказал детектив.
- Стедмен? Я уже давно ожидаю вашего звонка. Ну как, удалось вам найти что-нибудь новое о Ганте?
В голосе Поупа прозвучал намек утешения, едва различимый для Стедмена.
- Я узнал массу вещей о нем, но все это как невероятно! Вы оказались правы. Гант действительно возглавляет организацию, известную как "Туле Гезельшафт". - И Стедмен быстро, не останавливаясь на деталях, рассказал ему о том, что случилось в доме бизнесмена, а Поуп терпеливо слушал, лишь иногда прерывая уточняющими вопросами. - Но почему он оставил вас в руках этого Кюнера? - спросил толстяк, когда Стедмен объяснил ему, каким образом ему удалось покинуть дом.
- Чтобы получить от меня информацию, узнать, что мне известно и кто еще посвящен в мои дела. Как я понимаю, завтра у Ганта начинается большая операция, и он должен был подготовиться к ней, а на меня уже не оставалось времени.
- Какая операция? - В голосе Поупа послышался острый интерес.
- А вот этого я не знаю. Он отправился в свое имение где-то в северном Девоне, неподалеку от Хартландса. А вы сами ничего не знаете о том, что может происходить завтра в этом районе, Поуп?
Последовала длительная пауза, потом вновь раздался голос Поупа:
- Кое-что должно произойти завтра, но... - Новая пауза. - Нет, это никак не связано с этим районом. Хотя... О, Боже мой! Но он не должен был бы связаться с подобными делами.
- Что вы имеете в виду, Поуп? Учтите, что он просто сумасшедший, и он не остановится ни перед чем для достижения своих целей.
- Но это уже не телефонный разговор, Гарри. Возможно, что позже я расскажу вам. Мы еще должны разобраться со всем этим. Нам известно про это его имение. Ведь большая часть его занята полигоном для испытаний оружия, и, естественно, что все это находится под нашим контролем.
- Но есть еще кое-что. Он держит там девушку, Холли Майлс. Он уверен, что она работает на Моссад.
- Эта журналистка? И она работает на Моссад?
- Я собираюсь задать вам тот же самый вопрос.
- Но я ничего не знаю на ее счет, мой дорогой. Полное недоразумение, разве не так?
- А что вы скажете по поводу Бренигана и того члена парламента, которого я видел в автомобиле? Как вы собираетесь поступить с ними?
- Они могут быть задержаны только тогда, когда мы возьмем Ганта. Это дело чрезмерно деликатное, Гарри.
- Эти убийцы, на совести которых Мегги, Гольдблат и Хана, а может быть и Барух Канаан, все они отнюдь не деликатны, Поуп, - с возрастающим гневом продолжал Стедмен.
- Конечно, Гарри. Все они получат свое, и не нужно об этом беспокоиться. А теперь, послушай, как ты думаешь, не смог бы ты отправиться в Хартландс?
- Вы, что сошли с ума? Почему, черт возьми, я должен ехать туда?
Теперь уж ваша очередь заняться этим делом.
Короткие гудки, появившиеся в трубке, информировали их о том, что время разговора кончается, и Стедмен опустил новую монету.
- Гарри, ты еще слушаешь меня?
- Да.
- Мне очень нужно, Гарри, чтобы ты отправился туда. Ты должен понять, что поскольку служба безопасности по моему представлению должна будет произвести там аресты, то мне нужны какие-то первичные основания для этого хотя бы в виде подтверждения всего, о чем мы только что говорили. А ведь ты являешься прямым свидетелем и участником этих событий. И поэтому мне необходимо там твое присутствие, которое исключит массу ненужных споров и недоразумений. Пожалуйста, поверь мне, что ты нужен мне там как один из аргументов для убеждения моего начальства.
- А почему я не могу прямо сейчас прийти в ваше Главное Управление?
- Потому что так будет проще. Совершенно бессмысленно для тебя возвращаться в Лондон, когда тебе гораздо проще ехать прямо в Девон. Я хочу, чтобы ты был уже а рулем, Гарри. Как ты себя чувствуешь? Ты справишься с этим?
- Я постараюсь.
- Хороший ты человек, Гарри. А теперь послушай, что я тебе скажу.
Есть небольшой город, Бидефорд, находящийся недалеко от Хартландса. Нади там отель и сними комнату. Мы очень легко найдем тебя там.
- Вы хотите подключить местную полицию?
- Она будет лишь информирована, но не будет принимать участия в этом деле. Боюсь, что в нем и так замешано слишком много людей, занимающих достаточно высокие посты.
- Послушайте, Поуп, если вы собираетесь покрывать их...
- Ну, Гарри, сейчас нет времени для подобных дискуссий. Меня ждет еще масса работы, а у тебя впереди еще долгое путешествие. И, кроме того, для начала мне необходимо перехватить все телефонные разговоры между двумя домами Ганта. Ведь оставшаяся в Гилфорде охрана обязательно начнет звонить Ганту, а я должен успеть послать туда людей до этих звонков...
- Боже мой, Поуп...
- Пожалуйста, Гарри. Времени просто нет для дальнейших обсуждений. И, кроме того, ты должен помнить, что девушка находится в опасности. Увидимся завтра.
Последовал щелчок, означавший, что на другом конце провода абонент положил трубку. Стедмен еще несколько секунд молча смотрел на беззвучный аппарат, а затем тоже положил трубку и вышел из кабины.
Двое его спутников с беспокойством наблюдали, как он возвращался к машине. Некоторое время он неподвижно сидел, закрыв лицо руками, стараясь отогнать усталость.
- А что теперь, Гарри? - очень осторожно поинтересовался Секстон.
- Я отвезу вас к вашим машинам, после чего продолжу свое путешествие.
На этот раз я отправляюсь в Девон.
- Мы едем вместе с вами, мистер Стедмен? - нетерпеливо спросил Стив.
- Нет, я не хочу чтобы вы и дальше ввязывались в это дело.
- Но ведь мы работаем на вас, Гарри, - заговорил Секстон. - Если вы занимаетесь этим, то и мы не будем оставаться в стороне. Кроме того, ведь и мы помним о миссис Уэт.
Стедмен улыбнулся.
- Есть кое-что, что вы можете сделать, но об этом я расскажу вам по дороге. А теперь скажите мне, приходилось ли кому-нибудь из вас слышать о ком-то или о чем-то под названием "Парсифаль"? Когда я был в этом доме, то случайно услышал, как Гант сказал несколько слов по-немецки, обращаясь к своим друзьям. При этом он относил эту фразу ко мне, видимо, не предполагая, что я немного знаю немецкий благодаря моей бывшей жене. Так доводилось ли вам когда-нибудь слышать это имя?
Секстон покачал головой в знак отрицания, но Стив наклонился к переднему сиденью с блеском в глазах.
- Зато был "Персиваль", мистер Стедмен. Это был один из легендарных тевтонских рыцарей, и Вагнер написал о нем оперу, только он слегка изменил написание этого слова, на что, очевидно были определенные причины.
Содержание ее связано с легендой о Святом Граале и о Священном Копье, которое было похищено у короля Амфортаса, хранителя Грааля.
Двое мужчин повернулись и с удивлением уставились на его взволнованное лицо, освещаемое слабым светом уличных фонарей.
- Священное Копье? - тихо переспросил Стедмен.
Стив был несколько смущен неожиданно проявленным к нему вниманием и пояснил:
- Я очень люблю оперу, вот поэтому и знаю эту историю. Мне кажется, что "Парсифаль" - одна из величайших опер Вагнера. Ведь он был...
Стедмен прервал его вопросом:
- Ты говоришь, что это копье было похищено?
- Да, именно. Его похитил Клингсор, служитель магии и сатаны. И именно Парсифаль вернул его назад...
- Но какое отношение имеет все это к Ганту, Гарри? - нетерпеливо спросил Секстон. - Не кажется вам, что мы просто теряем время?
Стедмен остановил его взмахом руки.
- Расскажи мне всю историю по этого самого Парсифаля, Стив, - сказал он. - И постарайся вспомнить как можно больше подробностей. Возможно, что это ключ ко всей этой кровавой истории.
Стив взглянул на детектива, сделал глубокий вдох и начал свой рассказ...

Глава 14

Вопрос состоит в том, можем ли мы разрешать массам идти их собственным путем, или мы должны будем остановить их? Должен ли кончаться наш путь созданием лишь небольшой группы истинно посвященных, созданием нового Ордена, подобного Братству Тамплиеров, объединенных вокруг Святого Грааля с чистой благородной кровью?
Адольф Гитлер

Стедмен с удовольствием расслабился на кровати и потянулся за сигаретами, которые лежали рядом на маленьком столике. Он закурил и некоторое время после того как пришел в себя чувствовал даже прилив свежих сил, и поэтому не сопротивлялся хороводу мыслей, возникающих в голове. Его правда, все еще беспокоила рана на щеке, оставленная ножом Кюнера. Она была не очень глубокой, но тем не менее, вызывала болезненные ощущения. К счастью, дежурная в отеле не обратила особого внимания ни на состояние его одежды, ни на все остальное. Так что, скорее всего, взглянув на его лондонский адрес, который он указал, заполняя карточку, она отнесла его неряшливый вид на счет долгого пути, который ему пришлось проделать.
Стедмен и на самом деле чувствовал себя разбитым после своего путешествия.
Видимо, потери были очень велики за такой короткий промежуток.
Поэтому он иногда даже делал остановки в пути, чтобы хоть как-то восстанавливать силы, а где-то после Андовера ему пришлось даже завернуть в мотель, чтобы основательно отдохнуть. И только утром, после сна, он смог продолжать свой путь к Бидефорду. За время путешествия у него возник новый план действий, отличавшийся от его прежних намерений защитить Холли и предоставить Поупу возможность основательно заняться производителем оружия. Теперь он был намерен сам позаботится о бизнесмене. А кроме всего, разве не была достаточным основанием для его участия в этом, по меньшей мере странным деле, последняя стычка между ним и Эдвардом Гантом?
Потом его мысли вернулись к Поупу. Он, как ни странно, ожидал от него звонка, и был немного обеспокоен тем, что его запоздалое появление в отеле может отрицательно сказаться на общем ходе операции.
И еще одно странное чувство не оставляло его. Он был удивлен сочетанием нескольких, казалось, бы несовместимых вещей, Гитлер, копье римского легионера Лонгинуса, сравнение детектива с Парсифалем, которое он почерпнул из неосторожной фразы Ганта. И это непонятное слово "Вевельсбург"? Простой символ, или за ним стояло нечто большее? Когда же Стив рассказал ему содержание оперы Вагнера, то глубокий смысл услышанного запал в его память и создал еще одно, может быть подсознательное, но сильное желание быть участником этой игры до конца. Это можно было рассматривать и как продолжение легенды, но время окончания ее было несколько другим, что предполагало и иной конец, который, как полагал Гант, должен быть предзнаменованием его успеха.
Звонок телефона оторвал его от размышлений. Он поднял трубку и с нетерпением слушал. Звонила дежурная из нижнего холла.
- Это мистер Стедмен? Двое джентльменов хотят видеть вас, мистер Григс и мистер Бут. Они прибыли по поручению мистера Поупа.
- Хорошо. Я немедленно спускаюсь вниз, - воскликнул он и положил трубку. Он бросил сигарету в пепельницу, оделся и вышел из комнаты.
Ожидавшая его пара сидела в глубине холла за маленьким кофейным столиком. Третий, свободный стул был приготовлен для него. Он узнал в них тех самых агентов из МИ-5, которые посещали его дом в ту трагическую ночь, когда произошла эта странная история с ювелиром. Они оба встали при его приближении, и один из них сказал:
- Рад видеть вас живым и здоровым, мистер Стедмен. Между прочим, меня зовут Григс.
Стедмен кивнул, присаживаясь и устраиваясь поудобнее.
- А где Поуп? - немного резко спросил он.
- Он отправился прямо в имение. Мы прибыли сегодня утром без особых приключений.
Стедмен не выразил никакого удивления в ответ на это.
- А что с девушкой? - после паузы спросил он.
Теперь заговорил второй агент, Бут:
- С ней все в порядке, сэр. Немного растеряна, но не более того.
Он слегка рассмеялся, глядя на детектива.
- И вы намерены заполучить Ганта? - даже не пытаясь улыбнуться в ответ вновь спросил детектив.
- Да, и мистер Поуп все еще беседует с ним, - заметил Григс. Правда, он от всего отказывается, но я думаю, что при виде вас у него несколько изменится отношение к происходящему.
- А что майор Брениган и остальные из его свиты? Вам хотя бы удалось узнать, что они планировали на сегодняшний день?
- Расследование проводится очень осторожно, сэр, поэтому и с ними пока обходятся как с мышами. А что касается сегодняшней операции, то пока у нас нет определенных данных. Через некоторое время мы будем, видимо, знать это более точно, и я думаю, что мистер Поуп расскажет вам об этом.
- А что вы знаете относительно трупов двух агентов Моссад в Гилфорде?
Ведь это очень конкретное вещественное доказательство.
- Но он отрицает все, что связано с ними.
Стедмен злобно рассмеялся.
- Они были убиты в его доме, как он может отрицать это?
- Он говорит, что покинул Гилфорд вчера ранним вечером, а вы еще оставались там в это время!
- И, вероятнее всего, он и заявил, что убил их я.
- И Кюнера. Когда мы сказали ему, что человек по имени Кюнер найден мертвым, то он без раздумий заявил о вашей ответственности за это убийство.
Стедмен покачал головой, а на его лице проступила слабая улыбка.
- Так или иначе, но мы скоро сломаем его, мистер Стедмен. Мы уже получили достаточно доказательств против него и его организации. Но при всем этом еще необходима ваша помощь непосредственно на месте, в самом имении.
- Хорошо, тогда давайте отправимся прямо туда, - сказал детектив, поднимаясь со стула. - Только сначала я должен позвонить по телефону.
- О, это вы сможете сделать и из дома, - сказал Григс, поднимаясь вместе со всеми. - Это крайне важно, чтобы вы как можно скорее прибыли туда, нам нужно утрясти еще кое-что с местной полицией, а вы поедете первыми. Я сейчас же расскажу вам, как удобнее всего добраться туда.
Мистер Поуп встретит вас там.
Итак, игра продолжается, - подумал Стедмен, чувствуя как ощущение внутренней тревоги, постепенно охватывает его.
Десять минут спустя он уже сидел за рулем своей машины и мчался вдоль по шоссе по направлению к Хартландсу. День был холодный, и горизонт затягивали темные плотные низко висящие облака, но Стедмен не поднимал опущенное боковое стекло, стараясь, наоборот, подставлять свое лицо навстречу холодному упругому воздуху. Его мысли были ясными и четкими.
Он сделал правый поворот в районе Хартландса, а через некоторое время дорога свернула влево, внезапно расширяясь, и на открывшемся пространстве перед ним возник средневековый храм. Он был сложен из серого камня и оканчивался высокой четырехугольной башней, откуда, видимо, открывался удивительный вид на окрестности. Когда он миновал его, то дорога неожиданно пошла вниз, и он увидел море, которое было всего на расстоянии мили от него. Дорога вновь поднялась, и обзор теперь был ограничен насыпью, которая возвышалась по обеим ее сторонам.
На своем пути он так и не увидел указателей, определяющих подъезд к имению, но он основывался на полученных разъяснениях и по некоторым признакам был уверен в правильности пути, и поэтому остановился даже раньше, чем увидел широко открытый въезд.
Его охватило неожиданное замешательство. Он медленно проехал через ворота по дороге, которая теперь, не сворачивая, вела прямо к огромному белому особняку, окруженному перемежающимися равнинными и лесистыми участками.
Перед домом стояло множество машин, но нигде не было видно людей.
Сейчас он еще мог повернуть назад, разогнать автомобиль и мчаться к воротам, пока еще никто не успел закрыть их. Но где тогда будет Холли? А Барух? Ведь он был их единственным шансом.
Капли дождя упали через открытое стекло и задели его щеку.
Скорость, с какой теперь двигался его автомобиль, не превышала десяти милей в час, а огромный дом постепенно надвигался на него, вызывая внутри него ощущения, что его черные окна были подобно глубоким черным глазам, которые наблюдали за ним, которые ждали его.
Он увидел, как открылась центральная дверь, и на низкой террасе, огибающей весь дом, появилась фигура человека, поднимающего в приветствии руку. Но Стедмен никак не отреагировал на приветствие Поупа. Он остановил машину, заглушил двигатель, глубоко вздохнул и вышел на воздух.

Глава 15

Придет день, когда на всех церемониях будут воспевать благодарственные молитвы в честь фашизма и национал-социализма, как единственных защитников Европы от триумфа Преисподней.
... Эта опасность прежде всего подстерегает Англию.
Консерваторы встретятся поистине с ужасами божьего суда, если пролетарские массы наконец обретут силу.
... Фанатизм - это всего лишь форма состояния общественного мнения.
Адольф Гитлер

Внутреннее убранство дома напоминало дорогой санаторий: везде были стерильная чистота и порядок. Поуп шел рядом с детективом, молча указывая ему направление к деревянным полированным дверям. Уже войдя внутрь, толстяк с церемониальным жестом закрыл их и повернулся лицом к Стедмену.
- Я рад видеть вас целым и невредимым, - сказал наконец он. - В какой-то момент мы уже начали волноваться, когда утром не сразу обнаружили вас в списках местных отелей. Но позже испытали большое облегчение, когда наконец все образовалось.
Коридор, в котором они стояли, был широким и длинным, по-видимому, соответствовал размерам комнат, расположенных по его сторонам.
- А вы узнали что-нибудь о сегодняшней операции, - неожиданно спросил Стедмен, разглядывая стены, увешанные картинами.
- Да, безусловно. Пойдемте со мной, и вы сможете сами услышать все, что вас интересует. - Великан взял Стедмена под локоть и неторопливо подвел к одной из дверей, выходящих в коридор. Он постучал, распахнул ее и пригласил детектива войти внутрь, пропуская его впереди себя.
Изумленный взгляд Стедмена, едва он переступил порог, встретился с насмешливыми глазами Эдварда Ганта, который даже не пытался выразить удивление, видимо утомленный подобной игрой.
- Очень хорошо, что вы вновь среди нас, мистер Стедмен. Невероятно хорошо.
Искусственный нос на этот раз находился на своем месте. Детектив осмотрел комнату, и наличие в ней майора Бренигана, Кристины и старика Шеера создавало впечатление, что он присутствует на продолжении своей вчерашней встречи в Гилфорде. Но кроме них, здесь были и новые лица, новые, но, тем не менее, некоторые из них были хорошо знакомы ему. Все глаза были обращены в его сторону и выражали непонятное любопытство и нескрываемый интерес.
Он обернулся на звук закрывающейся двери и встретился со взглядом все еще улыбающегося Поупа. Представитель разведки прислонился к двери, держа обе руки за спиной, обхватив ими дверную ручку и ощущая себя так, как будто его мощное тело являлось тем барьером безопасности, который явно не сможет преодолеть детектив, пожелай он выбежать назад. Но под жестким и пристальным взглядом Стедмена улыбка постепенно исчезала с его лица, как бы смываемая волной ярости, исходившей из глаз детектива. Поупу стало немного легче, когда Стедмен вновь повернулся к собравшимся.
- Итак, насколько я понимаю, он тоже участвует вместе с вами, сказал он, обращаясь преимущественно к Ганту, не давая себе труда сделать жест в сторону толстяка, стоящего сзади.
- Да, мистер Стедмен. Мистер Поуп чрезвычайно полезен для нашего дела, так же, как и вы.
- Я? Я не пошевелю даже пальцем, чтобы помогать вам, Гант, или вашему обществу сумасшедших.
- Но вы уже помогаете.
Гант подошел к стулу с высокой спинкой и уселся на него, повернувшись лицом к Стедмену.
- У нас, в обществе "Туле", очень много людей, подобных Поупу, людей, которые занимают высокие посты, и которые видят безнадежное положение этой страны по отношению к остальному миру. Только не впадайте в ошибку, мистер Стедмен. Мы не кучка "сумасшедших", существующих обособленно в этой стране. Наше общество имеет связи, охватывающие весь мир, и даже Соединенные Штаты не остаются в стороне и тоже представлены в нашем обществе несколькими людьми, занимающими чрезвычайно высокое положение.
Один из них прибывает сюда именно сегодня ночью. У нас есть деньги, влияние и, самое главное, у нас есть идеалы.
- И главный идеал состоит в завоевании мира?
- Нет, мистер Стедмен. Только в управлении им. Взгляните на людей в этой комнате, - продолжал Гант, обводя рукой присутствующих. - Я уверен, что вы узнаете многих из них. Ян Тальгольм, советник по финансам. Генри Морган и сэр Джеймс Оукс - широко известные промышленники. Здесь же присутствуют генерал Калдервуд и, наконец, лорд Ивинг.
- И это только малая часть нашего ордена, мистер Стедмен. Остальные присоединятся к нам позже в течение сегодняшнего дня. Наш особый совет включает тринадцать человек, и я сам вхожу в него тринадцатым главным членом.
- А кто же остальные, Гант?
- А вы, я вижу, действительно любопытны. Прекрасно. Вы пожалуй, один из немногих, кто имеет на это право. И, кроме того, без вас никакие предзнаменования не помогут нам. - Гант захихикал, но это было видимо его обычной привычкой, на которую никто из собравшихся не отреагировал.
Стедмен обратил внимание, что многие из находившихся в комнате бросали в сторону Ганта неуверенные взгляды. Наконец один из них, это был Тальгольм, заговорил.
- Послушайте, Эдвард, разве это так необходимо? - В его голосе чувствовалось неподдельное раздражение. - Мы все прошли вместе с тобой значительную часть пути, но этот человек может быть чрезвычайно опасен для нашего проекта в целом. Почему ты хочешь рассказать ему больше, чем он уже знает?
- Потому, - Гант резко повернулся назад, - мой дорогой Ян, что он является ключевой фигурой всего. Потому, что никакой опасности от него нет и никогда не было.
- Но такой риск, как это было прошлой ночью, когда его фактически отпустили на свободу...
- На самом деле не было никакого риска, все было спланировано. Он должен был прийти сюда по своей собственной инициативе. Это должен был быть его выбор!
Финансист оглянулся вокруг, ища поддержки у своих компаньонов, но они избегали его взгляда. Тогда он пожал плечами и добавил:
- Хорошо. Так или иначе, сейчас он уже ничего не сможет сделать.
- Спасибо, Ян, - холодно отреагировал Гант, а затем огласил список имен отсутствующих членов Ордена, входящих в совет, одним из которых, как понял Стедмен, являлся тот самый член парламента, которого он видел днем раньше выезжающим в машине из имения в Гилфорде.
Все внимание Стедмена было сосредоточено на быстром подсчете числа перечисленных членов совета.
- Вы сказали, что в ваш совет входит тринадцать членов, а перечислили, включая себя, только двенадцать. Кто же является тринадцатым членом? Доктор Шеер или майор Брениган?
- Почему вы так думаете, мистер Стедмен? Нет, на самом деле вы ошибаетесь. Они всего лишь хорошие исполнители, но они не годятся на эту роль, хотя их заслуги перед Орденом достаточно высоки, особенно заслуги доктора Шеера. Он является нашим Медиумом, и именно он присоединяет к нам нашего тринадцатого члена. Он является голосом нашего Вождя.
Даже если бы Гант тут же назвал имя, Стедмен все равно уже знал, кто был тринадцатым членом Ордена, Тевтонского Ордена Святых Рыцарей. Они отвергли Гитлера, потому что он отверг их, и отдали свою преданность рейхсфюреру, основателю нацистского оккультного отдела в рамках СС, тому, кто поддерживал и разделял взгляды общества "Туле".
Гант улыбался, его глаза излучали страсть, ощущаемую каждым из находившихся вместе с ним в комнате.
- Он будет с нами сегодня ночью. Доктор Шеер доставит его к нам. А у вас будет счастливый случай встретиться с ним, мистер Стедмен. Вы встретитесь с нашим фюрером, Генрихом Гиммлером, прежде, чем вам будет предоставлена возможность умереть.

***

Гант говорил уже больше часа, развивая свои планы по новой организации мира и обращаясь с ним как с посвященным во многие проблемы.
Другие слушатели иногда делали свои короткие замечания и комментарии, сначала неохотно, но затем, увлеченные страстью бизнесмена, понимая, что теперь Стедмен не сможет причинить им никакого вреда, поскольку он фактически с этого момента для них просто труп, вступали в разговор более оживленно. Ведь, в конце концов, они нуждались в таком именно постороннем человеке, перед которым они могли гордиться своими успехами, создавать впечатление о значительности своих планов. И Стедмен слушал их, иногда с раздражением, иногда с явно видимым удивлением, заинтересованный их доскональным изучением проблемы распространения подобных фанатичных планов и их влияния на будущее страны.
Стедмен старался не просто слушать, а провоцировать их в процессе разговора, и, как ни странно, они охотно шли на это. Он получал от них информацию, создавая впечатление, что его интерес в разговоре поддерживается единственно за счет естественного интереса человека, желающего узнать причины своего близкого конца. При этом их фанатизм доходил до того, что они подробно посвящали его в свои дела, признавая его жертвенную роль в происходящем.
Из общего разговора складывалась четко очерченная программа ближайших действий этих людей, которая являла итог их деятельности на определенном этапе, который был еще одним шагом к их Четвертому Рейху.
Основной стратегический замысел предполагал, что ближайшие практические действия начнутся около двух часов ночи, а точнее в 1:55 утра следующего дня, когда Госсекретарь Соединенных Штатов прибудет в Англию для переговоров с премьер-министром и секретарем по иностранным делам перед тем как отправиться в нейтральную страну для участия в переговорах о перемирии между арабами и Израилем. Во всем мире было известно, что эти переговоры являются решающими, после всех предыдущих попыток установления мира, включая и переговоры в Египте в 1977 году. Но, как рассчитывали члены "Туле", этого вновь возрожденного Ордена фанатиков и нацистов, самолет, на котором будет находится Госсекретарь, никогда не приземлится в Англии, потому что они не могут допустить заключения мира между арабами и евреями. Этот самолет будет сбит и развалится на куски еще тогда, когда будет пересекать Атлантический океан.
А результате окажется, что все подозрения по поводу этого террористического акта в большей степени будут отнесены к арабской стороне, учитывая и то обстоятельство, что по предварительным данным этот самолет будет сбит ракетой русского производства, а как известно, русское оружие в значительных масштабах поставляется на Ближний Восток.
А тот факт, что эта ракета была произведена на заводах Эдварда Ганта и запущена с его полигона в Северной Девоне, никогда не будет открыт: противорадарные установки должны будут обеспечить полную скрытность ее полета. По иронии судьбы, Королевские Воздушные Силы имеют мощные радарные станции слежения в районе Хартландса, но они-то как раз и не в состоянии обнаружить, что ракета запущена непосредственно из района их действия.
На этом месте информация, полученная Стедменом методом психологического зондирования, прерывалась, так как общий разговор прекратился в связи с появлением новых действующих лиц: двух членов Ордена, при которых должно последовать продолжение обсуждения деталей операции. Убийство госсекретаря Соединенных Штатов было лишь одним звеном в целой серии глобальных катастроф, предполагаемых к осуществлению Гантом и о которых он сам давал пояснения детективу. Эта эскалация террористических актов должна, по мнению ее вдохновителя, создать неустойчивую обстановку в мире, что в конечном счете должно привести его к критической точке, и дальнейший исход решался бы путем манипулирования состоянием масс.
Дверь вновь открылась, на этот раз персонально для Стедмена, и на пороге появились двое агентов из МИ-5, которые утром посещали его в отеле.
Никто не проронил ни слова, пока они сопровождали его по коридору, а он даже не обратил на этот факт никакого внимания, поскольку его мысли были заняты только что услышанным.
Пройдя коридор, они поднялись по ступеням и, охрана, открыв одну из дверей, втолкнула его в комнату, которая тут же была заперта.
На кровати, лицом к нему, сидела Холли. У нее был растерянный вид, а цвет лица почти не отличался от белых стен комнаты.
- Гарри? - неуверенно произнесла она, будто не надеясь на свои глаза.
Потом быстро вскочила на ноги и бросилась к нему. - Что случилось, Гарри?
Почему они держат меня здесь?
Она протянула руку к его раненой щеке, ее глаза при этом выражали беспокойство. Но он удержал ее на расстоянии вытянутой руки, молча глядя в ее побледневшее испуганное лицо, неуверенный, не желающий верить больше ни во что. Когда она улыбнулась ему, то ее обаяние казалось ему неподдельным.
Но ее настроение изменилось, как только она взглянула в его холодные глаза, неожиданно ее губы задрожали, как будто силы покидали ее.
- Гарри, но ведь ты не с ними?..
- Ты работаешь на Институт? - жестко спросил он.
- Институт?
- Перестань, Холли, не надо лгать мне. Ведь ты связана с Моссад и просто разыгрывала меня, как и все остальные.
- Но нет же, Гарри. - Она в раздражении отошла от него, и даже сквозь слезы в ее голосе чувствовался вызов. - Они спрашивали меня о том же самом. Что, черт возьми, происходит, Гарри? Почему вы все думаете, что я работаю на Израиль?
Казалось, что ее гнев был неподдельный, и в какой-то момент детектив заколебался. Мог ли он кому-нибудь доверять? Ведь постановщики еще не достигли конца, последнее действие еще не сыграно. Была ли и она частью этого спектакля?
- Ну хорошо, - как можно мягче сказал он. - Хорошо. Только расскажи мне, пожалуйста, что произошло, подробно и спокойно. И скажи мне, кто ты на самом деле. Уверяю тебя, что это имеет для меня большое значение.
Он проводил ее к кровати, осторожно усадил и сам сел рядом.
Она смотрела на него с выражением боли и смущения. Но может быть все это была игра?
- Ты прекрасно знаешь, кто и что я есть на самом деле, Гарри. Ведь я уже говорила тебе, что я свободный журналист. Я вошла в этот круг с единственной целью: подготовить для журнала очерк об Эдварде Ганте. И для этого я использовала свои семейные связи со стороны его последней жены.
Вот и все, что есть на самом деле, и почему ты считаешь, что я должна лгать тебе?
Он пропустил вопрос, прозвучавший в ее словах.
- И ты никогда нечего не слышала о таких людях, как Давид Гольдблат и Ханна Розен? А Барух Канаан? И ты не служишь в израильской разведке?
- Нет, клянусь всеми святыми, нет! Что у меня может быть общего с ними, Гарри? И что может быть общего с ними у тебя? Почему тебя пытались убить? Кто они, и кто ты на самом деле?
Тогда он рассказал ей кое-что, не потому, что поверил ей, а потому, что если она действительно связана с Моссад, то большая часть его рассказа ей должна быть известна, а если же нет... Но, в конце концов, какое это имело значение? Но, тем не менее, он все-таки не стал рассказывать ей всего. На всякий случай.
Когда он сообщил ей о планах убийства госсекретаря Соединенных Штатов в первые часы следующего дня, она сидела с застывшим лицом, но потом наконец сказала:
- Так значит вот почему они заперли меня здесь.
Он с усмешкой взглянул на нее.
- Из-за ракетной установки, - пояснила она. - Я случайно нашла ее, а они поймали меня, когда я делала ее фотографии. Тогда я подумала, что это просто еще одна испытательная площадка полигона. - Она отбросила спадающие волосы и улыбнулась.
- Где это было, Холли? Где ты нашла ее?
- О, это было на самом побережье, - она махнула рукой в сторону моря.
- Это было во второй половине дня, когда я под предлогом все той же статьи о Ганте делала некоторые фотографии на этой территории, естественно, под присмотром охраны, которую он мне выделил. Тем не менее мне удалось на время скрыться от нее. И тогда же я имела возможность немного рассмотреть этот дом, Гарри. Я должна сказать, что это очень странный дом. Его фасад, там где мы находимся, совсем не похож на заднюю часть. Когда я подошла ближе к окнам, то смогла разглядеть, что внутренняя отделка комнат напоминает замок или дворец. Там кругом старинное томное дерево и масса геральдических знаков. Представляешь? Но войти туда мне не удалось, все двери в эту часть дома были закрыты. Когда же я услышала, что приближается моя охрана, от которой я просто убежала... Кстати, ты знаешь, что у него здесь есть собственная небольшая армия?.. Мне пришлось бежать от дома в направлении небольшой скалы и спрятаться там на некоторое время. Вот тогда-то я и обнаружила под скалой большое пространство, напоминающее пещеру, но когда я вошла в нее, то увидела, что это всего лишь хорошая маскировка. Стены ее были сделаны из прочного бетона, а в центре виднелась глубокая наклонная шахта, направленная в сторону залива, так как я отчетливо слышала шум моря. Внутри этой шахты можно было разглядеть пусковую установку, а в ней - ракету. Она была не очень больших размеров, но выглядела устрашающе.
- Они должны все время следить за тем, чтобы шахта была хорошо скрыта, так как часто пролетающие здесь военные самолеты могут легко ее обнаружить, - сказал Стедмен.
- Я подумала почти точно так же. И вот пока я прилаживалась там со своим аппаратом, двое сторожей обнаружили меня. Они привели меня сюда и забрали мою камеру. А затем начались допросы. Они расспрашивали меня и о тебе, Гарри. Их интересовало все, что я о тебе знаю. На кого ты работаешь?
Работаем ли мы вместе? Затем они спрашивали меня про Моссад. Но я сказала им то же, что и тебе: я свободный журналист и просто зарабатываю себе на хлеб. Они не поверили мне.
Она искренне, но напряженно вглядывалась в глаза детектива.
- Разве завтрашний день ничего не значит для тебя? Разве твои предчувствия не такие же, как мои?
Он отвернулся от нее, обескураженный.
- Господи, ты совсем, как чужой, - сказала она с оттенком поднимающегося раздражения.
- Холли, - начал он, пытаясь хоть как-то прийти к разрешению своих сомнений, желая поверить ей. - За несколько дней произошло так много событий, что клянусь Богом, я не знаю, кому мне верить. Эти люди, которые находятся сейчас на верху, с Гантом, все занимают высокие государственные посты. А Поуп?! Он представляет здесь английскую разведку! Даже один из моих собственных клиентов шпионил за мной с тех пор, как я оставил службу в Моссад, как я после этого могу верить кому-то?
Она положила ему на плечи руки, стараясь хоть как-то успокоить его, и в этот момент ему хотелось поверить ей, поделиться своими мыслями, но другая его половина сказала свое жесткое "нет", останавливая этот порыв.
- Хорошо, Гарри, - сказала девушка, уже без прежнего раздражения. Ты можешь мне верить и не верить, это твое дело. Но правда такова, что сейчас мы, или только ты, как тебе будет удобнее считать, попали в чрезвычайно тяжелое положение и должны каким-то образом выбираться из него. Скажи мне пожалуйста, кто-нибудь кроме тебя знает, где ты находишься?
Он отрицательно покачал головой, все еще не освободившись от сомнений.
- В конце концов, мы получили, что хотели. Но, тем не менее, надо думать о том, как выбираться. Прямо как в кино?!
- Замечательное кино, - сказал он, поднимаясь и направляясь к окну, на котором не было никаких занавесок.
Она продолжала наблюдать за ним, пока он смотрел на окружающее пространство внизу.
- Там все время дежурит охрана, - заметила она, - и окно не открывается, я уже проверяла это. Кроме того, ты можешь сломать ногу, если будешь прыгать с такой высоты, или охрана может подстрелить тебя, пока ты еще будешь в воздухе.
- У тебя появились какие-то идеи? - спросила она, заинтригованная его молчанием.
- Мы будем ждать, - коротко ответил он. - Гант очень хочет представить меня кому-то сегодня ночью.
Он рассмеялся без тени юмора, к ее удивлению, и неожиданно почувствовал, что ей можно сказать правду. Но сомнения тут же охватили его с новой силой, и он решил, что это может быть ошибкой.

***

Лицо майора Бренигана сохраняло выражение испуга, смешанного с недовольством, когда он осторожно постучал в дверь. Ему хотелось стукнуть изо всех сил кулаком по деревянной панели, но он знал, что тогда она будет еще больше смеяться внутри себя над его несдержанностью. Ему хотелось распахнуть дверь и одним ударом смахнуть с ее лица всегда присутствующую там самодовольную улыбку. Но он старался сдерживать свой гнев, поскольку, сложные чувства овладевали им: он и боялся ее и безнадежно нуждался в ней.
Наконец через закрытую дверь он услышал голос Кристины:
- Кто там?
- Это я, Эндрю, - произнес он в ответ, почти касаясь губами дерева.
Его голос уже потерял всю злобу и раздражение, которые переполняли его. Можно мне войти?
- Там открыто, Эндрю.
Он вошел и, быстро закрыв за собой дверь, остановился, раздумывая перед тем, как приблизиться к ней. Когда он ее видел, то всегда страдал от невыносимого противоречия: она всегда наполняла его естественным для мужчины желанием и стыдом за желание иметь связь с подобным существом.
Он сидела перед зеркалом, искусно укладывая пряди волос под полотенце, которым была повязана ее голова. Длинный белый халат был расстегнут, и он мог видеть ее гладкую смуглую кожу, которая только усиливала его желания.
Она знала, что он смотрит на нее, и знала, чего он хочет. И смеялась над ним.
А он смотрел на нее сверху вниз и сдерживал себя, чтобы не схватить ее элегантную шею, которую он столько раз с вожделением целовал, и сжимать до тех пор, пока жизнь не начнет покидать это тело. Его руки будут сжимать ее, пока не побелеют пальцы, пока ее глаза не станут безумными от страха, когда веселье навсегда исчезнет из них. Тогда его хватка ослабнет, руки будут опускаться, скользить по ее бархатистой коже, пока не доберутся до груди с удивительно твердыми сосками, а поднимающийся в ней страх пробудит в ней желания, такие же сильные, как и у него. Вот таким извращенным созданием была Кристина. И ее страх будет питать его собственную страсть к ней. Таким же, не менее извращенным созданием был и он сам. И лишь пройдя через все это, они оба могли познать любовь таким неестественным путем.
- Нет, Эндрю, - сказала она, читая его мысли.
Она отвернулась от него, продолжая укладывать свои волосы и наблюдая в зеркало, как у него сжимаются кулаки, и посмеиваясь над той борьбой чувств, которая происходит внутри него.
- Кристина, ну пожалуйста. Я...
Он упал на колени и прижался щекой к тому месту, где сейчас распахнулся халат, и нервно гладил ее бедро.
Она оторвала его руки и запахнула халат.
- Ты прекрасно знаешь, что должно произойти позже, - насмешливым, почти презрительным тоном заговорила она. - У нас нет времени для посторонних занятий.
- Почему? - скучным голосом спросил Брениган. - Почему для этого нужна именно ты?
Ее глаза стали наполняться гневом.
- Ты сам знаешь, почему. Он должен быть унижен.
- Так же, как был унижен я? Или как я унижаюсь сейчас?
- Это совсем не то, Эндрю. Это не имеет ничего общего с...
Она неожиданно засмеялась, но он продолжил эту фразу за нее.
- Шантажом? Нет никакого смысла шантажировать его также, как ты это делаешь в отношении меня.
- Это только в начале кажется шантажом, а на самом деле это нечто иное. Но ведь сейчас ты веришь в успех нашего дела? Ведь ты не раз говорил мне, что готов многое сделать для нас.
- Безусловно. Но почему именно Стедмен? Кристина, ради Бога...
- Ты упоминаешь Бога? Но какое отношение он имеет к всему этому?
Брениган затих.
- Доктор Шеер считает, что легенда должна быть переиграна, нетерпеливо продолжила Кристина.
- И Гант верит в этот вздор?
- Вздор? И ты говоришь это после всего, что ты видел?
- Я... Я не понимаю этого, Кристина. Я не понимаю, как... как происходят эти вещи. - Его голос звучал вопрошающе. - Ты говорила, что любишь меня. Так значит, это было только ради дела?
Она резко положила руку на его голову, ухватив его за волосы. Ее голос стал более мягким.
- Конечно, нет. Ты знаешь, как я привязана к тебе.
К счастью, майор не мог видеть ни ее улыбки, ни ее отражения в зеркале.
- Я должна сделать это, Эндрю. Наш Парсифаль должен быть совращен.
Почти не прикладывая усилий, она отстранила Бренигана, затем повернула свою голову так, чтобы можно было заглянуть в его глаза.
- А теперь иди и проверь, все ли меры безопасности приняты для сегодняшней ночи. Наступает наш час, Эндрю, и ничто не должно помешать этому великому моменту.
Она поцеловала его в губы, по-прежнему не разрешая прикоснуться к себе.
- А теперь я должна отдохнуть, - сказала она. - Эта ночь - самая важная для всех нас.
Майор Брениган неуклюже поднялся с колен и, бросив последний проницательный взгляд на Кристину, вышел из комнаты. Он направился в правое крыло дома, и вошел в комнату, расположенную рядом с той, где находились Холли и Стедмен. Там около магнитофона сидел оператор в зеленой форме, придерживая на голове наушники. Увидев майора, он приветствовал его кивком головы.
- Есть что-нибудь? - спросил Брениган.
Оператор отрицательно покачал головой.
- Они еще не так долго находятся вместе. Он спросил ее прямо, не работает ли она на Моссад. Все выглядит так, как будто она действительно ни с кем не связана.
- Если только она не подозревает, что комната прослушивается. Что еще успел сказать ей Стедмен?
- Он рассказал ей очень немного. О мистере Ганте и об организации, о сегодняшней ночной операции, но как следует из услышанного, он не знает ее истинного смысла, и, как следствие, не понимает основной цели всего происходящего.
Брениган оживленно кивнул и направился к выходу.
- Продолжай слушать, пока его не заберут оттуда. Если услышишь что-то важное, дай мне знать немедленно.
- Хорошо, сэр.
Оператор отдал честь по всей форме, и майор покинул комнату. Теперь он должен был проверить охрану и ракетную установку. Наконец тот путь наверх, к которому Орден готовился так много лет, находясь в тени, начался. Пришло время, чтобы сильные лидеры взяли в свои руки судьбу страны. Теперь они будут управлять всем и всеми, и армия перестанет быть игрушкой в руках слабых безвольных людей, чья беспринципная политика, основанная на разрушительной свободе, будет закончена, по крайней мере в Англии. Конечно, здесь есть определенные трудности, и поэтому личность их настоящего вождя не может быть открыта, так как массы не пойдут за тем, против кого они так упорно сражались в последней войне, и кто, по их мнению, давным-давно превратился в прах.

***

Ночь опускалась на побережье, и дом затихал, превращаясь в белый необитаемый остров, погруженный в океан мрака. Мелкий дождь прекратился, но оставшаяся влага, казалось, пропитала все, даже воздух, не оставляя ни единого сухого места для приюта живого существа. Кругом стояла тишина, которую нарушал лишь шум, доносившийся с океана. Суровые волны Атлантики бились о берег, обдавая брызгами и потоками пены его скалистое пространство, или плавно накатывались на покрытые травой пологие склоны.
Ночной мрак медленно покрывал всю усадьбу, и белый цвет дома постепенно становился серым, лишь только окна оставались черными и недоступными. Холодный сильный ветер волновал траву, образуя островки зыби, и раскачивал ветви деревьев, как бы стараясь уничтожить последние остатки жизни.
Темнота становилась плотной, и несмотря на только что закончившийся дождь какая-то неестественная тяжесть висела в воздухе. Казалось, эту ночь ожидали, а время, как всегда в таких случаях, тянулось крайне медленно.

Глава 16

Но придет день, когда мы наконец заключим союз с новым поколением людей в Англии, Франции и Америке. Мы сделаем это тогда, когда они окажутся в первых рядах тех, кто возглавит широкие процессы по переделке мира, и будут играть в ней существенную роль. К тому времени американская раса уже потеряет свое исключительное значение и растворится в новой многоязычной общности высокоразвитых людей, которые и станут новой правящей расой.
Адольф Гитлер

- Поторапливайся, Гарри. Теперь у тебя будет своя отдельная комната.
Вот так-то, дорогой мой малыш, - с улыбкой произнес Поуп, когда его огромная фигура появилась в дверном проеме. В его руке Стедмен заметил пистолет. Но когда оказалось, что детектив находится от него на вполне безопасном расстоянии, великан убрал оружие в карман пиджака.
Стедмен поднялся с кровати, показывая глазами, обращенными к Холли, чтобы та не сдавалась.
- Зачем я вам понадобился? И куда вы меня ведете? - спросил он у Поупа.
- Мистер Гант считает, что вы должны содержаться отдельно от мисс Майлс, чтобы с вами чего-нибудь не случилось. - В коридоре к ним должны были присоединиться Григс и Бут, которые только что заняли свои позиции по обе стороны двери.
Когда Стедмен направился к выходу, Поуп отошел в сторону, освобождая дверь.
- Гарри, ты не должен идти с ними! - неожиданно раздался крик Холли, которая была уже на ногах и пыталась броситься к двери.
Поуп повернулся в ее сторону всей своей массой и на всякий случай протянул руку, чтобы удержать ее.
- На самом деле у него уже нет выбора, моя дорогая. Поэтому возвращайся на свое место и не нервничай.
Но Холли с блестящими от гнева глазами вызывающе смотрела на него.
- Что вы, негодяи, хотите сделать с ним?
- Ничего, моя дорогая леди, абсолютно ничего. - Неожиданно голос Поупа обрел характерную для него мягкость. - По крайней мере, до полуночи он проведет очень приятные часы.
При этом один из агентов, стоящих в коридоре, коротко и громко рассмеялся, но в глазах толстяка не было и намека на веселье.
- А теперь, быстро, пошли! - приказал он Стедмену.
Бросив последний взгляд в сторону Холли, детектив вышел в коридор и направился следом за Григсом и Бутом. Толстяк все время держался сзади.
Стедмену показалось, что лицо девушки выдавало внутренний испуг, и он подумал о том, что собственно произошло? Была ли она ни в чем не замешана, или же принимала участие в этом небольшом заговоре, целью которого было подслушать их разговор и выяснить, что же он действительно знает кроме того, что они сами сообщили ему и хотели на этом ограничить его информацию? И будет ли он действительно один на новом месте?
Они поднялись по лестнице на следующий этаж, пошли по коридору и наконец вошли в одну из комнат, которая выглядела более привлекательно, чем та, которую он только что покинул. Общее убранство ничем не выделялось, но там был камин, в котором поблескивали языки пламени, излучая тепло. С правой стороны от камина стояла большая кушетка, а маленькая лампа создавала общую интимную атмосферу. Почти половину комнаты занимала покрытая пологом огромная кровать, поддерживаемая четырьмя деревянными опорами, общий вид которой сразу напомнил Стедмену о том, как он устал. Это уже был второй день, в течение которого напряжение не спадало ни на минуту.
Повернувшись к великану, он спросил, не скрывая выражения горечи:
- Почему, Поуп? Почему, человек подобный вам, мог связаться со всем этим?
Толстяк рассмеялся, глубоко и надрывно, затем некоторое время молчал, ожидая, пока его помощники покинут комнату, а когда они со Стедменом остались вдвоем, сказал:
- Я всегда был связан с этим, Гарри. Британская секретная служба была не на высоте перед последней войной, а после нее... она превратилась в сплошной притон мясников, кровожадных мясников.
Поуп пересек комнату и, подойдя к камину, уставился на огонь, опершись одной рукой о каминную полку.
- Ведь ты сам служил в военной разведке, - продолжил он. Пламя в камине отбрасывало красноватый отблеск на его лицо. - Поэтому ты должен осознавать ту общую некомпетентность, которая процветает в наших спецслужбах.
Стедмен кивнул в ответ на это, скорее бессознательно, припоминая то впечатление, которое в свое время производил на него идиотизм многих его начальников. И это была еще одна из причин, почему его так привлекала израильская разведка. Она была гораздо лучше организована и укомплектована лучшими кадрами, что делало ее одной из лучших разведок в мире. Ни о каком сравнении с английской здесь не могло быть и речи, но определенное чувство гордости заставило его не согласиться до конца с заявлением Поупа.
- Но времена меняются, изменилась и разведка, - заметил Стедмен. - И влияние "старой школы" уже не так велико.
- Ха! - воскликнул Поуп, поворачиваясь к нему лицом. - Я сам являюсь частью этой самой "старой школы", дорогой приятель. И я лучше других знаю, как трудно проходят, а вернее вообще не проходят реформы в нашей службе.
После всех крупных уроков, полученных после предательства таких людей, как Ким Филби и Лонсдейл, репутация нашей службы упала так низко, что не могло быть и речи о сотрудничестве на равных с ЦРУ, поскольку там очень многие люди, стоящие близко к руководству, стали высказывать сомнения о нашей способности поддерживать определенный статус Государства. И ведь все это только наши официально известные провалы. Ты будешь поражен, если узнаешь всю глубину трагедии, которая скрывается под сукном, якобы в целях охраны национальных интересов. Как после этого можно упрекать американцев за отказ сотрудничать с нами?
Стедмен присел на кушетку, собираясь что-то ответить толстяку, но прежде, чем он смог заговорить, Поуп продолжил свою тираду по поводу критик им собственной организации.
- И когда наконец в этой стране произойдут перемены, я буду устанавливать свой порядок в своем собственном департаменте! Никаких поблажек в отношениях с союзниками, никаких иностранных траулеров в наших водах больше не будет! Семейные отношения и связи при назначении на службу перестанут приниматься в расчет. Все слабовольные вундеркинды и женоподобные мальчики будут выставлены за порог, а наши "серые" люди будут выдвинуты на посты, по праву соответствующие их способностям.
- Вы такой же сумасшедший, как и Гант, - спокойно заметил Стедмен.
- Сумасшедший? Разве все, что я сказал, похоже на проповедь безумца?
Неужели все это похоже на бред?
Стедмен оставил этот очередной выпад без ответа. Вместо этого он заметил:
- Но то, о чем вы только что говорили, смахивает на революцию, а это вряд ли возможно в Англии.
- То, о чем мы говорим, сам предмет нашего спора, есть нечто иное, как контрреволюция. Революция как таковая уже идет. Мы же намереваемся противостоять ей.
- А что может сохранить ваши движущие силы от разложения?
- Только наша идея, Гарри. Разве ты не видишь, что мы являем собой в некотором роде религиозный Орден? Эти тринадцать человек, которые будут в конечном счете управлять этой страной - отнюдь не ординарные люди. Мы будем использовать разложение, окружающее нас, чтобы столкнуть внешние силы друг с другом, бороться с огнем с помощью огня...
- И при этом намереваетесь уцелеть?
- Наш духовный лидер уверен в этом.
- Гиммлер? Человек, который умер более тридцати лет назад? Но как вы можете рассчитывать на помощь трупа, Поуп?
Толстяк слабо улыбнулся.
- Тебе пора отдохнуть, впереди у тебя весьма нелегкая ночь.
Он подошел к большому дубовому столу на противоположном конце комнаты, где на подносе стояла бутылка, наполненная чем-то темным, и единственный стакан. От стола он вернулся с подносом и поставил его на колени детективу.
- Это бренди, - пояснил он. - Я думаю, что он тебе не повредит.
Поуп выпрямился, слегка покряхтывая от усилий, и добавил:
- Самые лучшие пожелания от мистера Ганта. Кстати, может быть ты хочешь есть, Гарри? Я уверен, что ты должен умирать от голода.
Стедмен покачал головой. Пустоту, которая образовалась внутри него, нельзя было заполнить пищей. Возможно, что скорее мог бы помочь бренди.
- Тогда я оставлю тебя отдыхать.
Когда Поуп шел к дверям, в какой-то момент у детектива мелькнула мысль, попытаться напасть на него, ударив бутылкой по голове.
- Я бы не советовал тебе делать необдуманных поступков. Тебе не удастся убежать отсюда, разве ты еще не понял? Ты должен будешь выполнить все, что от тебя требуется, так почему бы тебе не расслабиться и провести свои последние часы с относительным удовольствием?
И прежде чем совсем скрыться за дверью, он бросил в сторону Стедмена многозначительный взгляд.
- Спасибо тебе, Гарри, спасибо за твое сотрудничество, - проговорил он, и коротко рассмеявшись с глубоким гортанным звуком, вышел из комнаты.
Стедмен некоторое время смотрел на захлопнувшуюся дверь, а потом взял в руки бутылку. Открыв ее, он налил темно-коричневую жидкость в стакан, и прежде, чем поднести его к губам, подумал, не могло ли быть отравлено содержимое? Но с какой целью? Он был в комнате под многочисленной охраной, которая действительно не оставляла шансов на побег. Может быть, он нужен им в виде трупа для каких-то ночных представлений? Но и в этом у него были большие сомнения. Он сделал небольшой глоток из стакана, но задержал обжигающую жидкость во рту. Он не торопился проглотить ее, несмотря на то, что понимал определенную пользу бренди в его состоянии. Была ли у него игра воображения, или содержимое бутылки было не того качества, как обычно? Он не мог сказать этого определенно, но действие этой жидкости на вкусовые окончания были какими-то странными.
Он выплюнул жидкость в камин, и последовавшая при этом неожиданная вспышка, едва не опалила его лицо и заставила опрокинуться на спину. Весь его рот горел от остатков жидкости. Задумчиво глядя на остатки жидкости в стакане, он вновь возвращался к тому с чего начал: действительно ли они хотели отравить его? Постепенно его мысли уносились далеко, туда, где оживала легенда, та самая, мифическая, о Святом Граале, что вдохновила Вагнера на оперу "Парсифаль", которую Гитлер считал духовной идеологией арийской расы!
Хотя Стив рассказал Стедмену лишь основную ее канву, детектив уже в процессе рассказа начал понимать, почему Гант при обращении к нему использовал выражение "наш Парсифаль". Центральной темой оперы была борьба между рыцарями Грааля и их антиподами за обладание Святым Копьем - копьем римского легионера Лонгинуса, которым тот пронзил левый бок Христа.
Это Копье у них похитил Клингсор, волшебник-кастрат, служитель Преисподней, поклоняющийся языческим богам. Он же нанес этим Копьем предводителю Рыцарей, которого звали, незаживающую рану. В руках Клингсора Копье превратилось в орудие темных сил, которые мог победить только абсолютно бесхитростный и преданный рыцарь.
Во всем дьявольском плане Ганта основу составила именно эта легенда, где он хотел видеть себя Клингсором, так как он действительно верил только в силы Зла, а отнюдь не силы Добра, воплощенные в этом мифе в виде христианских ритуалов, которые он презирал, так же как и Гитлер. В воспаленном мозгу производителя оружия Стедмен виделся ему Парсифалем, тем самым "простодушным" рыцарем, который должен будет потерпеть поражение, если удастся "переиграть" легенду. Парсифаль был рыцарем печального образа. Он потерял свою мать, когда еще был ребенком. Если бы даже Стедмен всегда верил в дело, за которое боролся, и с трудом, но приписал бы себе все благородные достоинства, то все равно был бы выбран Гантом на роль романтического защитника Добра. Было ли это со стороны бизнесмена безрассудной потребностью создать искусственное предзнаменование перед началом их операции, или это было сверхманиакальное желание отыскать новые символы, определяющие его судьбу? Возможно, Гант считал, что его время уходит, что решение о воздушной атаке уже принято, и нужен только кто-то, чтобы быстро переиграть финальную сцену борьбы Добра со Злом, на этот раз с перевесом на стороне Зла. Шарада, фальшивая церемония для пользы их Нового Ордена! Стедмен, тем не менее, считал, что очень трудно смеяться над дурацкой затеей такого рода. Вот почему он и был втянут в эту тщательно спланированную игру. По стечению обстоятельств Давид Гольдблат предоставил им такого символического рыцаря, одинокого человека, который должен быть побежден, а потом уничтожен в предзнаменование их грядущего успеха. Гант должен был быть переполнен внутренним восторгом, когда Мегги под пытками подтвердила, что она была послана Моссад, но только в виде альтернативы ее второго партнера, Стедмена, бывшего солдата, бывшего агента Моссад. Почти безупречный англичанин.
Для Поупа было очень несложным делом собрать все данные на Стедмена по архивам военной разведки, и можно было себе представить злорадство всей компании, когда они увидели как подходит его прошлое к образу мифического Парсифаля. После этого им осталось лишь затянуть его в свои сети.
Чудовищное убийство Мегги было совершено с единственной целью вырвать его из состояния той пассивности, в которой он пребывал несколько лет, отгоняя от себя даже малейшие воспоминания, где могли быть намеки на месть.
Фактически это убийство было самой крупной провокацией по отношению к нему, за которой последовал визит Поупа, который откровенно подталкивал его к мести, и последующая встреча с Гантом на выставке оружия, где тот пытался оценить его как своего будущего противника. Следующим испытанием был танк, который пытался раздавить его, и последовавшие за этим откровения в Гилфорде, которые должны были гарантировать его дальнейшее участие в подготовительных репетициях. Его побег после поединка с садистом Кюнером был одним из возможных вариантов развития событий, который, безусловно, был ими предусмотрен, и были все гарантии, что Поуп сумеет вернуть его на сцену без всякого риска для их планов, что в итоге и произошло: он сам появился в имении Ганта, в его "Вевельсбурге".
И вот теперь приближается финальная сцена, и остается еще одно, последнее испытание. Но они хотят, чтобы он был унижен в конце этой сцены, чтобы его падение послужило опровержением, переворотом конца старинной легенды. В древней поэме миннезингеров, которую Вагнер использовал для своей оперы, среди действующих лиц присутствовала женщина по имени Кандра, которая пыталась совратить Парсифаля и, унизив его таким образом, предопределила его гибель, как и многих других рыцарей. Стедмен терялся в догадках, как эти древние понятия чести и целомудрия могут сочетаться с сегодняшним днем? Угадать было трудно, так как ничего, поддающегося здравому смыслу во всем этом странном заговоре против истории не было.
Гант и его окружение видимо придают какой-то свой смысл его "сексуальному падению". Гнев закипал в нем, и он выплеснул остатки жидкости из стакана в камин, заставляя огонь вспыхнуть с новой силой, как будто это было продолжение вспышки его собственной ярости. Но, однако, они сделали одну маленькую ошибку в своем столь тщательно отработанном плане: Кюнер почему-то знал об израильском агенте по имени Смит и сам сказал Стедмену, что этот человек умер. Как он мог узнать об этом, как не от агентов МИ-5 Григса и Бута? А это уже впутывало в историю и Поупа. Эти, незначительные на первый взгляд штрихи, портили всю картину и давали Стедмену возможность хоть как-то подготовиться, прежде чем окончательно и безвозвратно дать поглотить себя паутине, расставленной хищным пауком. Но было ли этой подготовки достаточно? Он взглянул на часы и выругался. Но где же они?
Какого черта они тянут? Были ли они тоже участниками этой игры?
Он встал и подошел к окну. Оно было заперто, как и дверь, и он долго всматривался в окружающую ночь, не видя ничего, кроме собственного отражения в темном стекле, и почти забыл о времени, когда звук поворачивающегося в замке ключа заставил его взглянуть на дверь. Ручка повернулась и дверь начала медленно открываться.
Он почти с облегчением вздохнул, когда она проскользнула в комнату, и его облегчение стало полным, когда он убедился, что это не Холли.

Глава 17

Я буду широко использовать анормальных людей, всех этих искателей приключений на рынке любви, которые со всех сторон окружают нас. Их много, они совершенно бесполезны для нормальной порядочной жизни, но столь же полезны и бесценны для нашей работы.
Адольф Гитлер

Наконец Холли решила, что пришло время попытаться хоть что-то предпринять. Она понимала, что ее люди с большой неохотой пошли бы на прямой контакт, но ее отсутствие должно их побудить к этому, хотя может быть они и упустили время.
Она была искренне удивлена, когда "оступилась" на скрытом местоположении ракеты. Она была уверена, что Гант и его маниакальные сподвижники имеют какие-то серьезные планы, но она не могла представить, что их реализация может быть связана с такими явно неприкрытыми агрессивными действиями. Даже если и было известно о том, что Гант повсеместно поощряет и поддерживает терроризм, продавал оружие отдельным группировкам, то это могло быть отнесено на счет его подрыва равновесия в мире. Она не считала себя дурой, и не собиралась делать снимки с этого "тайника", но они все еще не верили ей. Ведь, в конце концов, она была свободным журналистом, так по крайней мере она заявляла о себе, и в этой ситуации желание сделать подобный снимок было бы вполне естественным.
Многие журналисты не отказались бы написать очерк под броским заголовком:
"Эдвард Гант - олицетворение военной промышленности ХХ века", поэтому не было ничего удивительного в ее упорстве, с которым она собирала материалы для статьи. Сам факт, что Гант в последнее время проявлял личный интерес к средствам массовой информации, и то, что ее история о дальних родственных связях с его последней женой не вызывала сомнений, давало ей право на некоторые привилегии. Но, к сожалению, это, казалось, привилегированное положение, было всего лишь отражением действительности в кривом зеркале.
Гант действительно еще вчера пригласил ее в свое наиболее оберегаемое от посторонних глаз имение, пообещав ей "эксклюзивное" интервью, которое несомненно было бы предметом зависти всего журналистского мира. Присланная за ней машина появилась у дверей ее дома ранним утром, и одновременно ей была передана записка от Ганта. В итоге, у нее просто не было времени, чтобы предупредить своих людей о предстоящем путешествии, хотя она и была уверена, что они постоянно наблюдают за ней.
Когда же она узнала из разговора с Гарри истинное назначение скрытой ракетной установки, она была изумлена ужасающим коварством планов бизнесмена. На самом деле, если нельзя было последить, кто именно осуществил запуск этой ракеты, то подозрение падет в равной мере как на арабов, так и на Израиль. При этом создавалась парадоксальная ситуация, что каждая из сторон имела стопроцентную уверенность в виновности своего противника, так как на самом деле ни одна из них не была причастна к этому. В конечном счете, это разрушило бы все попытки установить мир между двумя нациями и привело бы к дальнейшей эскалации войны, в которой, по всей видимости, победа Израиля была бы весьма сомнительной.
Холли понимала, что комната прослушивается, иначе зачем они временно поместили бы туда Гарри? Это была одна из причин, по которой она должна была отрицать то, что действительно была знакома с некоторым секретами Ганта, касающимися его организации. Тем не менее, ей не пришлось врать и изворачиваться по поводу Моссад. Она хотела как-то поддержать его, объяснить ему, что есть еще и другие, кто знает о Ганте и о его тайной организации. Она хотела рассказать ему о подозрениях правительства ее страны по поводу этой про-Гитлеровской организации, которая является самой крупной и мощной за все послевоенные годы, и которая даже смогла проникнуть во многие государственные структуры и даже в английскую разведку. Но их целью не являлось подчинение себе лишь одной Англии, им был нужен весь мир.
Неожиданное появление на сцене детектива буквально мистифицировало их всех, и Холли все еще не могла понять, почему этот человек представлял для Ганта такой интерес. Ее короткое знакомство с ним не принесло сколько-нибудь существенной информации, за исключением может быть того факта, что он когда-то служил в Моссад. Тогда почему Гант проявляет к нему такой неподдельный интерес, почему он так важен для него? Почему Гант подпускает его так близко к себе? И еще она хотела бы знать, почему он занял такое важное место в ее собственной жизни?
Холли поднялась с единственного в комнате легкого стула и направилась к двери. Приложив ухо к деревянной панели, она долго слушала тишину в коридоре, но эта тишина не успокаивала ее: она сомневалась, что они оставят ее без присмотра, даже если будут уверены в ее непричастности ко всему, что происходило вокруг. Она потрогала ручку двери и покрутила ее в обе стороны.
- Не делайте этого, леди, - раздался резкий голос из коридора, - вы никогда не выйдете отсюда. - Тогда она в отчаянии оглядела комнату, инстинктивно рассчитывая на то, что у нее появится хоть какая-то спасительная мысль. Но совершенно неожиданно именно на такую мысль ее натолкнул предмет, на который едва ли не в первую очередь упал ее взгляд.

***

Кристина закрыла за собой дверь и, улыбаясь, взглянула на Стедмена.
Безусловна она была красива. Этот факт он и не пытался отрицать. Ее красота усиливалась костюмом, который состоял из юбки, сшитой из темно-коричневого тонкого вельвета, и коричневой, на два тона светлее, блузки с глубоким вырезом, который подчеркивал ее соблазнительные формы и придавал вид агрессивной сексуальности. Весь ее облик должен был вызывать в нем внезапный приступ неодолимого желания. Он поймал ее короткий взгляд в сторону бутылки, стоявшей на подносе, и его страсть мгновенно испарилась.
- Я хотела увидеть тебя, Гарри, - сказала Кристина, прежде чем приблизится к нему.
- Зачем? - грубовато спросил он.
Теперь она стояла недалеко от него.
- Чтобы поговорить с тобой, и, может быть, помочь тебе. Помочь убежать.
На какое-то время он был ошеломлен и чуть не потерял дар речи.
- Ты хочешь помочь мне бежать отсюда?
- Я хочу помочь тебе бежать от того смертельного жребия, который тебе приготовила судьба в лице Эдварда Ганта.
Неожиданно выражение надежды вместе с вопросом вырвалось из Стедмена:
- Как?
- Попытаюсь убедить Эдварда, чтобы он даровал тебе жизнь, доказав ему, что ты можешь быть очень полезным для нас.
Она подошла еще ближе, и он бросил на нее взгляд, который выражал больше интереса, чем призрения.
- И как я могу быть полезен для вашего "Туле"? - спросил он.
- Ведь ты весьма находчивый и изобретательный человек, если сумел выжить до сих пор. У тебя есть много информации об израильской разведке, которая является, пожалуй, основным врагом нашего движения, и любая информация, которую ты мог бы предоставить нам, была бы полезна. Кроме того, из твоего послужного списка следует, что ты очень смелый человек, а нам такие люди будут очень нужны в этой стране в ближайшие годы.
- Но должен ли я при этом верить в нацизм? - с насмешкой спросил он.
- Ты поверишь в него со временем. Не все члены общества до конца разделяют наши идеалы, мы знаем это. Но они, я уверена, рано или поздно, встанут на этот путь.
- И ты думаешь, что Гант поверит мне?
- Ты должен будешь убедить его, чтобы он поверил тебе.
- Как?
- Если я сама поверю тебе, то смогу повлиять на его решение. Мне удавалось это в прошлом. Она положила руку на его плечо, и непонятно почему, дрожь пробежала по его телу.
- Но с какой стати ты должна верить мне? - как можно спокойнее произнес он.
- Ну, как если бы мы были любовниками...
Он громко рассмеялся, как только она начала произносить эту фразу.
- Я не знаю.
- А майор Брениган? Разве он не твой любовник?
Она снисходительно улыбнулась.
- Ты очень наблюдателен. Эндрю слабый человек. У него никогда не будет того, что есть у тебя.
- Но я готов держать пари, что именно ты втянула его во все это.
- Сейчас это уже не имеет значения, Гарри.
Она сделала последний шаг и прижалась к нему всем телом. Это прикосновение было и отталкивающим и возбуждающим одновременно. Неужели такое незначительное количество бренди, которое он мог случайно проглотить, создавало такой эффект? Или это было в ее глазах? Они явно обладали гипнотическим свойством, и он чувствовал, как усталость обволакивает его. Он пытался отогнать из головы все лишние мысли и сосредоточиться только на древней легенде о Парсифале, отвлекаясь таким образом от воспоминаний о зловредности Ганта. И когда при этом он взглянул сверху вниз на прекрасное лицо, находившееся так близко от него, очень трудно было подыскать вразумительный мотив для обольщения. Было бы похоже на унижение уступать такой женщине, но для этого не нужно было произносить никаких рыцарских клятв и обетов. Создавалось впечатление, что он был на сеансе гипноза, и она навязывала ему свою, более сильную волю...
Именно в этот момент, когда его голова начала безвольно склоняться к ее лицу, а их губы уже были готовы встретиться, он совершенно отчетливо осознал, что происходило: она отбирала внутреннюю энергию с помощью своей силы, которая находилась не в теле, а в ее разуме. Она жадно впитывала его волю, ввергая его в душевный водоворот, ее глаза увлекали его в бездну.
Она опустила его руку на свою грудь, удерживая ее там, чтобы он мог ощутить ее упругость и твердость соска. Их тела все теснее и теснее прижимались друг к другу, их губы почти слились, и он едва находил в себе силы, чтобы удержаться от страстного, мучительного поцелуя. Но неожиданно он ощутил в ней какое-то легкое физическое движение, которое неожиданно парализовало все его тело, превращая его в застывшую глыбу льда, и которое произвольно прорвалось через переполненные сети похоти, которые она набрасывала на него. Ее собственное пробудившееся желание неожиданно, против ее воли, заявило о себе появившейся под ее одеждой выпуклостью, точно такой же, как и его собственная.
С яростным криком он оттолкнул ее от себя, выбрасывая вперед свой кулак и с силой опуская его на ее лицо. Она закричала от шока и боли, падая на пол, а он уже в этот короткий миг понял, почему, чтобы соблазнить его, они выбрали именно ее. Почему они хотели, чтобы он был предварительно унижен, и, самое главное, сделал это сам, если бы не устоял против этого соблазна. Дверь мгновенно распахнулась и на пороге появился Поуп со своими людьми. Все держали в руках оружие. Глаза великана были наполнены гневом, когда он переводил взгляд со Стедмена на лежащую на полу Кристину, закрывавшую рукой свое лицо.
Она плюнула в сторону Стедмена.
- Ты сволочь! Ты паршивая сволочь! - закричала она хриплым голосом.
С чувством полного отвращения, не дожидаясь пока подручные Поупа набросятся на него, он сделал шаг вперед и нанес ногой страшный удар лежащему на полу гермафродиту.
Всего две минуты понадобилось стоящей в дверях охране, чтобы привести его в бесчувственное состояние, но ощущая физическую боль, он при этом ощущал и приятный привкус от глухих рыданий, исходящих от дьявольского создания, лежащего в нескольких футах от него.

***

Холли Майлс встала на кровать и рукой, обернутой наволочкой от подушки, чтобы не обжечь руку, вывернула электрическую лампочку. Комната погрузилась в темноту. Девушка постояла еще несколько секунд неподвижно, чтобы ее глаза привыкли к темноте. Полная луна неожиданно вышла из-за прикрывавших ее облаков, и Холли была благодарна природе за возможность рассмотреть все, что было внизу, хотя, с другой стороны, лунный свет мог и повредить ее намерениям. Спустившись с кровати, она осторожно направилась к узкой полоске света, прорывавшейся из под двери. Вновь приложив ухо к дверям, она долго прислушивалась, стараясь определить, сколько человек охраняют комнату.
По отсутствию разговоров она поняла, что скорее всего там только один человек, и молилась Богу, чтобы так оно и было, поскольку вряд ли она смогла бы справиться с двумя. Удовлетворившись своей проверкой, она осторожно постучала в дверь ногтями пальцев.
- Эй, там, откройте, - тихо проговорила она. - Я хочу видеть Ганта.
Реакции не последовало, и тогда она постучала громче, уже костяшками пальцев.
- Эй, вы, у меня важное сообщение для Ганта. Это очень важная информация.
Вновь никакого ответа, и она уже начала сомневаться, а был ли там вообще кто-нибудь.
- Вы слышите меня? - громко повторяла она, с яростью ударяя в дверь.
- Успокойтесь, леди, пожалуйста, ведите себя потише, - последовала наконец запоздалая реакция.
Она постучала снова.
- Прекратите, леди, я еще раз говорю вам!
Теперь в голосе человека слышалась угроза.
Но она опять постучала в дверь.
- Вам все-таки лучше позволить мне увидеть его, слабоумный идиот!
Иначе вам придется пожалеть о своей глупости.
Последовала пауза, как будто человек что-то обдумывал. Затем его голос донесся до нее через деревянную панель.
- Что вы хотели сообщить мистеру Ганту?
- Это должно остаться только между нами.
- Из этого ничего не выйдет. Сегодня ночью намечается большой прием, а я не имею права прерывать такую важную встречу, отвлекая мистера Ганта из-за вас.
- Тогда отведите меня к кому-нибудь из вашего начальства, к старшему офицеру, например, который командует вами.
Возможно, если он действительно пойдет на розыски своего начальника, то у нее есть шанс поработать над дверью. Это очень слабый шанс, но лучше слабый, чем вообще никакого.
- Майор Брениган занят, - раздался голос за дверью.
"Да, скорее всего проверяет состояние ракетной установки", - подумала про себя Холли.
- Хорошо, тогда ваш капитан или сержант, или кто-нибудь в этом роде, - прокричала она в ответ.
- Оставьте все эти попытки, леди. Сегодня ночью будет достаточно событий и без ваших фокусов.
Она начала ругаться и бешено колотить в дверь. Человек в коридоре оказался в затруднительном положении. У него не было никаких гарантий, что ее информация не имела никакого значения. А что если она действительно имела какую-то очень важную информацию для Ганта? Но он успокоил себя тем, что его приказы не предусматривали такой случай. Он должен был только следить за тем, чтобы все было тихо и не было возможности побега.
- Прекратите! - закричал он. - Иначе, обещаю вам, я войду в комнату и разберусь с вами.
Она удовлетворенно кивнула сама себе и только увеличила град ударов, обрушиваемых на дверь.
- Хорошо! - услышала она из-за двери. - Вы сами напросились на это!
Резкий звук ключа, поворачивающегося в замке, прозвучал для нее как победная музыка. Она мгновенно отскочила от двери, чуть отодвинула кровать и спряталась на полу сзади нее. Теперь она мечтала еще о том, чтобы облака вновь закрыли луну. Наконец дверь распахнулась, и человек вошел в комнату, стараясь прижиматься спиной к стене, чтобы пленница не выскользнула сзади него. Свет из коридора хлынул внутрь, и Холли услышала, как щелкнул выключатель.
Она очень хорошо представляла себе, что если перед ней профессионал, то он должен немедленно отступить назад в коридор, и постараться встать так, чтобы его силуэт не бросался ей в глаза. Поэтому она должна действовать первой.
Не высовываясь из-за кровати, она с силой бросила еще теплую лампочку в дальний угол комнаты, влево от стоящего у дверей охранника. Стекло лопнуло с резким глуховатым звуком, и осколки со звоном посыпались на пол, резонируя в пространстве небольшого камина. Человек бросился в сторону этого звука, направляя туда ствол небольшого автомата, который он держал в одной руке.
Холли, подобно духу смерти из старинной шотландской легенды, вырвалась из тени, не оставляя своему противнику времени среагировать на ее внезапный бросок. Она подпрыгнула, переворачиваясь в воздухе, нанося удар в грудь плечом и спиной. Он испуганно вскрикнул, падая на пол и задевая ногой дверь. От неожиданности он даже не смог нащупать пальцем спусковой крючок и выронил автомат. Они буквально выкатились в коридор, и Холли, гибкая как дикая кошка, перевернулась и заняла позицию, напоминающую припавшее к земле дикое животное, наблюдая за противником и за длинным коридором. Коридор был пуст.
Оружие лежало в комнате, недалеко от дверей, в полосе света, падающего из коридора, и она поползла к нему. Неожиданно она почувствовала, как рука ухватила ее за лодыжку и начала выворачивать ее.
Это охранник, все еще мучаясь от резкой боли между ребер и лопаток, увидел ее намерение и попытался таким образом остановить ее. Но это была его вторая ошибка.
Первая была в том, что он недооценил ее, полагая, что всегда справится с женщиной, когда входил в комнату. Вторая заключалась в том, что ухватив ее за одну ногу, он оставил вторую свободной. Поэтому он тут же получил удар второй ногой ниже подбородка, а его откинувшаяся голова с тупым звуком врезалась в дверной косяк. Нога поднялась снова, и на этот раз с ужасающей точностью опустилась на его голову, сворачивая в сторону нос и ускоряя процесс перехода человека в бесчувственное состояние.
Теперь Холли могла подняться на ноги. Отбросив резким движением головы занавес светлых волос, которые мешали ей наблюдать за обстановкой, она выглянула в коридор и некоторое время стояла, прислушиваясь.
Удовлетворенная тем, что шум, возникший от небольшого сражения, не вызвал никаких последствий, она подхватила бесчувственное тело за ноги и втащила в комнату. Вытерев кровь с его разбитого лица, она убедилась, что он еще долгое время не придет в себя, но безопасности ради решила его связать, используя для этой цели простыни. На это у нее ушло несколько минут, после чего ее бывший страж, связанный, лежал под кроватью, чтобы не вызвать явных подозрений у кого-нибудь, кто захотел бы чисто внешне осмотреть комнату. Она понимала, что, конечно, эта мера не является необходимой, потому что само отсутствие охраны в коридоре и ее собственное отсутствие в комнате не потребует никаких дополнительных осмотров, но поскольку она имела очень твердые убеждения, то считала, что в ее работе любая мелкая деталь может иногда оказать неоценимую помощь. Одной из главных ее забот, как ни странно, было стремление оставить этого человека в состоянии, которое не повредит ему больше того, что с ним уже стало. Поэтому, когда она укладывала его под кровать, то старалась положить его голову набок, чтобы кровь из разбитого носа стекала на ковер, а не застаивалась в горле, вызывая удушье.
Наконец выпрямившись и кое-как стряхнув капли крови со своих джинсов, она подошла к автомату, так все время и пролежавшему на полу. Проведя рукой по его чуть масляной поверхности, она обратила внимание, что он напоминает ей автомат системы "Ингрем", маленький, компактный, но чрезвычайно эффективный на близком расстоянии, обеспечивающий почти 1200 выстрелов в минуту. Она подняла его и удивилась, почувствовав насколько он легче. Да, личная гвардия Ганта пользовалась правом на самое лучшее оружие.
Еще раз осмотрев коридор, она закрыла дверь, повернула в замке ключ и крадучись двинулась вдоль длинного коридора, стараясь держаться как можно ближе к стене, готовая при необходимости укрыться в очередном дверном проеме. Так Холли и шла в направлении задней половины дома, подальше от центральной лестницы, туда, где находилась комната, напомнившая ей зал старинного замка.

***

Ветер завывал вокруг верхней башни средневекового храма, холодный бриз, налетающий с моря, проносился над землей, пригибая траву и раскачивая деревья. Когда луна на короткое время проглядывала между плотными облаками, на самом верху этого древнего сооружения можно было разглядеть группу людей, которые старались укрыться от ветра за парапетом башни. Но постоянно кто-то один из них стоял, опершись локтями на парапет и смотрел в ночной бинокль на тусклый силуэт белого дома в глубине усадьбы, находившейся почти на расстоянии мили.
- По-прежнему никаких признаков жизни, сэр, - пробормотал наблюдавший, опустив голову немного вниз, чтобы его слова не были отнесены ветром, а были услышаны другими. - По всей видимости, они обосновались там на всю ночь.
Человек к которому были обращены эти слова, взглянул на светящийся циферблат часов, и сказал, ни к кому не обращаясь:
- Сейчас около половины одиннадцатого. А последний вертолет появился около десяти, не так ли?
- Я могу лишь в очередной раз принести свои извинения, но мы не можем отправляться туда, не имея ордера от комиссара, - сочувствующим тоном объяснил инспектор Барнет сложившиеся трудности отставному полицейскому офицеру Блейку.
Он симпатизировал ему, но, к сожалению, на карту было поставлено нечто большее, чем безопасность одного человека. Он действовал по указаниям комиссара и секретаря графства. Они следят за ситуацией, и если сказано ждать, значит бесполезно продолжать спор об этом.
- Черт возьми, почему вы так упорствуете? - настаивал Блейк. - Он же может умереть каждую минуту.
Инспектор повернулся к нему и попытался ответить как можно спокойнее:
- Послушайте, мистер Блейк, я могу оценить ваше беспокойство, но ведь этот Стедмен, он явился туда по собственному желанию...
- Он сказал, что должен это сделать. Он должен довести до конца игру, навязанную ему Гантом. И он очень беспокоился о девушке. Неизвестно, связана она со всем этим или нет, так же как неизвестно, жива она, или...
- Холли Майлс. Мы знаем о ней, - заметил устало Барнет. - Сейчас мы знаем о ней все.
- Почему нам ничего не сообщили о ней раньше? - раздался голос где-то рядом с инспектором.
- Подозрения, Энди. Подозрение и недоверие. Кто бы мог подумать о том, что Поуп окажется таким изворотливым?
Сержант покачал головой в темноте.
- Сколько времени они знали о нем?
- Это знает только Бог, Энди. Ты даже можешь держать пари о том, что ЦРУ участвует в этом деле потому, что неизвестно, кому можно доверять в МИ-5. Если человек в ранге Поупа мог стать членом организации Ганта, то можно только представить себе, кто мог там еще участвовать из верхних или нижних эшелонов этой службы. Вот так, - он махнул рукой. - Делайте свои выводы сами.
Секстон поднялся на ноги, чтобы немного расправить кости после длительного согнутого состояния. Порывы ветра набросились на него со всех сторон, так что ему пришлось поднять воротник пальто и застегнуть верхние пуговицы. Он бросил взгляд вниз, где в мертвенно бледном лунном свете смог отчетливо различить раскачивающийся силуэт одинокого дерева, находящегося недалеко от поворота дороги, рядом со стеной храма, с другой стороны которого, невидимые с проезжей части, были разбросаны группы машин с людьми, ожидающими начала операции.
Это были очень напряженные часы для Секстона, который с каждой минутой ощущал, как растет его беспокойство за безопасность Стедмена. Они сделали все, о чем просил Гарри, он и Стив: продолжили наблюдение за домом в Гилфорде, ожидая прибытия туда полиции, стараясь всю ночь удержаться от сна, чтобы ничего не пропустить. Из всех событий, которые им удалось наблюдать за это время, были лишь появившиеся во дворе сторожа. Они заперли ворота и затолкали труп человека и двух собак в грузовик. Секстон и Стив подождали еще немного, как им и советовал Гарри, чтобы дать Поупу время для действий, которые могли бы развеять некоторые сомнения детектива. После еще нескольких часов ожидания, оставив Стива по-прежнему на наблюдательном пункте, Секстон отправился в Скотланд-Ярд, где благодаря старым связям ему удалось добраться до руководства. К удивлению, его рассказ был выслушан с большим вниманием, а через некоторое время он уже был представлен группе чиновников из спецслужб, среди которых был американец, которому он еще раз повторил свои скромные сведения. Как понял Секстон из общего разговора, американец представлял ЦРУ. Создавалось впечатление, что Гарри потревожил большое осиное гнездо.
Согнувшись опять, чтобы укрыться от ветра, Секстон почти прокричал:
- Мы не можем просто сидеть здесь и ждать!
Барнет положил руку на его плечо и, придвинувшись ближе, сказал:
- Мы должны ждать, мистер Блейк. Осталось уже не долго, уверяю вас.
Сам комиссар будет лично руководить всеми действиями, вот насколько серьезное положение.
- Так почему же его нет до сих пор? - с возмущением произнес Секстон.
- Почему он заставляет нас сидеть и ждать?
- Что происходит наверху на самом деле, я не знаю. Но мне кажется, что он сейчас проводит подготовку на втором фланге. У нас есть сведения, что мы имеем дело не просто с бандой фанатиков-террористов, а с людьми, которые занимают достаточно высокое положение, почти такое же, как сам Гант, а может быть и выше. И я думаю, что комиссар сейчас консультируется в парламенте по некоторым тонким моментам.
- Но сколько же можно тратить на это времени?!
- Мы войдем туда через несколько минут после того, как получим приказ. У нас есть подкрепление в виде корпуса морских коммандос, которых сюда перебросили из Плимута на вертолетах. Теперь нам уже известно, что Гант имеет свою собственную армию, поэтому если он вздумает сопротивляться, здесь может начаться небольшая война. Но должен вам заметить, что я и сам плохо переношу подобные ожидания, они очень нервируют меня, но ничего нельзя поделать, пока не получен приказ. Поэтому наберись терпения и попытайся отвлечься от мыслей о Стедмене. Ведь до сих пор он все делал без ошибок, не так ли?
Секстон в расстройстве отвернул лицо. Нет, Гарри до сих пор не сделал ни одной ошибки. Но как долго это может продолжаться? И не изменит ли эта удача ему в самом конце?

Глава 18

Он подрезал его так, что теперь он не мог больше доставить радость никакой женщине. Но многим людям это принесло невыносимое страдание.
Вольфрам фон Эшенбах

Мы стоим гораздо выше тех, кто и сейчас, и всегда были многочисленнее нас. Но нас должны ценить именно потому, что наша кровь дает нам силу, чтобы, поднявшись над другими, с успехом руководить нашим народом. Давайте ясно представим себе, что несут нам грядущие десятилетия.
Они предвещают нам битву, направленную на повсеместное уничтожение тех, кто выступил против недочеловеков, кто защищает Германию как оплот нордической расы и источник человеческой культуры.
Генрих Гиммлер

Стедмен постепенно приходил в себя. Его глаза, еще с трудом, но уже могли различать раскачивающийся пол: голова все еще гудела и кружилась от полученных ударов.
Он начал припоминать свои ощущения, и смог вспомнить только как его волокли, ухватив за руки, по длинному коридору, а его ноги все время ударялись о темный деревянный пол. Он слегка повернулся, чтобы разглядеть окружающую обстановку, как в этот же момент услышал знакомый голос, принадлежавший Григсу.
- Он уже пришел в себя, дальше пусть идет сам.
Детектива подняли на ноги, и, первое, что он увидел, было свирепое и мрачное лицо Поупа.
- Я очень рад, что вы вновь среди нас, Гарри, хотя думаю, вам бы очень этого не хотелось.
- Продолжаете выпендриваться, Поуп? - произнес Стедмен, все еще пытаясь стряхнуть головокружение. Григс и Бут поддерживали его с обеих сторон, чтобы он не свалился вновь.
- А у вас, я вижу, осталось все то же высокомерие. Я бы даже мог восхищаться вами, не будь вы таким дураком.
- Это вы дурак, Поуп, если верите, что весь этот бред может действительно осуществиться. - Стедмен сделал попытку распрямиться, но его руки были по-прежнему блокированы.
Толстяк издал утробный звук, отдаленно напоминающий усмешку.
- Посмотри на все это с другой стороны, Гарри. Разве есть какая-то альтернатива? - произнес он, но уже без тени юмора, и отвернувшись, сделал знак своим людям идти вслед за ним.
Стедмена развернули в нужном направлении, и он подчинился, чувствуя себя еще не готовым к новому сопротивлению. Его любопытство, тем не менее, возрастало по мере того как на протяжении их пути менялась отделка коридора. Сейчас она напоминала убранство средневекового замка. Стены были выложены серым камнем темного оттенка, в отдельных местах дверные проемы были занавешены гобеленом. Двери были сделаны из старого дуба и украшены сложной резьбой. На них были укреплены ручки из тонко обработанного металла. И хотя его наблюдения были весьма поверхностные, но он заметил, что на дверях были изображены разного вида гербовые щиты, украшенные инкрустациями из дерева и металла, напоминающими отделку драгоценными камнями, и снабженные краткой надписью.
Вскоре коридор превратился в своего рода галерею, открытую с одной стороны, откуда как с балкона можно было видеть большой темный зал. Они остановились перед каменными ступенями широкой лестницы, и глаза Стедмена округлились от новой тревоги, которая начала подниматься внутри него как только он смог подробнее рассмотреть возникшую перед ним картину.
Огромная комната по внутреннему убранству напоминала античный зал для застольных пиров. Здесь было много дорогих мягких ковров, а стены увешаны гобеленами с тонким и причудливым рисунком. Вокруг с почти идеальной симметрией были размещены толстые свечи черного цвета. Их пламя придавало этому месту своеобразную атмосферу, сливаясь со светом, который падал из огромного, в человеческий рост камина, выполненного в виде пещеры, в глубине которой полыхало яркое пламя. Главным символом, украшавшим все предметы в этой обстановке, был знак золотого копья.
В самом центре этого зала стоял большой массивный круглый стол, сделанный, как показалось Стедмену, скорее всего из дуба. Вокруг стола были расставлены деревянные же стулья с высокими спинками. Со своего места он смог разглядеть, что на наружной стороне спинки каждого стула была прикреплена серебряная пластинка с надписью. Все стулья, за исключением может быть двух, были заняты, а лица сидящих на них, были повернуты в его сторону.
- Добро пожаловать в наш Вевельсбург. - Это был голос Эдварда Ганта, и глаза Стедмена обежали стол, чтобы видеть место, откуда он прозвучал. В центральной части стола поднялась высокая фигура, и Стедмен увидел, что это и есть Гант, который продолжал:
- Спустите его сюда!
Стедмена грубо толкнули в спину, и он, потеряв равновесие, скатился вниз по каменным ступеням. Сзади раздались шаги, и его вновь поставили на ноги. Он попытался сбросить державшие его руки, чтобы стоять самостоятельно.
- Кажется, Кристина не справилась со своей задачей. - Голос Ганта был холодным и жестким, в нем не было и намека на насмешку.
- Вы что, действительно могли поверить, что меня может соблазнить это... существо? - грубо оборвал его Стедмен.
- Ее сила в ней самой, мистер Стедмен. Да, надо признаться, я удивлен, что вы устояли против него. Это означает, что ей следует еще продолжить занятия со своим наставником, доктором Шеером.... Гант сделал короткое движение рукой, и из темноты выплыл стул, который был установлен примерно в двух футах от круглого стола, и Стедмену было предложено на него сесть. Теперь, прежде чем остановить свой взгляд на Эдварде Ганте, он смог как следует рассмотреть свое окружение, включая и одетую в форму вооруженную охрану, которая занимала все стратегические точки комнаты.
Взглянув в сторону бизнесмена, он обратил внимание, что сегодня на его лице присутствует искусственный нос, придавая ему тем самым человеческий облик. Одет он был в серый костюм, с оттенком, напоминающим древесный уголь, белую рубашку и черный галстук. Детектив был несколько удивлен отсутствием на собравшихся средневековых костюмов, более соответствовавших бы атмосфере этого темного зала, оформленного в духе замка древних баронов. На столе перед каждым из присутствующих лежал короткий ритуальный кинжал, а на пальцах тех из присутствующих, чьи руки лежали на поверхности стола, можно было видеть перстни с печатками. Среди сидящих за столом Стедмен мог видеть несколько гостей, с которыми он встречался еще днем, а другие, незнакомые ему, вообще-то мало чем от них отличались. Доктор Шеер тоже был здесь, и казался еще более постаревшим в этой необычной обстановке. Стедмен постоянно ощущал присутствие этого человека, который пожирал его своим взглядом. Удивление детектива вызвало и то, что один из стульев за столом занимала массивная фигура Поупа.
- Вы здесь являетесь очень почетным гостем, мистер Стедмен, - голос Ганта резонировал в громадном пространстве зала.
- Почетным? Для того, чтобы быть частью этого спектакля?
- Чтобы быть одним из немногих непосвященных, которым представляется честь посетить наш Вевельсбург.
- Я потрясен.
- Не стоит издеваться над нами, мистер Стедмен! - Рука Ганта потянулась к кинжалу, лежащему перед ним. - Ваша смерть будет ужасной, я обещаю вам это, но она может оказаться и еще более мучительной. Все убранство этой комнаты и ее дух, которые окружают вас, являются почти точным воспроизведением того замка, который рейхсфюрер построил в Вестфалии. Эта святыня была посвящена тевтонским рыцарям. И лишь двенадцать человек, наиболее приближенных к нему офицеров СС, были удостоены чести посещать это место. Там они обсуждали свои планы, вспоминали историю и своих нордических предков. У каждого была своя комната, которая была посвящена одному из великих рыцарей или императоров.
В частности, Адольф Гитлер должен был размещаться в комнате, посвященной Фридриху Барбароссе, а комната рейхсфюрера была посвящена Генриху Первому.
Но Гитлер отказался посетить Вевельсбург! Он отвернулся от тех сил, которые обеспечивали его успех. Он даже запретил Гиммлеру перенести Копье в такое, наиболее подходящее, словно созданное для него место! Это было начало падения фюрера, что теперь для вас должно уже стать очевидным.
Потому что в конце концов он потерял Священное Копье, которое вырвал у него Генрих Гиммлер! - Гант повернулся на стуле и указал рукой на возвышение, напоминающее алтарь. - И с тех самых пор им обладаем мы!
Стедмен смог разглядеть кожаный футляр, находящийся на алтаре, и догадался, что это был за предмет. Так вот где теперь находится Хайлидж Ланс!
Бизнесмен вновь повернулся к Стедмену, но его глаза были устремлены к верхней галереи.
- Входи, Кристина, присоединяйся к нам. Ты потерпела поражение, но так было и с настоящей Кандрой, если быть точным и следовать легенде.
Сейчас это уже не имеет большого значения, поскольку финальная победа будет принадлежать нам.
Стедмен услышал шаги на каменных ступенях сзади себя, и двуполое существо, соединяющее в себе мужчину и женщину, предстало перед его глазами. Ее лицо опухло в том месте, где он нанес удар, а красота ее теперь казалась непристойной грязной. Она стремительно обошла стол и села на стул рядом с доктором Шеером. Тот не обратил на нее никакого внимания, полностью поглощенный созерцанием Стедмена.
Из тени возникла фигура Бренигана, глаза которого наполняла лишь одна ненависть. Он бросился прямо к Стедмену, вытаскивая на ходу оружие.
- Майор!
Брениган застыл, услышав резкую команду Ганта.
- Держитесь подальше от него, майор Брениган, и заберите с собой своих солдат. Они нам здесь не нужны.
- Вы говорите о Стедмене? Ведь вы же знаете, как он опасен. - В голосе майора слышалось возмущение.
- Я уверен, что Григс и Бут вполне могут позаботиться о мистере Стедмене, если в этом будет необходимость... А теперь отправляйтесь на площадку и ждите вертолет. Наш гость должен быть с минуты на минуту, и я хочу, чтобы вы проводили его прямо сюда.
Брениган повернулся и, скомандовав солдатам, вместе с ними покинул зал. Только эхо от их тяжелых шагов по каменным ступеням еще некоторое время стояло в воздухе.
- Вы должны извинить его, мистер Стедмен, - заговорил Гант, вновь поворачиваясь к детективу. - Он очень переживает за Кристину. Вам не кажется, что это несколько патетично - огорчаться при подобном заблуждении?
Голова гермафродита резко поднялась вверх, и она бросила на Стедмена взгляд, переполненный злобой.
- К сожалению, - как можно мягче продолжил бизнесмен, - она крайне необходима для нашего дела. Она очень хорошо помогает доктору Шееру, здоровье которого не в лучшей форме, и, я боюсь, что он не задержится долго на этом свете. Или, как мне кажется, он предпочитает тот?
- Ты полагаешь, мы собрались здесь на торжественный прием, Эдвард? Это заговорил сэр Джеймс Оукс, промышленник, которого Стедмен видел еще днем. - Время идет, Эдвард, и ракета должна быть скоро запущена.
Со всех сторон зазвучали аналогичные протесты, и Гант поднял руку, мрачно улыбнувшись.
- Да, сейчас мы все находимся в ожидании, и в этой комнате все в состоянии большого волнения, - обратился он к детективу, будто пытаясь объяснить ему свою позицию. - Однако мы не должны мешать работе доктора Шеера! Наши люди... Кстати, что вы о них сказали в последний раз?
- Они такие же сумасшедшие, как и вы Гант, - беспристрастно произнес Стедмен.
- Да. Именно так. А вы здесь в эту ночь единственный нормальный человек. - Издевательские искры вновь появились в глазах бизнесмена. - Я был бы удивлен, если бы вам удалось умереть, оставаясь в своем уме.
Мысли Стедмена пришли в движение. Что же произошло с Секстоном и Стивом? Они не выдержали сопротивления официальных властей? Или они все еще пытаются сломить его? Или, что еще хуже, их схватили люди Ганта в Гилфорде? Они были его единственным шансом, но теперь все выглядело так, что и его не оставалось.
- Ну хорошо, Гант, - сказал он. - Мне бы хотелось услышать что-нибудь о вашей организации. Вы относите себя к наследникам общества "Туле", но, насколько я знаю, такие общества были уничтожены в послевоенной Германии.
- Во время войн убивают всего лишь людей, а отнюдь не идеалы.
Некоторые из нас сохранили эти идеалы для будущего.
- И вы были в Германии во время войны?
- Безусловно. - Гант коротко рассмеялся, наслаждаясь явным замешательством, отразившемся на лице Стедмена. - Я не был солдатом в общепринятом смысле, но я служил Рейху более значительным образом. Я уже говорил, как Гитлер предал нас, и как, после его бесславного конца, все могущество сосредоточилось в руках рейхсфюрера Генриха Гиммлера. Благодаря планам, разработанным еще до начала войны, герр Гиммлер и я смогли избежать плена и не попали в руки союзников...

***

Четверо мужчин торопливо шли, растянувшись цепочкой вдоль размокшего поля. На каждом шагу их ноги погружались в вязкую грязь. Люди тяжело и надрывно дышали. Особенно плохо чувствовал себя третий в цепочке человек.
Но несмотря на усталость, они продолжали упорно идти вперед, направляясь в сторону Киля, где их должна была ждать лодка... и свобода.
Они удачно обошли передовые части 9-ой американской армии, заранее поменяв свой бронированный "Мерседес" на менее заметный и, следовательно более безопасный серый "Фольксваген". Маленький автомобиль помог им уехать достаточно далеко, хотя они и пользовались только небольшими дорогами, стараясь держаться в стороне от автобанов. Но теперь им пришлось идти пешком, потому что в спешке они забыли захватить запасные канистры с бензином. Может быть это и к лучшему, поскольку дороги в этот период были опасны, и полковник СС фон Кюнер считал, что и в этом им будет сопутствовать удача.
Неожиданно один из них, тот самый третий человек, споткнулся, и фон Кюнер осторожно помог ему встать, поддерживая за локоть. Тут же он предложил рейхсфюреру свою помощь, чтобы нести его кожаный футляр. Но Гиммлер отказался. Он не мог допустить, чтобы кто-то другой нес эту драгоценную реликвию, которую он не на секунду не выпускал из своих рук.
Остальные трое - Мюллер, Эрик Гантцер и полковник СС фон Кюнер несли деньги, которые открывали перед ними путь к свободе, и, конечно, секретные документы, эти драгоценные папки, содержащие списки всех его людей в других странах. Он же, Генрих Гиммлер, нес их главное сокровище, их священную реликвию.
Все четверо были одеты в гражданскую одежду: Гиммлер, Мюллер, Кюнер сбросили свою военную форму еще задолго до путешествия, а Эрик Гантцер, идущий впереди Гиммлера, вообще никогда не принадлежал к армии. Он был необыкновенной личностью и обладал большим влиянием в промышленных кругах.
Рейхсфюрер с каким-то внутренним почтением всегда относился к нему. Его дед, Отто Гантцер, много лет проработал мастером на оружейных заводах в Шпандау, близ Берлина, пока не открыл свое собственное дело в Ростоке, которое потом продолжил его сын Эрнс. Эрик Гантцер тоже продолжил традицию семьи как военный промышленник, обновляя и расширяя производство оружия, а, кроме того, он много сделал для привлечения Гитлера в "Туле Гезельшафт", где пользовался большим авторитетом. Теперь же, после падения Германии, преданной их незадачливым фюрером, он направлялся вместе с ними на север, в Киль, где их дожидалась спасительная лодка. В этом путешествии роль Эрика была такой же важной, как и в период его деятельности в "Туле".
Из Киля они должны были перебраться в Данию, где уже должны были начать действовать его международные промышленные связи и откуда на заранее зафрахтованном судне они должны были отправиться в Канаду. По мере стабилизации обстановки в мире они предполагали перебраться из Канады в Соединенные Штаты, а оттуда, по иронии судьбы, проделав обратный путь через океан, добраться до Англии.
Гиммлер неожиданно вновь почувствовал приступы боли в груди и начал опускаться на колени, когда фон Кюнер вовремя поддержал его. Франц фон Кюнер, один из немногих, на кого всегда можно положиться. Он бросил жену с маленьким сыном и, никому не говоря ни слова, отправился сопровождать Генриха. А еще раньше, во времена аннексии Австрии, он похитил в Вене для Гиммлера истинный Хайлидж Ланс, оставив там подделку из простого железа, которая потом и досталась дураку Гитлеру! И Гиммлер с тех пор держал оригинал Копья в своем Вевельсбурге, в неприступной крепости, построенной в Вестфалии в честь тевтонских рыцарей. Это место было самым достойным для легендарной реликвии...
Взрыв всколыхнул землю почти рядом, разбрасывая во все стороны грязь и камни. Они в ужасе смотрели в сторону поля, где на еще вздыбленной земле лежало два тела, одно неподвижно, второе извивалось и стонало в агонии.
Они бросились к ним, стараясь угадать, кто убит - Гантцер или Мюллер?
Один из них наверняка наткнулся либо на мину, либо на неразорвавшуюся бомбу.
Они подошли к извивающемуся телу и только по одежде смогли определить, что это был Эрик Гантцер. Он прижимал колени к груди, зажимая руками нижнюю часть тела. Фон Кюнер едва удержался от рвоты, взглянув на лицо промышленника, или вернее на то, что от него осталось. Кровь вытекала из широкой рваной раны, находящейся на том самом месте, где когда-то был нос.
Генрих Гиммлер не был так крепок, как полковник СС, поэтому, глубоко втянув воздух, отошел в сторону, чтобы немного прийти в себя. Глядя вниз, на перепаханную взрывом грязь, он обратил внимание на нечто, что привлекло его внимание и заставило подойти поближе. Когда же он смог получше рассмотреть это, то его тело инстинктивно качнулось в сторону. Это были две ноги, скорее всего принадлежавшие Мюллеру, одна из которых была еще в ботинке.
Гиммлер подхватил кожаный футляр, в котором хранилось Копье, и, спотыкаясь, бросился прочь. Когда же у него хватило сил остановиться и взглянуть по сторонам, то первое, что он увидел, была фигура фон Кюнера, который стоял на коленях около подергивающегося тела Гантцера, приложив к его виску ствол своего "Лагера".
Гиммлер опустился на колени. Гантцер не должен умереть, нельзя допустить, чтобы он так просто ушел из жизни. Если есть хоть один шанс на то, что он может выжить, этот шанс надо использовать. И никакая боль сейчас не имеет значения! Его нужно спасти!
Он отвел руку фон Кюнера в тот момент, когда палец полковника СС уже потянулся к спусковому крючку. Выстрела не последовало, но когда Гиммлер взглянул на тело Эрика Гантцера, на кровавую кашу, покрывавшую его лицо и часть тела, он подумал, что если бы он, рейхсфюрер, не был так мягкосердечен, то...

***

- Но ведь Гиммлер был арестован. Его личность идентифицирована еще до того, как он совершил самоубийство, - заметил детектив.
Гант рассмеялся, и его смех еще долго резонировал в пространстве зала.
- Это был совершенно другой человек, двойник, просто Хороший Немец, готовый умереть за своего рейхсфюрера. Конечно, его семья несомненно пострадала бы, если бы в последний момент его мужество изменило ему.
- Но ведь они устраивали экспертизу, чтобы быть до конца уверенными.
- Если вы только сможете, мистер Стедмен, то попытайтесь представить себе ситуацию в Германии тех лет. Тысячи, миллионы беженцев передвигались по стране, и среди них постоянно находились то Геббельсы, то Геринги или Борманы. А может быть, попадался и сам Гитлер?! Но об этом лучше всего спрашивать союзников. Когда беспорядок спал, было уже поздно. Тело рейхсфюрера было похоронено в безымянной могиле.
- Но если поверить вашему рассказу, то куда мог отправиться такой человек, как Гиммлер? Ведь, в конце концов, его могли опознать?
- Вы забываете, мистер Стедмен, как неприметно выглядел наш великий вождь. Он был одним из величайших героев Германии, но его появление где-либо ничем не отличалось от появления рядового человека.
- Мне приходилось читать, что он выглядел как типичный мелкий чиновник, - сделал уточнение Стедмен.
- Вот именно, мистер Стедмен, - сказал Гант, как бы делая своему собеседнику небольшой комплимент. - Мелкий чиновник, в котором текла настоящая нордическая кровь.
- Так значит, именно его внешний облик и обеспечили ему возможность побега из Германии?
- Точнее, выживание в другой стране.
- А можно мне узнать, где? Я думаю, что это была Южная Америка, как наиболее распространенное место для побега нацистов из Германии.
- Конечно, мы были и там, жили в нацистской колонии, но нам была нужна другая страна, где мы могли бы вновь начать работать, а не проводить время, сидя на солнце и вспоминая былую славу Фатерланда.
- Так каков же был ваш выбор, Гант?
- Почему бы не Англия, например? Чем она не подходит?
Стедмен смотрел с явным выражением недоверия на окружавшие его улыбающиеся лица.
- Но разве это было возможно?
- Со временем - да, - сказал Гант, - а первой нашей остановкой в то время была Дания, где мы провели много месяцев, естественно, нелегально. У меня были ранения, вы знаете об этом, и именно рейхсфюрер спас мне жизнь.
Бизнесмен сделал паузу, как бы подтверждая тот факт, что память очень тонкий и точный инструмент, и продолжил:
- Мы покинули Фленсбург 10 мая 1945 года: рейхсфюрер Гиммлер, полковник Франц фон Кюнер, отец того дурака, с которым вы имели дело прошлой ночью, рейхскриминалдиректор Эрнст Мюллер и я. К несчастью, на пути к Килю, Мюллер погиб, наткнувшись на мину, а я остался еле жив.
Только вмешательство Гиммлера смогло остановить фон Кюнера, который был готов всадить мне пулю в мозги. Гиммлер настоял, чтобы мы добрались до точки встречи, где, возможно, мне будет оказана помощь. Он даже решил расстаться со своими драгоценными бумаги в обмен на мою жизнь, и они были похоронены вместе с Мюллером на том же самом поле. Полковник Кюнер тащил меня, а рейхсфюрер позаботился обо всем остальном, включая и талисман, единственный предмет, который он не оставил бы ни при каких обстоятельствах: Хайлидж Ланс!
Когда мы добрались до точки встречи под Килем, я был уже едва живой, но и тут рейхсфюрер не дал мне умереть. Мои раны были обработаны настолько хорошо, насколько было возможно в тех условиях, и через некоторое время мы отправились морем в Данию. Это путешествие было очень тяжелым для меня, мистер Стедмен, и я не один раз обращался к рейхсфюреру с просьбой разрешить мне умереть. Но он отказал мне в этом. Потому что он видел тот самый момент, когда я стану новым лидером, Великим Мастером, и займу его место. Его предвиденье лежало за пределами человеческих возможностей.
- Через некоторое время, когда мои раны стали заживать, мы перебрались в Исландию, а уже оттуда, через несколько лет, в Канаду, а еще через семь лет мы оказались в Соединенных Штатах Америки. Наши связи и в Америке, и в Англии к этому времени были возобновлены, и наше передвижение происходило уже вполне легально.
- Так вы утверждаете, что Гиммлер был жив все это время?
Гант торжествующе кивнул.
- Да. Полковник Кюнер умер в 1951 году, когда мы были еще в Канаде.
Его хватил паралич. Перед смертью он обратился к нам с просьбой отыскать его сына, которого он оставил где-то в Германии, и привлечь его к нашему делу. Его сын, после смерти жены, остался жить у родственников, которые, будучи бедными людьми, легко отпустили его к нам. Феликс присоединился к нам уже в Англии, когда ему был двадцать один год.
- Так когда же... когда вы... и Гиммлер прибыли в Англию?
Гант вновь улыбнулся, но эта улыбка заставила Стедмена вздрогнуть.
- В 1963 году, мистер Стедмен. Запомните эту историческую дату.
За столом раздались голоса, выражающие полное согласие с такой трактовкой этого события.
- Он был очень болен в то время. Но мы даже не представляли, насколько была тяжела его болезнь...
Стедмен был так ошеломлен этим фантастическим сообщением, что организатор массовых убийств, военный преступник и один из идеологов бесчеловечной политики геноцида жил в Англии, что даже прослушал часть рассказа бизнесмена, а когда его внимание вновь вернулось в этот зал, то он услышал, что Гант рассказывал о своей женитьбе в Америке.
- Луиза была очень богатой американкой с дальнего Юга. Она была экстравагантна, разделяла наши идеи и не требовала от меня физического общения. Она жила только во имя того дня, когда наши идеи начнут осуществляться. Было большой трагедией, когда нелепая дорожная авария забрала ее у нас в период нашего подъема.
Шум опускающегося вертолета неожиданно привлек внимание всех собравшихся.
- Этот звук предвещает прибытие нашего двенадцатого участника, произнес Гант.
- Как раз вовремя! - с раздражением заметил лорд Ивинг.
- Генерал проделал долгое путешествие, - укоризненно заметил Гант, и за столом возникла пауза.
Пользуясь этим небольшим замешательством, Стедмен внимательно оглядел всех сидящих за столом и сказал в свою очередь:
- Но как могли вы последовать за человеком, который не скрывает своей принадлежности к нацизму, который всю свою жизнь помогал слугам дьявола, который воевал против вас в последней войне, а теперь ведет вас к разрушению своей собственной страны?
- Разрушению? Это вы один из тех, кто является предателями Англии, Стедмен, - вступил в разговор Тальгольм. - Вы говорите, что вы англичанин, а продолжаете сидеть сложа руки, когда страна катится в пропасть. Как по-вашему это можно еще назвать?
- Но послушайте... - начал было Стедмен.
- Прекратите! - вступил в разговор Гант. - Вы все знаете, каковы наши планы, и пока оставьте его в покое. Все в свое время. - Предложение было сделано относительно спокойно, но за столом опять установилась тишина.
- Скажите мне кое-что, Гант, - обратился к промышленнику Стедмен со спокойствием, которого он даже не ожидал в себе. - А каким образом... вернее, где именно жил Гиммлер, когда он прибыл в эту страну?
- Он всегда находился именно в этом месте. Его очень восхищала легенда о рыцарях короля Артура. Он считал, что они в значительной мере основаны на легендах, связанных с Тевтонским Орденом, и именно с этой частью Англии. Он был безумно рад, когда я построил для него Вевельсбург.
"Туле Гезельшафт" очень сильная организация, мистер Стедмен. В нее вложены огромные деньги, в том числе и деньги, оставшиеся после моей последней жены. Мы, конечно же, откопали, документы, зарытые фон Кюнером на поле, где смерть настигла Мюллера, и они помогли нам отыскать... - он улыбнулся и оглядел присутствующих за столом, - ...так много нужных нам добрых друзей.
Стедмен начал уже понимать, какую важную роль играл шантаж, чтобы принудить к деятельности "этих добрых друзей и единомышленников".
- Рейхсфюрер, несмотря на болезнь, был очень счастлив в последние дни, - как можно мягче проговорил Гант. - В это время он верил в нашу победу.
- Он умер прямо здесь? - Стедмен задал этот вопрос чисто по инерции, скорее ожидая отрицательного ответа.
- Да, мистер Стедмен. И в полном сознании. Ему было шестьдесят семь лет, когда рак наконец забрал его жизнь. Но даже когда перестало жить его тело, остался жить его дух. Почти через год после смерти он послал нам материальный знак. - При этих словах Гант повернулся к доктору Шееру, сидящему рядом с ним. - Доктор Шеер был спиритологом в Австрии. Рейхсфюрер выбрал его в качестве своего посредника.
В этот момент в зале послышались шаги, в темноте одной из стен открылась боковая дверь, в которой появилась широкоплечая фигура человека, сопровождаемого майором Брениганом.
- Добрый вечер, джентльмены. - Голос без сомнения принадлежал американцу, и когда человек вышел на свет, чтобы занять свое место за столом по другую сторону от доктора Шеера, Стедмен издал глубокий внутренний стон, узнав его.
- Это тот самый человек? - Вновь прибывший неприязненно посмотрел в сторону детектива.
- Да, генерал, это наш Парсифаль, - стараясь говорить как можно спокойнее, ответил Гант. - Мистер Стедмен, я надеюсь вы уже поняли, что перед вами генерал-майор Катбуш, заместитель командующего американской армии.
На самом деле они не были сумасшедшими, как теперь понимал Стедмен.
Они имели в руках реальную силу и средства влияния на национальное общественное сознание. За многие годы с помощью шантажа, денег и грубого насилия они создавали силу, способную вести общественное мнение, лавируя между двумя крайностями, к нужной им цели. Глядя на собравшихся в зале, он недоумевал над тем, что могло побудить этих людей участвовать в подобном безумии? Неужели только культ, возрожденный мертвым уже Гиммлером, и низменная потребность питаться падалью двигали ими? Неожиданно его охватил ужас.
- Хорошо, Эдвард, можешь считать, что я согласен с таким ходом дела, но только потому, что так хочет он. - Грузная фигура американца, лишенная на этот раз всех обычных характерных черт, производила странное впечатление на Стедмена, который привык видеть фотографии и хронику о нем, где тот был всегда в полной военной форме. - Но мне не очень нравится такой подход. Это слишком... - он подыскивал подходящее слово, ...театрально.
- Я понимаю ваши чувства, генерал, но было бы неблагоразумно не использовать сейчас его просьбу, - сказал Гант.
- Возможно, - с неприкрытой грубостью сказал генерал, - но мне все равно это не нравится. Брениган! - Английский майор слегка вздрогнул. Разве вам не следует сейчас быть около пусковой установки?
- Мы все только ожидали вашего прибытия, сэр, и теперь я немедленно возвращаюсь туда. - Брениган чуть ли не строевым шагом вышел из комнаты, стараясь держать как можно прямее свою спину.
- Идиот, - пробормотал Катбуш, уже ни к кому не обращаясь и с раздражением глядя на закрывающуюся дверь. - Ну, хорошо, давайте продолжим.
Гант встал и, выйдя из-за стола, направился к алтарю, когда его остановил громкий возглас Стедмена.
- Ради Бога, генерал! Ведь вы ветеран Второй мировой войны и воевали именно против таких людей, как он! - Детектив указал пальцем на Ганта, а двое агентов Поупа на всякий случай мгновенно схватили его за плечи, чтобы не дать ему подняться.
Генерал взглянул на него через стол сузившимися от гнева глазами.
- А вам... лучше бы закрыть... свой рот... мистер. Да, я действительно, воевал против других, подобных ему людей. Но это была моя ошибка. Я прошел с генералом Паттоном через всю войну и видел, как грубо и бесцеремонно с ним обходились так называемые свободомыслящие лидеры нашей страны. Во время долгих дней войны мы часто беседовали с ним, и я очень хорошо изучил этого мужественного человека. Он уже тогда видел русскую угрозу и хотел продолжить марш через Берлин до стен Москвы! И именно он пересказал мне легенду о Копье, потому что при всем том, что он был абсолютным прагматиком, он, тем не менее, глубоко верил в подобные вещи.
- Когда мы были в Германии, мы пытались отыскать это Копье, но безуспешно. Гиммлер уже давно сбежал вместе с ним! А что сделали с Паттоном после войны? Вы думаете, что та автомобильная катастрофа, в которой он погиб, была просто несчастным случаем? Почти то же самое они пытались сделать и мной, когда увидели, что я им больше не нужен. Но, в отличие от генерала, я начал строить свои собственные планы еще очень, очень давно, и это наша большая удача... - он обвел рукой стол, - ...что Эдвард Гант свел здесь нас всех вместе. Мы все верили в одни и те же символы, малыш, у нас одни и те же планы, и нам не нужна всякая чепуха, подобная тому, кто и с кем воевал на той последней войне!
Стедмен, прижатый к спинке стула вызывающе смотрел на генерала.
- Так, значит, они пустили вас на подножный корм.
- Ах ты, жалкий недоносок! Да я разобью... - Гант остановил поднимающегося генерала, положив ему руку на плечо. Тот сел, но по-прежнему бросал озлобленные взгляды в сторону детектива. - Я думаю, что в последующие несколько минут я все-таки получу наслажденье, ты сопляк.
Стедмену ничего не оставалось, как вернуть ему не менее содержательный взгляд.
Гант кивнул Григсу и Буту, и детектив почувствовал, что теперь держать его стали крепче.
- Наше время пришло, Парсифаль, - произнес Гант, подойдя наконец к алтарю. Он достал из кожаного футляра длинный темный предмет, с которым он вернулся к столу. Теперь Стедмен мог видеть, что это был наконечник копья, та самая реликвия, чья легендарная сила могла сокрушить миллионы во имя победы нескольких избранных. Черный античный металл не имел современного блеска, и единственным местом, отражавшим свет, было лишь узкое золотое звено. Но по-прежнему сохранилась форма боевого лезвия, все грани которого под заданным углом стягивались в смертоносной точке. Гант положил его на стол, направив вибрирующее в трепещущем свете пламени острие в сторону детектива.
Стедмен смотрел на эту древнюю реликвию, восстанавливающую связь прошлого с настоящим, и почувствовал необъяснимую внутреннюю дрожь. Это было необъяснимо, но ему казалось, что неведомая сила исходит от холодного металла, сила, которая, пытается пронзить его сердце. И он совершенно отчетливо представил уготованный ему жребий: он должен умереть от удара копья. Гант намеревается "переиграть" легенду о Парсифале, использовав это оружие, чтобы с его помощью уничтожить своего противника.
Он закрыл глаза, но картина не исчезала, отпечатавшись в его сознании: с дьявольским расчетом сведенные в точку грани лезвия и небольшие кресты, гравированные на темной поверхности металла. Он пытался освободиться от нее, но не мог. Его "третий" глаз все время передавал в мозг эту картину, излучавшую леденящий ужас, от которого в его жилах застывала кровь.
- Наконец-то ты почувствовал его силу, Парсифаль?
Стедмен открыл глаза и теперь, как ни странно, видел перед собой всего лишь простой кусок металла, холодный и безжизненный. Он перевел взгляд и посмотрел прямо в лицо Ганта, который все еще стоял, слегка наклонившись над копьем.
- Вам доводилось когда-нибудь слышать легенду о Парсифале Вольфрама фон Эшенбаха? - Казалось, что в темноте комнаты глаза старого фанатика начинают светиться странным таинственным огнем. - Эту легенду даже использовал Вагнер для своей оперы. Парсифаль обещал тяжело раненому королю Амфортасу отыскать и вернуть Священное Копье. Точно так же, как вы пообещали отыскать его для своих хозяев-евреев!
- Но вы сами знаете, что это не так! Они хотели всего лишь разыскать их пропавшего агента по имени Барух Канаан. Вы знаете это!
- Это ложь, Парсифаль. Их агент шел сюда за Копьем, а когда он потерпел неудачу, они прислали вас.
Почему Гольдблат ничего не сказал ему? Только Ханна, уже умирая, просила его разыскать это Копье. Но почему они молчали об этом с самого начала? Может быть они думали, что если Барух будет найден, то он сам приведет их за Копьем? Возмущение нарастало внутри детектива. Они хотели использовать его так же, как и эти, сидящие за круглым столом. Обе стороны манипулировали им, причем одна использовала его как слепое орудие нападения, а вторая - как действующее лицо жертвенного оккультного ритуала.
- Ты должен убить меня точно так, как рыцарь Парсифаль убил Клингсора, который держал Копье в своем замке. Клингсор был злым волшебником, ставшим кастратом от удара мечом, так же как и я от взрыва мины. Рейхсфюрер спас мою жизнь, а когда он увидел мои несчастья в результате этого ранения, он знал уже тогда, что я был перевоплощенным Клингсором! Он верил, что я должен стать будущим хранителем Копья Лонгинуса!
Неожиданно тон, которым говорил бизнесмен, изменился, в нем проступила своеобразная доверительность, с которой он будто бы хотел поверить свои секреты друзьям.
- Как вы видите, эта легенда была не мифом и не пророчеством. Она была предостережением. Фон Эшенбах выполнял роль проводника по истории тринадцатого века. Он предупреждал нас о несчастьях, которые произойдут, если мы будем следовать ей. И он вновь предупредил нас об этом в подходящий момент через оперу Вагнера!
- Но ведь это всего лишь ваши фантазии, Гант. Разве никто из вас не может этого видеть? - Теперь в голосе Стедмена звучала безнадежность с примесью отчаяния. - Он всего лишь подгоняет факты, стараясь создать правдивый рассказ. На самом деле вам должно быть понятно, что я не ваш Парсифаль, а он не ваш Клингсор, а Копье не имеет никакой силы. Это все существует лишь в его воображении!
Грубая рука неожиданно зажала его рот, а его голова была резко прижата к высокой спинке стула.
- Нет, это еще далеко не все, что в моей голове, мистер Стедмен, жестко произнес Гант. - Мы обратимся к тому, кто теперь хорошо знает вас, к тому, кто послал против вас танк в качестве проверки и предупреждения.
Мы обратимся к тому, кто навещал вас в вашем доме две ночи назад, но был побеспокоен присутствием надоедливого старого еврея, к тому, кто хочет встретиться с вами вновь, - Гант коротко рассмеялся, - как говорится, лицом к лицу.
В огромном зале установилась тишина, а по стенам продолжали метаться танцующие тени, подгоняемые дрожащим пламенем свечей. Гант сел на свое место, и теперь все тринадцать расположились вокруг стола, положив руки на его поверхность, как будто получили управляющий сигнал. Их глаза были закрыты, а лица сосредоточены. Прошло некоторое время, прежде чем он почувствовал, как его мышцы слабеют, как будто из них выкачивается сила.
Теперь его голову уже никто не держал, и он почувствовал, прежде чем увидел, что двое агентов из МИ-5, ранее удерживавших его на стуле, чуть отошли и заняли позицию прямо сзади него. Он хотел приподняться, но понял, что не может этого сделать: невидимая сила удерживала его на месте. Он пытался говорить, но звук почему-то не срывался с его губ. Неожиданная атмосфера оцепенения, установившаяся в комнате, превращалась в мощное нарастающее давление, навалившееся на него подобно физической силе. Он видел, что несколько человек из сидящих за столом превратились в обмякшие фигуры, их головы свешивались вперед, как будто их внутренняя энергия испарялась. Голова доктора Шеера так же отдыхала на его груди.
Постепенно комната замирала. Пламя свечей походило на застывший светящийся лед, их свет становился тусклым. Было холодно. Ужасный, леденящий холод схватывал кожу, вызывая дрожь. Странный запах наполнял воздух, отчего в комнате казалось еще темнее, а холод более пронзительным.
Стедмен с напряжением вглядывался в темноту, которая заполняла пространство сзади Ганта и доктора Шеера, где, как ему показалось, возникло какое-то движение, напоминающее изменение интенсивности самой темноты, словно в темном воздухе возникала невесомая еще более темная некая форма, напоминающая темную одежду. Но в какой-то миг она исчезла, и он успокоился, приняв все это за оптический обман.
Странная вибрация, напоминающая слабое жужжание, послышалось внизу.
Она, как он смог определить, исходила с поверхности стола. Руки сидящих за столом слегка подергивались, а пальцы дрожали. Постепенно его глаза остановились на темном предмете, лежащем прямо против него, и каким-то внутренним инстинктом он понял, что было источником этой вибрации.
Античное оружие лежало неподвижно, но казалось, что внутри него начинала пульсировать жизнь. Он покачал головой и понял, что это странное ощущение присутствует только лишь в его голове, но, тем не менее, эффект излучения от талисмана преследовал его. Он слабел, и ему приходилось прикладывать усилия, чтобы контролировать источники своих ощущений. Он заметил, что почти не отрываясь смотрит через стол на свесившуюся голову доктора Шеера, на его лицо, закрытое спустившимся плотным занавесом седых волос.
Стедмена охватило странное чувство, что вся энергия, еще недавно заполнявшая этот странный просторный зал, теперь исчезает, устремившись в ограниченное пространство, где находился доктор Шеер. Детектив продолжал бороться против усиливающейся слабости, пытаясь воздвигнуть стену, которая оградила бы его разум от волепожирающей силы. Но он никак не мог заставить себя оторвать глаза от склоненной головы доктора.
Пока он смотрел, фигура доктора начала распрямляться, опущенная голова очень медленно и очень плавно поползла вверх, и прошло еще несколько секунд, пока глаза, появившиеся из-за распавшегося занавеса, не встретились с глазами Стедмена. И тогда их внимательный и глубокий взгляд проник в глаза детектива, его кровь окончательно застыла, а волосы на затылке зашевелились, как будто невидимая холодная рука потащила их вверх, и он осознал, что не отрываясь смотрит на возникший перед ним ненавистный облик рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

Глава 19

И хотя внешне он напоминал простого чиновника или школьного учителя, внутри него верх всегда брал другой Гиммлер, который свято следовал принципам, которые коротко можно было свести к таким простым фразам, как:
"Необходимость защиты германской расы оправдывает любую жестокость", или "Безоговорочное поклонение фюреру". Этот второй Гиммлер затрагивал такие сферы, которые превосходили простой человеческий интеллект и уводили в совершенно иной, недоступный для других мир.
Феликс Керстон

Для нас конец войны будет означать открытую дорогу на Восток, что так или иначе, позволит нам построить наш Германский Рейх...
Генрих Гиммлер

Полли осторожно продвигалась по коридору, стараясь идти на цыпочках, соизмеряя каждый шаг с давлением собственного веса и прислушиваясь к происходящему кругом. Во всем доме чувствовалось странное напряжение, которое никак не было связано с ее собственным нервным состоянием.
Казалось, весь воздух был наэлектризован и сквозь него вот-вот готовы были прорваться мощные разряды долго сдерживаемой энергии.
Она была удивлена и заинтригована странным домом, соединившим в себе внешний вид и внутреннюю отделку старинного средневекового замка. Что скрывалось за этим?
Она искала путь в ту часть дома, где, как она случайно увидела раньше, находились старинные комнаты, напоминающие жилище средневековых баронов. Для этого, как она теперь поняла, ей пришлось подняться на другой этаж по лестнице, которая прилегала к фронтальной части дома. К счастью, ей не попалась здесь охрана, которая, может быть, в это время была в каком-то другом месте.
Поднявшись на верхние ступени лестницы, она прислушалась: дом как будто вымер.
Перед ней открывался большой коридор, ведущий внутрь дома, и два коридора поменьше, расположенные справа и слева. Она решила воспользоваться центральным, но не пройдя по нему и нескольких метров заметила впереди себя открывающуюся дверь.
Реакция Холли была мгновенной. Она быстро отскочила назад и нырнула в левый коридор, приготовившись бежать вдоль него, если шаги в центральном коридоре будут направлены в ее сторону. Но этого не произошло. Она слышала лишь как шаги удалялись совсем в другом направлении. Когда Холли выглянула из-за угла, то увидела женщину, прикрывавшую рукой половину лица, которую звали Кристина. Она запомнила странное чувство, возникшее у нее, когда Гант представлял их друг другу.
Холли выглянула еще раз и убедилась, что женщина исчезла. Это подкрепляло ее уверенность в том, что именно этот коридор вел в заднюю часть дома, поскольку женщина прошла его до конца, и, скорее всего, там был еще один дополнительный проход. Холли направилась вдоль коридора.
В его конце, как она и предполагала был переход в виде Т-образного разветвления, и она оказалась в затруднении, решая, в какую сторону ей направиться. Она выбрала правую, и в конце пути обнаружила прочную дубовую дверь. Когда она потрогала ручку, то убедилась, что дверь была заперта.
Оставалось вернуться в левую часть перехода. Там оказалась такая же дверь, но она была открыта.
Когда Холли миновала ее, то как будто вступила в совершенно другой мир: стены с обеих сторон были выложены серым камнем, а двери, расположенные вдоль коридора, были отделаны дубом и металлом. Освещение не было слишком ярким, так что не нарушало стилизованного интерьера помещения. Она осторожно двинулась вперед, тщательно прикрыв за собой дверь, ведущую из "новой" половины дома в "старую". Что же касалось напряжения, то в этой части необычного дома оно чувствовалось еще острее.
Она тихо кралась вперед и, остановившись около одной из дверей, чем-то привлекших ее внимание, прислушалась. Из-за двери не доносилось никаких звуков. Тут она заметила гравированную на дверной панели надпись и попыталась прочитать, что она означает. Ей показалось, что скорее всего это было какое-то имя, напоминающее Филипп... или какое-то другое... Она двинулась дальше и остановилась у другой двери, где имя прочитать было еще труднее. Может быть это был Фредерик? Она осторожно дотронулась до ручки, и оказалось, что дверь не была заперта. Приоткрыв ее, Холли осторожно вошла в темную комнату, держа оружие впереди себя. Убедившись, что там никого нет, она открыла дверь пошире, чтобы свет из коридора попадал внутрь комнаты. Ее убранство напоминало музей античного искусства, и в воздухе пахло плесенью. На стене она увидела портрет мужчины в средневековой церемониальной одежде. Может быть это и был Фредерик? Или как там его звали?.. Холли закрыла дверь и перешла к другой комнате, как гласила надпись, принадлежала Генри Первому. Она хотела уже миновать ее, как обостренное чувство инстинкта подсказало ей, что в этой комнате должен кто-то быть. Другое дело, стоило ли ей входить туда? Ее постоянно преследовала одна и та же мысль, неумолимая в своей трагической логике, что она никогда не найдет Гарри, если не будет его искать. И, повернув ручку как можно осторожнее, она вошла внутрь.
Тяжелый отвратительный запах ударил ей в нос, затрудняя дыхание, как будто какой-то злой дух вырвался оттуда на свободу, когда она открыла дверь. Это была смесь запахов пыли, человеческого пота и чего-то еще.
Может быть, протухшего мяса? Нет, она не могла определить, и пошире открыла дверь.
Прежде всего ей бросились в глаза книги, рядами уставленные вдоль стены, а когда она вошла и сделала еще несколько шагов, то увидела и все остальное, что отличало эту комнату от предыдущей, не говоря уже о размерах. Это была большая комната, часть которой занимал длинный массивный стол, около которого стояли два стула с высокими спинками. Пол покрывал очень дорогой ковер, а вдоль стен в три ряда располагались полки с книгами, которые она и увидела в первый момент, едва приоткрыв дверь. В пространстве между полками, с левой стороны, Холли увидела висящий на стене портрет, и, опять, как ей показалось, одежды на портрете были явно из прошлого века. Возможно, это и был старина Генри. На противоположной стене, справа от нее, находился еще один портрет, висящий между двух книжных полок, создающих впечатление некоего священного алтаря. На этом портрете костюм был явно не средневековый. Человек, изображенный там, носил форму, форму черного цвета.
Рассматривая портрет, она подумала, что современные нацисты все еще используют культ своих старых героев.
Неожиданный странный звук заставил ее взглянуть в сторону стола.
Что-то двигалось там, она была уверена в этом. Поднимая автомат и направляя его в сторону звуков, она заметила, что ее руки дрожат. Над столом, между двумя тяжелыми портьерами, закрывающими два высоких окна, висел символ их веры, белый круг на красном фоне, внутри круга черная свастика. Она неожиданно почувствовала, что оба портрета наблюдают за ней, и она почти физически ощущала их взгляды, но Холли старалась не думать об этом.
И опять она услышала какой-то шум, шаркающий звук, как будто что-то медленно с усилием волочили по полу. Источник его был явно под столом.
Было бы вполне естественно, если бы она вдруг сорвалась с места и убежала. Но эту мысль ей пришлось тут же отбросить. Если кто-то прячется от нее, и он явно видит, что она вооружена, то тревога может подняться тут же, едва она покинет комнату. Решение принято, она идет к столу.
Стол был высокий. Внутреннее пространство под столом, где обычно размещались ноги, было прикрыто дубовыми панелями.
Естественным поведением в данной ситуации было бы обойти стол кругом, держа оружие наготове, и попытаться увидеть что-нибудь, не подходя достаточно близко. Но Холли решила, что предсказуемая схема поведения лишь повредит ей, и поэтому она очень осторожно легла на стол и также осторожно подтянулась к его краю, готовая нанести удар стволом автомата при первой же опасности. Когда она все-таки заглянула за край стола, то поняла, что источник звуков был не под столом, а прямо сзади него.
То, что она увидела, скорее напоминало кучу тряпья, лежащего на полу около стены, и в слабом свете, едва проникавшем в эту часть комнаты из коридора, она смогла различить пару глаз, неподвижно уставившихся на нее.
Совершенно бесформенная грязная фигура делала отчаянные движения, и, казалось, хотела исчезнуть, раствориться, если бы это было возможно, хоть в самой стене. Вот эти звуки она и слышала: слабые движения ног по поверхности пола в безнадежных попытках спрятаться от случайного посетителя.
Холли спустилась со стола, присела около странной находки, и только тогда поняла, что перед ней был связанный мужчина. Веревка двойной петлей охватывающая его шею, спускалась по спине, где каждая петля отдельно соединялась со связанными руками и ногами, вызывая удушье и парализуя таким образом его движения.
Рубашка на нем была порвана, и было видно, что его подвергали длительным побоям и пыткам, а брюки превратились в заскорузлую тряпку, покрытую пятнами, как будто человек многократно ходил под себя. Он лежал на боку и пытался повернуть шею, чтобы лучше видеть. Холли заметила, что запястья рук и лодыжки ног в тех местах, где были веревки, покрывали пятна запекшейся крови. Его волосы были совсем седыми, хотя глядя в его испуганные глаза, она поняла, что на самом деле он еще молод. Лицо этого человека было покрыто ссадинами и кровоподтеками, а вокруг глаз пролегли черные круги. Его лицо постарело от шока. Она уже видела таких узников и раньше. Все они потом теряли рассудок и никогда уже не могли вернуться к нормальной жизни.
- Кто ты? - спросила она.
Ответа не последовало. Только глаза с выражением застывшего ужаса наблюдали за ней.
- Ты не можешь говорить? Или ты не хочешь сказать, кто ты?
Глаза продолжали наблюдать за ней, но сейчас в них появилось еще и выражение настороженности.
- Послушай меня. Я друг. - Холли пыталась успокоить его и убедить в том, что, во всяком случае, от нее ему никакая опасность не угрожает. - Я не с этими людьми. Я против них. Сегодня ночью должно что-то произойти. Я должна помешать этому и не могу терять времени. Поэтому ты должен поскорее рассказать, кто ты?
Она попыталась тронуть его за плечо, но фигура стала делать отчаянные попытки отодвинуться. Это движение, однако, усилило давление петли, охватывающей его шею, и он смог издать лишь булькающие звуки, за которыми начинался припадок удушья.
- Эй, веди себя спокойней, - в испуге прошептала Холли. - Сейчас я попытаюсь развязать эти узлы, но сначала я все-таки еще раз хочу повторить, что я не с ними. Я друг, понял? - Холли положила автомат на пол и занялась узлами на его руках. Они оказались прочными, и тогда она стала искать вокруг что-нибудь острое, чем она могла бы подцепить стянутые веревки. Ей пришлось встать и посмотреть на стол. Наконец она нашла там то, что искала: нож для разрезания бумаги. Она вновь опустилась на колени, и, положив свою руку на его, принялась за работу. На этот раз он не сопротивлялся.
- Сейчас я освобожу тебя, так что потерпи и не двигайся, иначе узлы затянутся еще сильнее.
Поскольку нож сам по себе был тупой, то ей пришлось больше работать пальцами, используя его только как рычаг. Сначала она освободила его руки и сняла с шеи одну часть петли. Вторая, связанная с ногами, пока оставалась на месте.
Холли с облегчением вздохнула и уселась на пол, разглядывая свои пальцы со сломанными ногтями.
- Терпеть не могу длинные ногти, любой пустяк... - В этот момент лежащий на полу человек неожиданно толкнул ее в спину с такой силой, какой никак нельзя было ожидать, судя по его состоянию, и она упала на пол. Он схватил лежащий на полу автомат и направил оружие на девушку, стараясь поддержать его двумя, теперь свободными руками.
- Не двигайся, - свистящим шепотом произнес он. Она не смогла разобрать слов, но поняла их смысл по его действиям.
- Эй, приятель, ведь я пытаюсь помочь тебе, - произнесла Холли, делая попытки подняться с пола.
- Кто ты? В его глазах появились слабые отблески приближающейся ярости, которая пришла на смену страху. - Почему ты здесь?
- Меня зовут Холли Майлс, я свободный журналист, - заявила она ровным тоном, решив про себя, что в данной ситуации это будет самое лучшее, что поможет ей узнать что-нибудь о нем. - Я писала статью об Эдварде Ганте, как крупном военном промышленнике, пока не обнаружила, что он являет собой нечто более зловещее.
Человек окинул комнату быстрым взглядом, и в его глазах вновь проступил безумный страх.
- Ну, в конце концов, можешь ты сказать мне свое имя? - настаивала она. - Уверяю тебя, я не имею ничего общего с этими людьми, и с Гантом в том числе.
Теперь его взгляд вновь остановился на ней.
- Как я могу поверить этому?
- Ведь я уже почти освободила тебя, разве это не так?
Он привалился спиной к стене, как будто произнесенная фраза отняла его последние силы, вытянув связанные ноги в ее сторону, так что теперь они были на уровне ее собственных ног, и, качнув автоматом в ее сторону, едва слышно пробормотал:
- Развяжи их.
Она вновь принялась за узлы, используя руки и нож.
- А почему журналист ходит по дому с таким автоматом? - спросил он, стараясь показать, что несмотря на свое состояние у него еще сохранились остатки живого ума.
Холли, махнув рукой на все предосторожности, решила довериться ему и рассказала о сложившейся ситуации, учитывая, что она должна спешить. При этом она даже заметила его едва уловимую реакцию при упоминании имени Гарри Стедмена как еще одного пленника этого дома. Но он немедленно попытался подняться, когда она упомянула о планах относительно самолета, на котором должен находиться госсекретарь Соединенных Штатов.
- Где находится эта ракетная установка? - спросил он, еще раз пытаясь сесть около стены, когда почувствовал, что его ноги свободны.
- Она расположена сзади дома, в районе скал. - Холли приблизилась к нему, чтобы помочь встать, но он остановил ее, качнув стволом автомата. Но ты должен верить мне, - едва не закончила она в отчаянии. - Ведь сюда в любой момент может кто-то войти.
Тогда он в изнеможении провел правой рукой по своему лицу, морщась от боли, когда задевал ссадины.
- Я... не уверен... Они так долго занимались мной, что скорее всего пока не придут.
- Сколько времени ты уже здесь?
- Много... много лет... Нет, этого не может быть... Не знаю...
- Позволь, я помогу тебе, - осторожно сказала она.
- Они использовали меня, чтобы выкачивать мою силу! - Человек в отчаянии затряс головой. - Они оставили меня в этой комнате, чтобы он мог использовать мои силы!
- Кто? - нетерпеливо спросила Холли, словно подгоняя его.
- Гим... Гим... - Ствол автомата указывал на портрет, висящий на стене сзади них. Она увидела, что его палец уже был готов опуститься на спусковой крючок, и ей показалось, что он хочет превратить портрет в пыль.
- Нет, нет. Не делай этого, - быстро сказала она, - через минуту здесь будет весь дом.
Рука, сжимавшая автомат, безвольно опустилась, а девушка с облегчением вздохнула.
- И как они это делали? Как они отбирали твои силы? - спросила она.
- Они... избивали... меня. Они держали меня связанным... здесь. Вот за счет этого... он мог жить. Он высасывает силу... из других.
Холли покачала головой в знак того, что ей непонятны его сбивчивые объяснения, и взглянула на свои часы. Они показывали 12:35.
- Послушай, нам нужно идти, и ты должен поверить мне.
Он кивнул, осознавая, что выбора нет. Какой-то запас сил у него еще сохранился, но он не знал, насколько их хватит. Они почти не кормили его, а давали ровно столько, чтобы поддерживать в нем жизнь. Сколько времени прошло? Годы? А может быть, всего лишь неделя? Теперь время для него стало весьма призрачной категорией. Тем не менее, некоторое время он все еще был способен сопротивляться побоям и пыткам. И тогда они довели его до скотского состояния с помощью других средств. И главным среди них было унижение. Его тело было осквернено, а мужское достоинство растоптано этим двуполым существом, так его унизившим... Слезы застилали его глаза, и он смахнул их рукой.
Он рассказал им все, что они хотели знать, когда в конце концов им удалось сломать его волю, особенно после "свиданий" с Кюнером, который был законченным садистом, специализирующимся на анатомии человеческого тела.
Но еще более ужасными были ночи, проведенные в этой комнате, где его посещал он, чья гипертрофированная ненависть к евреям была всем известна еще при жизни, а теперь, и после смерти, он продолжал издеваться над ним, паразитически эксплуатируя его волю и дух для продления собственного существования. Но может быть это была лишь игра его больного воображения?
Иногда казалось, что предел мучений уже наступил, но он ошибался. Кошмар, от которого стыла кровь, еще ожидал его. Это бывало тогда, когда они водили его в помещение, расположенное под главным зданием, которое они называли склепом.
Именно там все, перенесенное им, уже казалось просто пустой забавой.
Неожиданно он почувствовал, что девушка трясет его за плечо. Он открыл глаза, взглянул на ее сосредоточенное лицо и понял, что он должен верить ей, поскольку ничего другого ему просто не оставалось.
- Ты будешь мне помогать? - спрашивала она, не переставая трясти его за плечо. Он кивнул, и она осторожно взяла автомат из его ослабевших рук.
- Тогда скажи мне, - продолжала она. - Кто ты? Скажи мне твое имя?
- Барух Канаан, - ответил он. - Меня зовут Барух Канаан.

***

Комиссар молча вглядывался в окружавшие его напряженные лица. Он знал, что его люди всегда были нетерпеливы, когда дело касалось активных действий, а задержки, подобные этой, всегда казались им потерей времени, и разделял их чувства. Но годы научили его быть терпеливым.
Среди присутствующих он узнал человека по имени Блейк, отставного полицейского, который работал в детективном агентстве Стедмена. Тот с беспокойством смотрел на комиссара, как бы раздумывая, подойти к нему или нет. Шеф полиции кивнул, и Блейк рванулся вперед, как щенок, увидевший хозяина.
- Мы готовы приступить к операции в любой момент, мистер Блейк, так что, пожалуйста, не вмешивайтесь.
- Извините, сэр. Я не думаю, что похож на сварливую старуху, сэр. Но мистер Стедмен находится там уже достаточно долго, чтобы не начать опасаться за его жизнь.
Комиссар понимающе кивнул ему.
- Я знаю об этом, но если мы двинемся туда прямо сейчас, то можем испортить кое-какие тщательно разработанные планы.
- Я не вполне понимаю вас, сэр, - ответил в замешательстве Секстон.
- Мы ждем, пока не появится еще один, очень важный гость. Все остальные, которых мы уже знаем, были прослежены заранее. За их передвижениями наблюдали уже в течение нескольких недель, и теперь мы уверены, что они все находятся здесь, вместе с Эдвардом Гантом. Они составляют опасную группу, достаточно хорошо прикрытую, и потому мы не можем просто так войти и произвести аресты. Их нужно арестовывать отдельно друг от друга. Большую часть сегодняшнего дня я провел с нашими американскими коллегами из ЦРУ, которые убедили нашего премьер-министра, что мы должны действовать именно так.
Секстон чуть не задохнулся. Это было что-то необычное.
- Мы уже получили несколько "горячих" фактов по этой группе, но большая часть из них носит случайный характер, - продолжал комиссар. - А нам нужно поймать их прямо за руку, а затем, как я уже сказал, изолировать всех друг от друга, чтобы получить от каждого его собственную версию происходящего. И благодаря именно вашему мистеру Стедмену наша задача значительно упрощается. Кажется, что он поджег фитиль у главного заряда.
- Так значит, вы все время знали, что Гарри, я хочу сказать мистер Стедмен, был вовлечен в это дело? И, следовательно, вы знаете и о человеке по имени Поуп?
Комиссар поднял руку, чтобы остановить поток вопросов, которые был готов задать Секстон.
- Мы уже относительно давно знаем о делах, к которым причастен Найгель Поуп. Но при этом надо учитывать, что он сам являет собой доказательство преступной деятельности Ганта, и мы не могли до сих пор арестовать его, не уничтожив все результаты большой скрытно проделанной работы. Всему должно быть, как я уже говорил, свое время. Гарри Стедмен в данный момент является тем самым инструментом, с помощью которого мы пытаемся откачать яд из змеи.
- Но вы хотя бы предупредили его...
- Нет, мистер Блейк. На самом деле мы не знаем его истинной роли во всем этом деле. А все, что нам известно, говорит о том, что и сам он один из них.
- Но вы забываете о миссис Уэт?..
Комиссар сделал вид, что внимательно рассматривает свои ботинки.
- Боюсь, что мы сейчас просто не в состоянии иметь полное представление о всех трудностях, с которым столкнулось ваше агентство. Это была большая трагедия. - Он вновь поднял глаза на отставного полицейского и пристально посмотрел ему в глаза. - Единственно, когда мы были уверены в его добрых намерениях, это когда он передал через вас свое предупреждение.
Секстон покачал головой, явно не согласный с такими выводами.
- Я не претендую на полное понимание всего происходящего, но одно мне ясно с полной очевидностью: судьба Гарри никого не интересует. Более того, как я теперь вижу, он подвергается ударам со всех сторон.
- Не совсем, мистер Блейк, - заметил американец, который только что вернулся из дома викария, где разговаривал по телефону. - Мы просто некоторое время разрешили ему погулять на свободе, пока у нас не появилась уверенность в нем.
- И даже в том случае, если ваши представления о нем были бы полностью положительными, он все равно должен был бы служить в качестве приманки, чтобы спровоцировать их. Я правильно понимаю ситуацию?
Американец улыбнулся, но несмотря на дружеское выражение лица его взгляд оставался холодным и жестким.
- Но вы уже только что сами ответили на этот вопрос. Позвольте мне лишь добавить, что наши люди следили за ним некоторое время. - Не делая никаких дополнительных комментариев к сказанному, он с некоторой бесцеремонностью неожиданно повернулся к комиссару. - Мы только что получили сообщение по телефону от вашего человека, комиссар. Я говорю об этом, чтобы вы были в курсе происходящего. Только что приземлился последний вертолет. Наконец-то генерал прибыл.
- Хорошо. Тогда я отдаю приказ, чтобы наши люди немедленно начинали.
- К тому же, вдоль всей границы поместья наблюдается определенная активность. Как я понимаю, армия Ганта двинулась на свои позиции. Американец нахмурился и взглянул на часы. - Я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы я определенно знал, что их сегодняшняя ночная активность связана именно с прибытием госсекретаря Соединенных Штатов.
- Я думаю, что они сами расскажут нам об этом.
- Я бы поостерегся рассчитывать на это.
Комиссар не пытался возражать. Вместо этого он начал отдавать приказы окружавшим его офицерам. И только когда его люди отправились выполнять их, он повернулся к американцу.
- Я отправляюсь туда немедленно, прямо с началом штурма. Вы пойдете со мной?
- Непременно, - ответил, широко улыбаясь, американец. - Я не могу упустить такой случай.
- А вам, боюсь, придется остаться здесь, мистер Блейк, - заметил комиссар, исчезая в дверях храма. Американец, поглубже засунув руки в карманы пальто, направился за ним. В этот момент Секстон поймал его за рукав.
- Вы только что сказали, сэр, что кто-то из ваших людей следил за ним некоторое время? Вы не могли бы сказать, кто это был.
Американец рассмеялся.
- Это была девушка, Холли Майлс. Один из наших агентов. Мы отыскали ее в управлении внутренней службы, когда узнали, что она является дальней родственницей последней жены Ганта. Сейчас, я думаю, она там вместе со Стедменом.
Блейк остался одиноко стоять в опустевшем храме.

Глава 20

Я был свидетелем более чем странной склонности Гиммлера к мистицизму. Однажды он собрал двенадцать более чем преданных ему офицеров СС в комнате, соседней с той, где допрашивали фон Фрича, и приказал им сконцентрировать свой разум, чтобы таким образом оказывать влияние на генерала и заставить его говорить правду. Я случайно вошел в эту комнату и увидел там всех двенадцать высших чинов СС, сидящих в глубокой молчаливой задумчивости, что само по себе было удивительным зрелищем.
Вальтер Шелленберг

Дверь выглядит не так, каков он есть на самом деле.
Иногда он может даже нацепить комические усы.
Соловьев. "Антихрист"

Тело Стедмена было напряжено, а мускулы почти парализованы. Его рассудок безнадежно пытался отвергнуть видение, стоявшее в его глазах, и которое он так отчетливо видел. Но Генрих Гиммлер был мертв! Даже если он не совершил самоубийство в конце войны, как это было известно до сих пор, а умер от рака в возрасте шестидесяти семи лет, как утверждал бизнесмен.
Но тем не менее, он был в этой комнате, и в его глазах светилась жизнь!
Стедмен мог объяснить это только гипнозом, а уж ни в коем случае не мог воспринимать, как объективную реальность.
- Это и есть легендарный Парсифаль? - произнес тонкий, похожий на птичий щебет голос, который никак не был похож на голос доктора Шеера, и исходил явно от призрака, который непонятным образом накладывался на облик старика, замещая его.
- Да, мой рейхсфюрер. - Это говорил Гант, лицо которого выражало необъяснимый исступленный восторг.
Мужчины, окружавшие стол, неподвижно смотрели на видение, одни с восторгом, другие со страхом, но все выглядели одинаково ослабевшими, как будто потеряли часть жизненных сил. Двое или трое даже не могли поднять свесившиеся над столом головы. Кристина сидела на стуле в состоянии апатии.
Когда Гант заговорил снова, то Стедмен вздрогнул. Его потрясла реальность происходящего и, конечно, реальность самого видения: небольшое толстое лицо, с маленькими глазами, похожими на глаза свиньи, коротко подстриженные усы и коротко же, почти до самых ушей, подстриженная голова, тонкие губы, форма которых искажалась коротким подбородком, который терялся в вялой полной шее. Но, может быть, это всего лишь сон? И долго ли он будет продолжаться?
Фигура, загадочным образом замещавшая доктора Шеера, начала увеличиваться, пока не заполнила всего пространства в границах фигуры доктора. Ее глаза постоянно искали глаза Стедмена, а на лице застыла злобная улыбка.
- Ты чувствуешь слабость, Парсифаль?
На этот раз вопрос был задан по-английски, а за ним последовал короткий смех призрака, словно звоном наполнивший комнату.
- Они тоже чувствуют слабость. Но, однако, они отдают свою силу по собственному желанию, в то время как ты постоянно сопротивляешься.
Детектив попытался подвигать руками, но обнаружил, что он не в состоянии этого сделать. Единственное, что он еще мог, это прямо держать свою голову. Ему хотелось что-то сказать, закричать, наконец даже завопить, но он смог издать лишь слабый дребезжащий звук.
- Сопротивление бесполезно, - произнес Эдгар Грант, как только видение рядом с ним издало короткий смех. - Вы не можете противостоять его воле. Теперь вы видите, каким образом рейхсфюрер продолжает жить. Он поглощает внутреннюю энергию от живущих, получая таким образом необходимые силы. Адольф Гитлер делал подобное при жизни. Генрих Гиммлер постиг это искусство с помощью доктора Шерра уже после смерти.
Фигура начала колебаться, как бы реагируя на слова бизнесмена, и на поверхность стола появилась рука. При этом голова склонилась на какой-то момент, и, казалось, что изображение лица Гиммлера покачивается, становясь менее отчетливым. Но через мгновение голова поднялась вновь, и маленькие глаза по-прежнему впивались в глаза Стедмена, пронзая его насквозь.
- Наконец это время пришло, герр Гантцер. Теперь он должен умереть, и его смерть будет означать наше возрождение.
- Да, мой рейхсфюрер. Оно должно наступить. - Гант наклонился вперед, к лежащей на столе античной реликвии. - С этим копьем охранялся Святой Грааль, рейхсфюрер. Теперь вы сами можете ощутить его могущество. Пусть его энергия пройдет через вас. Используйте его мощь и силу!
Мерцающая в слабых отблесках фигура приняла копье Лонгинуса из рук Ганта, подхватив его двумя руками. Оружие древнего римского воина подрагивало в руках призрака, и Стедмен почувствовал, а может быть лишь увидел, тот же самый слабый свет, стекающий с его граней, как и некоторое время назад. Казалось, что эта неземная голубизна исходит с поверхности потертого металла, и поток энергии, излучаемый вместе с ней, растет и перетекает в кривые желтоватые пальцы и руки старика, наполняя хрупкое тело.
Неожиданно фигура стала выпрямляться, и Стедмен услышал странный пронзительный звук, пронизывающий все пространство зала, похожий скорее на нечеловеческий крик, как будто в комнату ворвались неведомые демоны. Тем временем холод усиливался, так что Стедмен буквально ощущал прикосновение льда к своей коже и неуемную дрожь в конечностях. Он хотел закричать, чтобы попытаться криком разорвать непрерывную какофонию странных звуков, издаваемых невидимым источником, но с его губ соскользнул один лишь морозный воздух. А звуки продолжали рваться от стены к стене, словно птицы, ударяющиеся о невидимую преграду, проносясь над столом, а иногда и под ним, заставляя сидящих пугливо отклоняться в сторону, как будто их тело в этот момент испытывало ощущения от соприкосновения с непонятной дьявольской силой. Уровень звука нарастал, его высота увеличивалась, переходя на крещендо.
Стедмен заметил, что фигура уже не выглядит согнутой и хрупкой. Она стоит прямо, мощно вибрируя в такт звукового сопровождения, окружаемая легким свечением, и держит копье обеими руками на уровне груди твердо и уверенно. Лицо этой фигуры, несущей облик Гиммлера, было поднято к потолку, глаза закрыты, но по движению век было заметно, что зрачки ведут себя очень активно. Медленно, словно с неохотой, веки начали подниматься, и Стедмен мог пока лишь видеть белые щели между ними. Но вот голова начала опускаться, и звуки, наполнявшие комнату, казалось, стали еще более пронзительными. Детектив инстинктивно рванулся со стула, пытаясь освободиться от невидимых цепей, которые опутали его тело и сознание. Но попытка была бесполезной: у него больше не было сил.
Он по-прежнему не мог оторвать свои глаза от лица, обращенного к нему, даже если бы и мог управлять поворотом головы. Независимо от ее положения его глаза все время замыкались на видении, находившемся перед ним.
И хотя это лицо было постоянно направленно на него, щели между приоткрытыми веками все еще оставались белыми, подтверждая тот факт, что зрачки еще были повернуты вверх, внутрь головы. Призрак громко рассмеялся, и этот смех тут же смешался с вибрирующим звуком, наполнявшим комнату.
Неожиданно зрачки заняли их привычное положение, и Стедмен попытался закрыть свои глаза, чтобы защититься от преследующего его взгляда.
Он должен заставить себя двигаться! Он должен заставить себя бежать!
Фигура перед ним пришла в движение, разворачивая копье вперед, и медленно направилась вокруг стола, приближаясь к детективу, выбираю нужное направление удара, готовясь безошибочно поразить его прямо в сердце.
Теперь и Гант встал из-за стола, лицо его сияло от восхищения.
Наконец-то их час настал! Настал час, когда Парсифаль умрет, но не от руки Клингсора, а от руки истинного Господина-Антихриста! Копье Лонгинуса поразит их врага точно так же, как оно поразило Назаретянина две тысячи лет назад!
Тем временем Копье поднялось выше, но направление сходящихся граней лезвия не изменилось, а было по-прежнему направлено в сердце Стедмена.
Фигура очень медленно приближалась, обходя огромный стол, продолжая удерживать жертву прикованной к своему месту взглядом глаз, и наконец выросла прямо над ним, двумя руками поднимая Копье над головой и нацеливая его черный наконечник прямо в сердце своей жертвы.
Он осознал, что вот-вот воздух взорвется от возрастающего демонического звука, продолжавшего усиливаться, а его смерть наступит от руки этого призрачного расплывающегося демона, который принял облик человека, отверженного всем миром. А главное, он понимал то, что ничего не может сделать для своего спасения.
Но в тот момент, когда древнее оружие достигло своей верхней точки, готовое рвануться вниз и разорвать его незащищенную грудь, вся поверхность стола неожиданно окуталась тучей мелких осколков дерева, вырывающихся из поверхности стола и взвивающихся вверх подобно сотням маленьких вулканов.
Пули глубоко врезались в старое дерево, а затем выбрасывались из него в мягкое, почти невесомое тело призрака, несущее Копье Лонгинуса.

Глава 21

Мы никогда не сдадимся. Никогда. Нас можно только уничтожить, но пока мы существуем, мы будем вести мир за собой, погружая его в огонь.
Адольф Гитлер

У меня есть глубокая убежденность, что на самом деле только полноценная кровь может гарантировать проведение самых великих и самых глубоких преобразований в мире.
Генрих Гиммлер

Мелкие куски дуба с острыми, рваными краями, вырванные из поверхности стола, подобные осколкам снаряда, летели в лицо Стедмена, и шок, вызванный этим неожиданным вторжением, вернул его к жизни. Он почувствовал, как силы возвращаются к нему, а вместе с ними и все прежние инстинкты. Детектив бросился на пол и неподвижно лежал, оглушенный какофонией слившихся звуков: крики тех, кто попал под смертный град, свист и дробные удары пуль, врезающихся в стол, в тела сидящих и рикошетом срывающихся с каменной отделки стен и пола, предсмертные стоны доктора Шеера, тело которого, почти разорванное на клочки, покрытое кровью, льющейся изо рта мощным фонтаном, билось в последней агонии.
Со своего места Стедмен мог видеть, что старик все еще держал в поднятой вверх руке Копье, которое неожиданно исчезло из вида, как только сжимавшая его кисть безвольно разжалась. Доктор Шеер опустился сначала на колени, а потом медленно опрокинулся вперед головой, которая рухнула на пол рядом с детективом, предоставляя ему первую и последнюю возможность заглянуть в глаза старца, которые были теперь широко открыты, но уже не излучали разрушительной силы, а отражали безжизненный взгляд смерти, несмотря на то, что тело еще билось в конвульсиях.
Град пуль не прекращался. Зал находился под смертоносным беспорядочным обстрелом. Стедмен повернул голову в сторону балкона и почувствовал внутреннюю дрожь от ощущения, что ему знакома фигура с автоматом, которую он увидел там. Но этого не могло быть! Там, наверху, он видел только пожилого человека с седой головой и покрытым морщинами лицом.
Его рот был слегка приоткрыт, и казалось, что он что-то кричит, но его голоса не слышно из-за окружающего шума. Но вторая фигура, появившаяся рядом с первой, уже не вызывала у него никаких сомнений: это была Холли.
Он видел, что она пытается вырвать автомат из рук странного человека, но ее попытка остается тщетной: человек отстранил ее одной рукой, продолжая держать в другой руке автомат, изрыгающий смертельный дождь мщения.
Стедмен видел, что девушка быстро оглядывает комнату. Когда же их взгляды встретились, он понял, что ее губы произносили его имя, а ужас, наполнявший ее глаза, говорил о том, что она беспокоилась за него.
Шальная пуля неожиданно ударилась в пол рядом с ним, едва не содрав кожу с руки. Это заставило его перебраться под стол, где, как оказалось, он уже был не один. Отсюда он мог наблюдать картину кровавой бойни в зале: перевернутые стулья, мертвые тела, лежащие неподвижно там, где их застал смертельный дождь, и еще живые, пытающиеся найти убежище. Среди них он увидел одного из своих "телохранителей". Бут полз под стол, плотно прижимаясь к полу, держа в руке пистолет и глядя только вперед. Когда он достиг линии стола, его голова неожиданно резко дернулась, а на лице застыло выражение крайнего недоумения. Веер пуль плавно прошелся по его спине, перерезая позвоночник. Он еще пытался развернуться и выстрелить назад, но его тело неожиданно обмякло, и он, перевернувшись, свалился на спину, направив уже бесполезное оружие в потолок. Так он и лежал, глядя в темноту и ожидая приступа нестерпимой боли.
Стедмен начал перемещаться к другой части стола и увидел, что там в темноте, прижавшись к полу, укрывается еще, по крайней мере, трое.
Огромные формы без ошибки подсказали ему, что по крайней мере одного он знает.
Но и Поуп, несмотря на слабое освещение, сумел разглядеть, что именно Стедмен двигается в его направлении. Толстяк не был испуган, его лишь охватывала злость от того, что все пошло таким ужасным образом. У него было достаточно времени, чтобы разглядеть нападавшего: это был их пленник, израильский агент, который и устроил им этот сюрприз, прежде чем исчезнуть отсюда. Они давно должны были бы убить его, лучше бы сразу же вскоре после того, как задержали. Он проклинал Ганта за его садизм, который тот скрывал за ритуальной символикой. А в результате на его глазах, прямо на месте, был убит прямо на месте генерал-майор Катбуш, в тот момент, когда он поднялся из-за стола и тут же рухнул на него, широко раскинув руки, срезанный автоматной очередью, а вместе с ним и многие другие. Тальгольм, Оукс и Ивен тоже оказались рядом с генералом. Некоторые, кого он мог видеть, корчились на полу, сворачиваясь клубком, пытаясь избежать новых попаданий. Григс был убит одним из первых, а Бут так и не смог добраться до укрытия. Так что он, Поуп, остался один. Остальные те, кто еще был жив или только ранен, даже не пошевельнут пальцем, чтобы помогать ему. Но где, черт возьми, Гант? Что случилось с ним? Ведь прошло всего несколько секунд, как началась стрельба, но сейчас каждое мгновение превращалось в кровавую вечность. Они сделали большую ошибку, когда убрали охрану из зала. Это сделал именно Гант, которому не хотелось посвящать посторонних в дела Ордена. Теперь же пришло время поплатиться за это.
Поуп сунул руку во внутренний карман, где у него всегда находился небольшой пистолет, который сейчас мог помочь ему осуществить хотя бы небольшую месть.
Стедмен ускорил свои движения, когда увидел, что великан явно ищет оружие. К несчастью, он был очень ограничен в движении, и поэтому, когда Поуп направил пистолет в его голову, детектив понимал, что ему не удастся остановить его. Именно в этот момент еще одна фигура энергично бросилась под стол в поисках убежища и оказалась прямо между Стедменом и представителем МИ-5. Поуп отвел пистолет, но фигура продолжала стоять на четвереньках, не позволяя великану использовать слабое оружие в таких условиях, даже несмотря на близкое расстояние.
Детектив же продолжал медленно двигаться, удерживая недовольного такой встречей мужчину между собой и Поупом. Он ударил его плечом под ребра и изо всех сил толкнул в сторону великана. Тому ничего не оставалось делать, как всадить несколько пуль в своего коллегу и дожидаться, пока он упадет, чтобы проделать то же самое с детективом. Но это ему не удалось: уже испускающее дух тело вновь навалилось на него, выбрасывая его из-под стола.
Толстяк сопротивлялся, не желая расставаться с защитным убежищем, и когда наконец тело упало на пол, он с удовольствием рассмеялся и в очередной раз поднял пистолет. Но Стедмен неожиданно изменил тактику. Как только тело, которое он толкал в сторону Поупа, упало на пол, он стал переворачиваться и работать ногами. И теперь, лежа спиной на каменном полу, он изо всех сил наносил удары ногами по своему противнику.
Поуп, несмотря на свой вес, все-таки был вынужден откатиться из-под стола на открытое пространство. Он, видимо, решил использовать и эту ситуацию, так как стал на колени и направил пистолет в фигуру под столом.
Но в этот момент стрельба возобновилась с новой силой, и пули с визгом застучали по каменному полу вокруг Поупа. Он повернулся, целясь теперь в сторону балкона, но пули, как пчелиный рой, накрыли его, разрывая еще до того, как он попытался выстрелить. Великан опрокинулся на спину, а удары пуль все еще продолжали разрывать его огромное тело.
Именно в этот момент Стедмен заметил похожую на тень фигуру, появившуюся сзади импровизированного алтаря, который отгораживал от остальной комнаты камин, в котором горел огонь. Движение было едва заметным, и было похоже, что кто-то нырнул в пространство перед камином, напоминавшее пещеру. Стедмен подумал, что автоматные очереди теперь будут только короткими, и, возможно, тот, кто прячется в камине, за алтарем, понимает это, рассчитывая на побег. В этот момент тень появилась снова, направляясь к ступеням, ведущим к боковой двери в стене. Но прежде чем эта тень исчезла за ней, Стедмен смог узнать в ней очертания, принадлежавшие Эдварду Ганту.
Детектив выскочил из-под стола и побежал, перепрыгивая через лежащую фигуру Поупа. Он споткнулся, переворачиваясь в падении, и прыгнул на круто уходящие вниз лестничные ступени, с грохотом падая в открытый дверной проем.

***

Холли закричала, вновь произнося имя Стедмена, и одновременно попыталась вырвать автомат из рук стрелявшего.
Израильтянин, казалось, и сам сообразил, кто находится внизу, и ослабил давление пальца на спуск, откачнувшись назад. Теперь в воздухе стояли только крики и стоны раненных и просто перепуганных людей, а атмосфера по-прежнему была тяжелой, на этот раз из-за повисшего в комнате дыхания смерти.
Барух напрягся, в очередной раз пришел в себя и вновь направил автомат на извивающиеся внизу тела.
- Нет, - умоляла его Холли, - оставь их, пожалуйста!
Он посмотрел на нее ничего не выражающими глазами.
- Мы должны попытаться остановить запуск ракеты.
Холли двумя руками обхватила его голову, заставляя его глядеть прямо на нее, стараясь донести до него смысл только что сказанного.
- Эта ракета должна быть вот-вот запущена. Нам нужно остановить их.
На лице израильтянина появилось выражение глубокой печали. Он высвободил свою голову из рук девушки и взглянул вниз на бойню, которую он устроил. Когда же он вновь повернулся к ней, в глазах его появилась твердость, и Холли поняла, что у него нет жалости к убитым.
- Когда...
Она поняла, что это был вопрос, и быстро взглянула на часы.
- Мы уже опоздали, - с тяжелым вздохом ответила она. - Осталось всего четыре минуты.
Он схватил его за руку:
- Где... это место? Где она?
Он еще крепче сжал ее руку.
- Около скалы. Но уверяю тебя, сейчас уже слишком поздно. У нас ничего не получиться.
- Вертолет... Весь день я слышал... как приземлялся... и... поднимался... вертолет. Если бы мы могли только найти его...
- Ты можешь управлять вертолетом? - спросила она, и почувствовала, как в ней появляется ощущение надежды.
Он кивнул, и ухватился за балкон для поддержки.
- Отведи меня к нему. Это надо сделать очень быстро, - прошептал он.
Холли обхватила его рукой за спину и подставила плечо.
- Давай автомат, - сказала она, и он протянул его без колебаний.
Они пошатываясь, спустились по ступеням, едва не споткнувшись один раз, но Холли и тут сумела спасти положение. Она старалась не смотреть на картину в зале и потому отворачивала глаза, рассчитывая на то, что из оставшихся в живых никто не будет их преследовать. Она ненавидела убийства.
Она еще раз громко окликнула детектива, но ответа не было. Она заметила, как он прыгал в дверной проем, ведущий куда-то вниз, и поняла, что он преследовал кого-то, иначе зачем бы он стал вылезать из-за укрытия?
Она хотела было пойти по его следу, но вспомнила, что та лестница вела куда-то вниз, а им нужно было выбираться во двор дома. Сейчас на первом месте был самолет с госсекретарем Соединенных Штатов, который вот-вот мог разлететься на куски. А детективу она могла лишь послать молчаливую молитву, не обращая внимания на внутреннее чувство протеста.
- Вот сюда, - подсказала она израильтянину, указывая направление стволом автомата, - я думаю, что нужная нам дверь где-то здесь.
Пилот и двое человек из охраны, которые наблюдали за домом, начинали нервничать, поглядывая друг на друга. Они уже слышали автоматные выстрелы, раздавшиеся внутри дома и были уже на пути к его заднему выходу, когда новый звук привлек их внимание. Но раздавался он совсем в другой стороне.
- Что это? - спросил один из мужчин, останавливаясь вместе со всеми.
И вместо того, чтобы продолжать путь к задним дверям дома, все трое побежали за угол особняка, вглядываясь в удаленную от дома часть территории имения. И то, что они увидели, до смерти напугало их.
- Вот черт возьми, - тихо произнес один из них.
Четыре вертолета, включив мощные бортовые прожектора, зависли на некотором расстоянии от имения, а потом начали медленно разворачиваться и двигаться вдоль границы имения в ту сторону, где была сосредоточена личная гвардия Эдварда Ганта. При более внимательном наблюдении можно было заметить, как с вертолетов сбрасывали вниз что-то, напоминавшее бомбы, которые падали на солдат. Трое наблюдавших решили, что это были газовые баллоны, судя по белым клубам дыма, вырывавшимся в этом месте с поверхности земли. Неожиданно, на нижней дороге появился свет фар, а только спустя некоторое время послышался шум моторов подъезжающих машин.
- Это наверняка проклятая армия! - воскликнул пилот. - Они, видно, внезапно решили штурмовать наши позиция!
Пока они обсуждали ситуацию, одна из машин направилась прямо к особняку, остальные стали рассредоточиваться вдоль границы имения, и уже было видно, как из них выскакивают темные фигуры вооруженных людей. Звуки автоматных очередей, прорывающиеся сквозь шум винтов, не заставили себя долго ждать.
- Я ухожу! - неожиданно заявил пилот, поворачиваясь и бегом направляясь в сторону "Газели".
Двое оставшихся солдат, мертвенно бледные от страха, молча переглядывались, а затем, не говоря ни слова, повернулись и бросились вслед за пилотом.
- Подожди нас, - закричал первый из бегущих, - мы идем с тобой!
Пилот уже находился на своем месте, приводил в движение лопасти главного винта и благодарил бога за то, что двигатель еще не успел остыть со времени последнего полета, когда двое солдат почти добежали до готовой подняться вверх машины. В этот же момент распахнулась задняя дверь дома, и на пороге появились Холл Майлс и Барух Канаан.
В свете полной луны Холли мгновенно оценила всю сложившуюся ситуацию: двое солдат, бегущих к небольшому четырехместному вертолету, внутри которого уже находился пилот. У нее и Баруха было явное преимущество: солдаты находились к ним спиной, а пилот был в кабине, и ему было не до того, чтобы обращать на них внимание. Холли оставила израильтянина на какое-то время без поддержки и подняла легкий автомат.
- Стоять! - закричала она, и оба солдата замерли как вкопанные там, где их застала команда, затем повернулись назад, и один из них встал на колено, целясь из своего автомата в фигуры, появившиеся в дверном проеме.
С легким сожалением она нажала на спуск, и автомат выплюнул короткую очередь в направлении солдата. Как только он упал, его напарник бросил автомат и побежал вправо, выкрикивая через плечо, чтобы она не стреляла. И она не выстрелила.
Пилот тем временем прибавил обороты, и машина начала медленно подрагивать, готовая сорваться с места. Холли пыталась кричать, чтобы он глушил двигатель, но услышать ее голос в шуме винтов и турбин было невозможно.
- Вот дерьмо, - выйдя из себя, произнесла она, прикусывая губу, и подняла автомат. Она не хотела повредить вертолет, поэтому старательно прицелилась, прежде чем нажать на спуск.
Пилот тут же свалился со своего места, сраженный прицельным выстрелом.
Холли быстро взглянула на часы, но в этот момент луна неожиданно исчезла за облаками, и она не смогла разглядеть даже свои руки.
- Пошли, - сказала она, обращаясь к Баруху, и вновь подхватила его рукой, подставив плечо, - у нас уже нет времени.
Барух глубоко вздохнул, потом высвободился из рук Холли и постарался встать прямо.
- Я думаю, что сейчас мне будет лучше.
Слова прозвучали несколько странно, но, тем не менее, за ними чувствовалась определенная уверенность и сила. Он самостоятельно направился к вертолету, но его ноги плохо слушались его, хотя он и старался заставить их держать его вес.
Холли догнала его и поддержала за руку, чтобы он мог опереться на нее. В этот момент луна вновь вышла из облаков, и на этот раз Холли смогла воспользоваться часами.
Она тихо выругалась про себя. Им никогда не удастся сделать задуманное. Оставалось всего тридцать секунд до начала воздушной атаки.

Глава 22

Совесть германской нации абсолютно чиста, потому что ответственность за все ужасы, унижения и страх, которые происходили в Германии и в оккупированных странах в период с 1933 по 1945 годы, лежат на Гиммлере.
Вилли Фришауэр

Темнота окутала Стедмена подобно густой черной жидкости. Он свалился в дверной проем на каменные ступени лестницы и продолжил свое падение дальше вниз.
Теперь, ошеломленный падением, он лежал в темноте, стараясь глубже дышать, чтобы дать приток свежего воздуха в легкие и поскорее прийти в себя.
С легким стоном, который сопровождал каждое его движение, ему удалось перевернуться и сесть. Вглядываясь в пространство перед собой, он не видел ничего, кроме сплошной густой темноты, а единственным источником слабого света был все тот же дверной проем, оставшийся далеко сзади него. Свет, который едва доходил оттуда, никак не нарушал окружающий его мрак. Тогда он начал делать руками осторожные волнообразные движения справа, слева, потом впереди себя, пытаясь обнаружить возможные преграды. Наконец, когда он чуть-чуть сместился влево, его рука неожиданно нащупала стену.
Он чувствовал под рукой, что стена была влажная, и слегка бархатистая, будто покрытая мхом. Тогда он встал на колено, прижимаясь спиной к стене, и глубоко вздохнул. Воздух был холодный, скорее леденящий, и ему казалось, будто он находится в склепе.
Теперь он уже стоял, пытаясь осторожно двигать конечностями, чтобы понять сквозь общую пульсирующую боль, нет ли у него переломов. Падение по каменным ступеням почти парализовало его, вызывая онемелость отдельных мест, и теперь он хотел убедиться, каково на самом деле его состояние.
Наконец он почувствовал, что ноги уже слушаются его и руки могут относительно легко поворачиваться во всех направлениях, так что всем, от чего он сейчас страдал, были лишь синяки и кровоподтеки.
Продолжая держаться одной рукой за стену, он двинулся от нее под углом, стараясь чуть отклониться вправо, выставляя вперед другую руку.
Вскоре кончики пальцев нащупали другую, такую же влажную мягкую поверхность, и он понял, что находится в относительно узком проходе. Он очень хорошо представлял себе, что было за его спиной, а идти нужно было вперед, в неизвестность и мрак. Оторвав правую руку от стены, он продолжал придерживаться левой, и так осторожно, дюйм за дюймом, начал продвигаться вдоль прохода вперед. Его все время не покидало странное, до жути суеверное чувство, что вот-вот его рука натолкнется на человеческое тело, поскольку он видел, что именно по этой лестнице скрылся Гант, а теперь поджидает его где-то здесь, в темноте. Но единственный звук, который он пока слышал, было его собственное хриплое дыхание.
Вдруг его рука натолкнулась на поперечный уступ, ощупав который, он понял, что перед ним очередной дверной проем. Стараясь удержать дыхание, он продолжал ощупывать пространство впереди себя, пока не нащупал ручку двери. Поколебавшись, он повернул ее.
Ручка поворачивалась туго, но когда детектив увеличил усилия, она подалась, и он слегка приоткрыл дверь, прислушиваясь прежде чем войти.
Кругом было тихо. Тогда он распахнул ее и вошел внутрь.
Новая волна леденящего воздуха окатила его, заставляя вздрогнуть.
Здесь было еще холоднее, чем в узком проходе, который он только что миновал. Детектив почувствовал, что в воздухе присутствует слабый, едва различимый аромат, который показался ему знакомым. Всего лишь слабый оттенок. Но что он мог напоминать? Масло, пряности? Запах был слишком слабым, чтобы можно было определить его происхождение.
Впереди он мог наблюдать пространство, где излучался слабый рассеянный свет. Стедмен напрягал зрение, стараясь разглядеть там хоть что-нибудь. Освещение было очень мягким, сильно затененным, и напоминало скорее тусклое свечение черного театрального задника. По какому-то странному внутреннему ощущению детектив чувствовал, что это место притягивает его, манит, приглашает приблизиться. Он подавил в себе желание повернуть назад, помня о своем решении найти Ганта и убить его.
Он медленно направился к слабому источнику света, стараясь тщательно контролировать каждый шаг. Раздвинув руки в стороны, как уже делал это раньше, он пытался слегка поворачиваться, но не обнаружил пока вокруг себя никакой преграды. Если это был новый проход, то он был явно шире предыдущего, а возможно, что это была и комната, своего рода холл или вестибюль. Приближаясь к туманному светящемуся облаку, он уже понял, что это был свет, рассеянный через что-то, а когда он был совсем близко, то его вытянутая рука коснулась этого места, и он явственно ощутил под пальцами складки грубой ткани. Это был занавес, а свет проникал через мелкую сетку, которой служила сама текстура материала. Он вновь остановился и прислушался, сдерживая дыхание, но не в силах был унять боли в груди. Слабый внутренний голос убеждал его не заглядывать туда, а повернуть назад и бежать что есть сил от всего, что бы ни было за этим занавесом, потому что иногда бывает очень полезно никогда не видеть некоторых вещей. Голос настаивал, но в итоге был побежден непреодолимым желанием, которое взяло верх. Казалось, что у него нет иного выбора: он боялся того, что могло быть за этим занавесом, но в то же время не мог устоять против соблазна заглянуть за него.
Осторожно, одними движениями пальцев, Стедмен начал искать то место, где занавес разъединялся.
Он обнаружил его справа от себя, и осторожно раздвинул края, заглядывая через образовавшуюся щель в старинное помещение. Его зрачки слегка сжались от более сильного света, который был по ту сторону занавеса.
Его взору открылась круглая комната, каменные стены которой поблескивали от влаги. В углублениях стены были установлены небольшие черные тигли в виде металлических чаш, в которых светилось зеленоватое пламя. Они были расположены по всему периметру комнаты. Это и был тот самый свет, отблески которого видел детектив сквозь плотный занавес.
Источником огня служило либо химическое вещество, либо сухие растения, либо какой-то масляный состав. Именно этот огонь был источником слабого ароматического запаха, который он и почувствовал еще в темном пространстве за второй дверью. Вдоль всей стены возвышалась платформа из камня, а прямо против того места, где стоял Стедмен, в стене комнаты находилась очередная дверь, к которой вело несколько каменных ступеней.
На полу комнаты, чем-то напоминавшем арену, было расположено по окружности в симметричном порядке двенадцать пьедесталов, высотой около четырех футов. Они, как молчаливые часовые охраняли центральную часть комнаты, где стоял жесткий стул с высокой спинкой.
Стул этот был повернут в противоположную от Стедмена сторону, и детектив не мог видеть, занят он кем-то, или нет. Но футах в шести или семи от стула он разглядел силуэт женщины, стоящей на коленях и держащей в руках какой-то до странного знакомый предмет. По общим очертаниям фигуры, и особенно по длинным распущенным волосам, он узнал в ней Кристину.
Затем он увидел, как она, качнувшись вперед и не вставая с колен, продвинулась к стулу, опустила странный предмет на каменный пол в двух-трех футах от стула, а сама заняла прежнее положение, безвольно опустив руки. Стедмен уже был готов войти в комнату, когда странное чувство тревоги охватило его.
Он уже знал, что положила она перед стулом: это было Копье Лонгинуса.
С губ гермафродита сорвался странный звук, но сами губы при этом оставались неподвижными. Стедмен старался защитить свой рассудок от воздействия тревожных предчувствий и ощущений, заставляя не обращать внимания на возникающее внутри себя чувство опасности, и начал было осторожно раздвигать занавес дальше, чтобы войти в комнату.
И именно в этот момент он почувствовал, что он уже не один в этом темном пространстве.
Совсем рядом раздался слабый звук. Что было? Просто шелест ткани, или что-то другое? Движение ноги по полу? Он не был уверен. Повернувшись к занавесу спиной, он услышал чье-то дыхание. Оно было отрывистое и все время сбивалось с ритма, как будто человек был не в состоянии контролировать его. И пока он слушал, казалось, что оно становится громче, и он даже мог ощущать колебания воздуха вокруг себя.
Стедмен испытал мгновенный паралич, и единственным осознанным желанием было броситься в сторону от занавеса, который создавал сзади него светящийся фон, выставляя его фигуру на всеобщее обозрение как мишень. Он вглядывался в темноту, пытаясь увидеть там хоть слабые признаки какого-нибудь движения, но все было напрасно, он ничего не мог различить в плотном густом мраке, но, однако, уже ощущал дуновение дыхания на своем лице. В следующий момент он почувствовал, как холодные кончики пальцев прикоснулись к его щеке.
Он автоматически сделал движение назад и почувствовал странное легкое прикосновение, когда лезвие ножа пронеслось вдоль его груди, чуть задевая кожу под рубашкой. Тогда он отступил за занавес, в круглую комнату, и его невидимый противник ринулся за ним, вновь поднимая для удара ритуальный кинжал. Детектив споткнулся и упал, но продолжал двигаться, переворачиваясь по полу, вправо, в то время как высокая фигура Эдварда Ганта, потерявшего при падении равновесие, опустилась на колено. Теперь оба находились на полу, лицом друг к другу. Глаза Ганта излучали злобу, в глазах Стедмена светилась холодная ненависть.
- Ты по-прежнему у меня в руках, Парсифаль. И я собираюсь уничтожить тебя, - шипел бизнесмен.
- Ну что ж, попытайся, сумасшедший ублюдок, - крикнул Стедмен, поднимаясь и целясь ногой в лицо маньяка.
Гант уклонился от удара и медленно встал, направляя кинжал в грудь детектива. Стедмен отступил назад.
- Стой, Парсифаль. Ты не можешь убежать от судьбы. - Теперь Гант улыбался. Его злобное лицо в отблесках зеленоватого света напоминало сейчас посланца преисподней. - Мои солдаты позаботятся об этом еврее и девчонке. Они не убегут далеко.
- Все кончено, Гант, неужели ты еще не понял? - Внимание Стедмена было направлено лишь на кинжал и на расстояние, отделявшее их друг от друга, а произносимые при этом слова не имели большого значения. - Там, наверху, почти не осталось живых. А ведь среди них были очень важные люди.
Как ты объяснишь их исчезновение.
- Почему я должен буду что-то объяснять? - Знакомое издевательское выражение появилось в его глазах. - Никто не знает, что они были именно здесь.
- Но ведь эти люди не были бесполезны и для твоей организации?
Гант усмехнулся.
- Они были всего лишь расходным материалом. Всегда найдутся другие, готовые занять их место. Ведь мы сохранили свою основную сеть.
- Новые люди, новая сеть? Опять как в войну? - Теперь слова детектива, а особенно содержавшееся в них скрытое издевательство достигли цели. Гант закричал от злобы и был готов ринуться на свою дичь, как раз в тот момент, когда Стедмен уже достиг углубления в стене, где горел зеленоватый огонь. Его рука сделала кругообразное движение, и горячая металлическая чаша полетела в лицо Ганта, как только он двинулся вперед.
Бизнесмен закричал, на этот раз уже от боли, когда горячее, охваченное огнем масло покрыло его лицо и шею. Кинжал мгновенно опустился на руку детектива, и тот вскрикнул от неожиданной боли, но при этом он полностью был удовлетворен тем, что его противник пострадал гораздо больше. Гант выронил кинжал и схватился за лицо, пытаясь смахнуть горящее масло, которое обжигало его кожу. Несколько мелких огненных пятен оказались и на его одежде, но он не обращал на них внимания, занятый только горящим лицом. Стедмен видел, что брызги масла попали и на искусственный нос, и он расплавился как воск, стекая розовым потоком на искривленные гримасой губы. Детектив вздрогнул, когда на опаленном лице показались оголенные хрящи и кости, но он не чувствовал жалости к раненому человеку.
Даже в агонизирующем состоянии производитель оружия проявлял ужасающую ненависть к детективу, и сила, которую он символизировал, поднялась внутри него как пробудившийся вулкан. Ему уже приходилось однажды испытать гораздо большую боль, и он научился сохранять часть своего разума от разрушающего воздействия. Пользуясь только одним глазом, поскольку второй был поражен горящим маслом, он бросился на поиски своего оружия. Кинжал лежал совсем близко от него, рядом с левой ногой, и он быстро нагнулся, пронзительно вскрикивая от боли, которую вызывало горящее масло.
Стедмен увидел его движение и сделал шаг вперед, выбрасывая правую руку, пытаясь перехватить оружие.
Но Гант оказался проворней. Он схватил серебряный кинжал и начал поднимать его, целясь в склоненную грудь детектива. Стедмен ухватил его кисть, сжимающую клинок, и согнул ее, меняя направление движения лезвия, используя свою собственную силу, чтобы заставить его двигаться вверх, по более крутой дуге. Лезвие вошло по рукоятку в тело Ганта чуть ниже грудины. Он уставился на Стедмена удивленными глазами, все еще продолжая сжимать пальцами рукоятку, в то время как рука детектива продолжала сжимать кисть его руки, и это был момент, когда они некоторое мгновенье молча смотрели друг на друга. Лицо Ганта было обезображено до неузнаваемости. Но вот в какой-то миг оно дернулось судорогой, он закричал и начал падать вперед, подгибая колени и склоняя к ним грудь, из которой торчала рукоятка кинжала. Он стукнулся лбом о холодный каменный пол, как будто отдавая дань уважения победителю. Кровь хлынула из его горла, образуя неглубокую красную лужу вокруг головы. Он так и умер в этом положении, а его тело отказывалось падать и не выпускало воздух из легких и брюшной полости, создавая впечатление некоторой непристойности, сопровождавшей не только его жизнь, но, как оказалось, и саму смерть.
Стедмен отошел назад, обходя образовавшуюся красную лужу, и прислонился к стене, чтобы как-то унять слабость, вызванную неожиданным шоком. Он взглянул на застывшее тело и не испытал обычных ощущений, связанных со смертью человека. Он чувствовал только облегчение от того, что на этом месте лежит не он сам.
Сильная пульсация в руке напомнила ему о ране. Он поднял руку и, согнув ее в локте, почувствовал, как возрастает боль. Но он мог двигать ей во всех направлениях, а это означало, что мышцы не были задеты, а значит сама рана была неопасной. Он еще раз взглянул на лежащий на полу труп.
Конец ли это? Означает ли эта смерть конец нового Рейха, или их сеть была заброшена так широко и на такую глубину, что все будет продолжаться даже со смертью лидера? И что сейчас делается наверху? Может быть, именно сейчас солдаты Ганта бросились по следам Холли и мужчины, который был с ней? Возможно ли, что это был Барух? А может быть, они оба уже погибли?
Это очень его беспокоило. Особенно Холли. Он так и не поверил ей, что она не имеет никакого отношения к происходящему, и был очень раздосадован этим обманом. Но сейчас им управляли те самые сильные чувства, с которыми, как он считал, давно покончил, еще со смерти Лиллы.
Он должен вернуться наверх и отыскать ее, даже если это будет уже безнадежно. Стедмен повернулся к занавесу, загораживающему проход. Ему больше нечего делать в этой комнате. Бизнесмен мертв, и на этом его обязательства по отношению к этому дому закончены.
Но неожиданная тишина, тонкий терпкий аромат, стоящий в воздухе, и резкое падение температуры и в без того холодной комнате сказали ему, что кончилось далеко не все. Еще не все.
Казалось, что во всем чувствуется чье-то присутствие, наполнявшее напряжением мрачное подземелье. Но теперь Стедмен знал происхождение подобных явлений. Уже испытанное им ощущение сильного давления, подсказывало, что нечто невидимое заявляет о себе. Детектив почти интуитивно повернулся вдоль стены, бросив короткий взгляд слева направо, осматривая комнату, пытаясь увидеть этот призрак, а не только лишь осознать присутствие его. Наконец глаза Стедмена остановились на фигуре в центре комнаты.
Гермафродит был напряжен. Ни расслабленных движений, ни протяжных стонов больше не было и в помине. Рот Кристины был широко открыт, как будто она издавала беззвучный крик, пребывая в затянувшейся агонии, а глаза были плотно закрыты. Она по-прежнему стояла на коленях перед стулом, рядом с которым на каменном полу лежал наконечник античного копья.
Казалось, что легкая вибрация вновь охватила потертый металл, как будто ток начал циркулировать в его толще, и Стедмен почувствовал, скорее чем услышал, эту дрожь. Он знал, что должен забрать отсюда этот талисман, из этой мрачной комнаты, от этого существа, от всех этих сил, которые использовали его энергию... Он даже удивился самому себе, что смог поверить в подобные вещи.
Тем временем в круглой комнате начинался настоящий водоворот звуков.
Сначала это были негромкие голоса, которые смеялись или звали кого-то, постепенно перестраиваясь в мощное крещендо, точно так же, как это уже было в верхнем зале. Над металлическими чашами поднимался черный дым, а ветер подхватывал его и черным вихрем нес по кругу, создавая в воображении Стедмена образы, вызванные духами, которые крутились и корчились в невидимых мучениях. Холодный воздух бил его в лицо, вздымал волосы, срывал одежду, и казалось, что он просто хотел вынудить его закрыть лицо поднятыми руками, защищая глаза, заставляя его пригнуться и лечь на пол около стены. Неожиданно все это кончилось, и тишина вновь вернулась в подземелье.
Осталось лишь приведение!
Детектив не без усилий оторвался от стены, но не устоял, а свалился с каменной платформы вниз, на уровень пола, и затих там на некоторое время.
Его тошнило от нестерпимого зловония, от тяжелого запаха гниения, а тело наливалось свинцовой тяжестью. Слабость охватывала его, прижимая к полу, затуманивая сознание. Он попытался подняться, держась за одну из колонн, стоящих по окружности пола, и повернувшись к ней лицом, заметил вделанную в камень металлическую чашу, лишенную каких-либо надписей или геральдических знаков. Он был даже слегка удивлен легкостью, с которой понял причину, по которой здесь находятся двенадцать каменных пьедесталов, обращенных лицевой стороной к центру комнаты, и образующих круг: там будет храниться пепел двенадцати членов нового Тевтонского Ордена после их смерти. Как он догадался об этом, тоже не было загадкой для него: само приведение внушило ему осознание этого. Оно рассказало ему правду о легендарном Копье, о силе, которой обладала античная реликвия, о силе, которая могла порождать добро или зло. Оно издевалось над ним, мучило его, оскорбляло его. И оно пугало его.
Осознание того, что он может быть запуган, прибавило ему сил, и он поднялся с пола. Когда он, спотыкаясь, продвигался по каменному полу, он уже знал, что комната являет собой своеобразное кладбище, склеп. Чувствуя как иссякает его внутренняя сила, отбрасываемая от него потусторонними силами, он все равно заставлял себя идти вперед, чтобы добраться до Копья, пока полностью не обессилит, и сопротивлялся импульсивному желанию лечь и отдохнуть, хотя бы на одну секунду.
Он упал от слабости и теперь начал осторожно ползти, выдвигая вперед попеременно то руку, то колено, то колено, то руку...
Кристина поджидала его. Ее тело охватывала дрожь, которая нарастала, переходя в конвульсивные сотрясения, от которых даже размывались очертания ее фигуры. Ее рот был все еще широко открыт, и черный дым от слабого пламени в металлических тиглях попадал в ее горло, в легкие, наполняя все ее тело.
Стедмен был уже рядом с наконечником, его рука была вытянута, и он уже ощущал энергию, которая отбрасывала его пальцы назад. Он взглянул на Кристину. Ее глаза стали вылезать из орбит, когда она посмотрела на него, а зрачки остекленели, но тем не менее все еще были наполнены жизнью. Ее тело несколько раз дернулось, потом вновь стало неподвижным, спина согнулась, но ее взгляд был по-прежнему направлен на него. Еще одна, на этот раз самая яростная конвульсия охватила ее, искажая все ее черты, и с последним протяжным и громким выдохом, она упала на спину. Жизнь наконец покинула ее тело.
Стедмен на мгновенье прикрыл свои глаза и опустил голову на холодный пол, испытывая непреодолимое желание остаться здесь, уснуть и таким образом уберечь себя от злобных сил, сконцентрировавшихся в этой комнате.
Но он сопротивлялся этому желанию, все еще осознавая, что отступление будет означать смерть. Превозмогая слабость, он снова открыл глаза и увидел лежащего гермафродита, с искаженным лицом, повернутым в противоположную от него сторону. Он повернул голову, не желая смотреть на лежащий перед ним труп, и в этот момент его глаза натолкнулись на нечто еще более отвратительное. Он оказался перед остатками человеческой оболочки, сидящей на стуле с высокой спинкой.
Разложившийся труп был одет в выгоревшую форму нацистского образца: коричневая рубашка, черный галстук, черный китель с серебряной отделкой в виде дубовых листьев на отворотах, повязка со знаком свастики на рукаве, парадная портупея с тремя аксельбантами, проходящая под серебряным погоном на правом плече, и бриджи, заправленные в высокие сапоги. На голове была фуражка с серебряным кантом и с серебряной же эмблемой Мертвой Головы над козырьком. Форма была покрыта слоем пыли и свободно болталась, как будто тело, когда-то находившееся под ней, полностью усохло.
Труп сидел прямо, как будто был навсегда закреплен в этом положении.
Содрогающийся взгляд Стедмена перемежался вверх от сапог к сморщенной голове, которая бессмысленно застыла, слепо уставившись в тесное пространство комнаты. Кожа на лице трупа была плотно натянута, и серые кости проступали через многочисленные прогнившие трещины, заполненные белой копошащейся массой. Желтая кожа на воротнике рубашки образовала большую складку и напоминала лопнувший резиновый баллон. Нижняя губа была полностью отъедена, обнажая неровный ряд зубов, а пространство над верхней губой было занято хаотично налипшими к ней белыми тонкими волосами.
Казалось, что на лице вообще отсутствует подбородок, поскольку нижняя челюсть была сильно вдавлена в горло. Одно ухо полностью отсутствовало, а второе напоминало ссохшийся гриб. Из-под фуражки спускались длинные пряди редких белых волос.
И совсем уж необычно выглядело пенсне, одно из стекол которого было плотно залеплено вывалившимся глазным яблоком. Большая часть носа была уже потеряна и прямо на глазах Стедмена что-то черное проскользнуло из остатков ноздрей и скрылось в расщелине на месте нижней губы.
Детектив больше был не в силах контролировать свое состояние. Тошнота подступала к горлу, и он, выбиваясь из последних сил и преодолевая собственную слабость, направился к выходу из этого подземелья, подальше от этого отвратительного зловредного созданья, которое они пытались держать набальзамированным в этом подземном склепе.
Он знал, без всяких сомнений, чей это был труп: нацистская форма, пенсне, остатки усов - это было все, что осталось от их рейхсфюрера Генриха Гиммлера. Сумасшедшие грязные ублюдки держали его тело здесь все эти годы!
Он содрогнулся от охватившего его ужаса. Они продолжали почитать и поклоняться не только его памяти, но и его физическим останкам, пряча их здесь, как вонючий ком ссохшейся мерзости, которую они превратили в идола, который должен был продолжать вести их за собой!
Он смотрел на руки скелета, которые когда-то подписывали приказы, обрекающие на смерть миллионы людей, на руки клерка, на руки грязного мясника, и вдруг увидел, что пальцы на руках трупа пришли в легкое движение.
- О, Боже мой, - почти простонал он в тот момент, когда и остатки головы разложившегося призрака начали медленно поворачиваться, будто на шарнире, чтобы взглянуть на непрошеного посетителя, лежащего внизу у его ног.

Глава 23

А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков.
Откровение Иоанна Богослова (20.10)

- Быстро, объясни мне в каком месте... где стоит эта установка?
Барух сумел напрячь голос, чтобы его можно было слышать сквозь шум винта вертолета.
- Слишком поздно, Барух. Мы уже потеряли около двадцати секунд, прокричала в ответ Холли.
Она сидела рядом с ним в тесной кабине, и отчаянно жестикулировала рукой, чтобы до него быстрее дошел смысл сказанного ею.
- Покажи мне это место, - продолжал командовать он, и ей пришлось оставить эмоции.
- Держи прямо на скалу... если будет луна, то ты отчетливо увидишь на склоне этот заросший кустарником пятачок!
Барух слегка дотронулся до ручек управления, и вертолет начал подниматься. Подъем происходил неустойчиво и сопровождался периодическими рывками. Поэтому он сосредоточил все внимание на приборной доске, стараясь думать только о полете и не вспоминать тот кошмар, который сопровождал его все эти дни. Наконец ощущение привычной обстановки вернулось к нему, и он уже без затруднений управлял работой винтов, выравнивая машину в воздухе и отслеживая направление, которое показывала девушка.
- Я потеряла скалу в этой темноте! - кричала Холли, склоняясь головой к прозрачной облицовке кабины и пытаясь что-то разглядеть внизу. - Я ничего не вижу там!
Барух почувствовал головокружение и понял, что его сил едва хватит на этот полет.
- Это... это должно быть где-то здесь... в этом районе... прямо под нами. Я старался точно выдерживать курс.
- Все равно, ничего хорошего не выйдет, Барух, если мы даже и найдем это место, что мы сможем сделать? Они хорошо укрыты в подземном бункере, и этим автоматом их не остановить.
Израильтянин замолчал, опустив голову, глядя вниз, и вертолет начал резко крениться, устремляясь к земле. Неожиданно из-за разорвавшихся облаков вновь появилась луна, и поросший травой склон четко проступил внизу, залитый ее серебристым светом.
Холли схватила израильтянина за плечо.
- Вон там! Видишь маленький флигель?! Это как раз рядом с ним! Да, да. Я даже различаю окружающий это место подлесок.
Барух вздернул голову и посмотрел в направлении, куда показывала девушка. Вертолет сделал крутой вираж и теперь летел прямо к указанной точке. Они достигли шахты за несколько секунд, и Барух "повесил" вертолет прямо перед ней.
Не поворачивая головы, он крикнул:
- Прыгай!
Холли посмотрела на него с удивлением.
- Что ты собираешься?..
- Прыгай!
Его голос перешел на пронзительный крик, и он подтолкнул ее к двери кабины. Наконец она догадалась о его намерениях и поняла, что это был единственный возможный путь.
- Быстро выходи! Прямо сейчас!
Он подтолкнул ее еще, и на этот раз Холли без раздумья взялась за ручку и открыла узкую дверь. Она упала на мягкую землю практически без повреждений с высоты около восьми футов и некоторое время лежала, приходя в себя и пережидая воздушные вихри, поднятые винтом, и прижимавшие ее к земле. Она лишь на мгновенье подняла голову, чтобы увидеть, как вертолет взмыл вверх, на некоторое время завис над землей, а потом рванулся к заросшему кустарником входу в искусственную пещеру на покрытом травой склоне.

***

Майор Брениган терпеливо ждал, когда секундная стрелка подойдет к точке отсчета. Все его существо было наполнено обостренным чувством предвкушения военной операции, которая может изменить ход истории. Он вместе со своим небольшим штабом был укрыт в маленьком бункере, расположенном сбоку от основного ствола шахты, вход в который был прикрыт тонким металлическим экраном, который должен был защитить людей от огня и газовых потоков при пуске ракеты. Звуки разбивающихся под напором ветра о скалистый берег волн наполняли глубокий тоннель, и запах моря приятно щекотал ноздри майора.
Он еще раз взглянул поверх металлического экрана в сторону ракеты, желая убедиться визуально, что там все в порядке, и на ступенях винтовой лестницы уже нет никого из обслуживающего персонала. Ракета, окутанная слабым красноватым светом сигнальных фонарей, ожидала момента, когда ей разрешат сделать рывок в небо. Она была небольшая, всего около десяти футов длиной, и напоминала советскую ракету класса земля-воздух, но была изготовлена на предприятиях Ганта по принятой там технологии.
- Бортовая противорадарная система готова? - спросил он через плечо у находившегося здесь же оператора. Сидящий к нему спиной офицер поднял большой палец.
- Все в порядке, сэр, - быстро ответил он. - Ни одна из ближайших к нам станций слежения за воздушным пространством над всем северо-западным побережьем Англии не сможет обнаружить траекторию ее полета.
- На экране уже есть цель?
- Да, сэр. Цель уже на экране, и наши средства наведения все время следят за ней.
Брениган с удовлетворением улыбнулся. Их ракета помчится к самолету американского госсекретаря как иголка к магниту. Они знали время и точный маршрут его полета благодаря стараниям генерала Катбуша. Майор еще раз взглянул, приглядываясь, через выходное отверстие шахты в ночное небо с серебряными отблесками лунного света и прислушался. Ему показалось, что совсем недалеко был слышен звук летящего вертолета, но шум прибоя, резонирующий в пространстве достаточно длинного подземного сооружения, не давал ему полной уверенности в этом. Он взглянул на часы. До пуска оставалось около пяти секунд, и время на размышления уже не оставалось.
- Хорошо, - наконец ответил он, опускаясь на стул.
Оператор имел свой собственный секундомер и наблюдал за ним, готовый нажать пусковую кнопку не дожидаясь приказаний майора. Двое людей из личной охраны Ганта сидели за его спиной. Им не нравилось времяпровождение в этом неуютном тесном помещении, рядом с ракетной установкой, хотя их и уверили в том, что никакой опасности для них это место не представляет.
- Три. Два... - Майор Брениган постукивал пальцем по колену в такт с бегущими секундами.
Наконец палец оператора, одновременно с голосом майора, подтверждающим нулевую готовность, опустился на пусковую кнопку, и в то же мгновение по другую сторону металлического экрана ожила ракета, наполняя все пространство шахты струями огня и газа.
В этот момент, когда была нажата кнопка и ракета только начала свой стремительный разбег, Брениган смотрел через узкую щель между потолком бункера и верхним краем металлического экрана. У него был лишь один миг, чтобы с удивлением нахмурить брови, недоумевая, что за странный громоздкий предмет мог блокировать привычный круг лунного света, который он постоянно наблюдал с этого места, перед тем, как вертолет врезался в шахту, столкнувшись с начинавшей свой разбег ракетой.
У людей, которые находились внутри этого огненного колодца, не было времени даже на то, чтобы вскрикнуть, выражая весь охвативший их ужас, когда мощный взрыв, выбрасывая вверх огромный огненный шар, разорвал шахту, обращая в уголь и пепел их тела.

***

Стедмен неподвижно смотрел на омерзительное существо, находящееся на стуле, и чувствовал, как у него начинают шевелиться волосы, а по спине бежит неприятный холодок, набрасывая на шею спазматическую петлю. По коже ползли мурашки, заставляя его непроизвольно вздрагивать всем телом. Он делал безнадежные попытки отползти назад, оборвать эти потусторонние невидимые силы, которые удерживали его рядом с этим призраком, но чувствовал, что его энергия иссякает и его тело больше не может сопротивляться. Внутренняя энергия Кристины была полностью поглощена этим мертвым чудовищем, и у нее просто не хватило сил управлять его дьявольской прожорливостью. Полностью поглотив ее дух, оно стало превращаться почти в реальный образ, который теперь принимался за его дух, вытягивая из него жизнь, так же как это было с Кристиной.
Голова наклонилась вперед, и Стедмен содрогнулся, когда увидел, как крошечные белые копошащиеся формы вывалились из трещин на лопнувшей коже лица. Он видел, как подрагивающая рука скелета двинулась вниз, теряя по пути куски ссохшейся кожи, и он даже чуть не задохнулся от мысли, что она вот-вот может коснуться его. Но рука направилась дальше к каменному полу, и детектив понял, что она тянется к античному копью, лежащему рядом с ногой, обутой в высокий сапог. Стедмен знал, и теперь уже без всяких сомнений, что если этот человекообразный монстр схватит Копье, он будет питать свою сатанинскую силу его загадочной энергией, и оружие вновь будет направлено против детектива, чтобы отнять у него его собственную жизнь.
С криком отчаяния, Стедмен рванулся вперед и схватил наконечник в тот момент, когда пальцы скелета чуть было ни сомкнулись на нем с другой стороны, и с усилием потянул в свою сторону, сдирая куски кожи вместе с обломками пальцев, которые были не в силах противостоять этому резкому движению.
Теперь он двумя руками направлял Копье вперед, на приведение, сидевшее перед ним, целясь в его грудь и ощущая внутри себя прилив новых сил. Он чувствовал, что уже может противостоять тому непомерному давлению, которое только что вдавливало его в каменный пол, лишая движений и затуманивая сознание. И хотя его мозг был еще в значительной мере подавлен, он уже мог противостоять ощущениям и даже встать с пола, а также, с трудом передвигая ноги, отойти подальше от этого двигающегося скелета. Он споткнулся о тело Кристины, еле удерживая слабыми руками древний талисман и, вновь чувствуя приступы слабости, оказался на полу.
Повернувшись, Стедмен увидел, что разложившийся мертвец поднимается со стула, направляясь за ним, с поднятой вверх рукой и открытым ртом, как бы требуя вернуть Копье и пытаясь схватить свою ускользающую жертву.
Детектив закричал и, пошатываясь, поднялся. Он разглядел лестницу, ведущую к двери, расположенной прямо напротив задернутого занавесом входа, где произошел его поединок с Гантом, и, с трудом передвигая ноги, направился к ней. Добравшись наконец до двери, он опустился на колени в поисках ручки, ощущая, как преследующее его существо уже подбирается к ступням.
Он несколько раз повернул ручку, но дверь не открывалась. Согнувшись, он начал разглядывать замок, в котором торчал железный ключ, и несколько раз попытался повернуть его, но, видимо, его сил на это было недостаточно.
Тень надвигалась на него, но он не находил в себе сил посмотреть в ту сторону, боясь увидеть вновь ту же самую ужасающую картину.
Он опустил Копье на ступени лестницы и ухватился за ключ обеими руками, моля Бога о том, чтобы поворотный механизм замка оказался цел.
Силы уже оставляли его, когда он почувствовал, что ключ начинает поддаваться, поворачиваясь сначала на четверть оборота, потом на половину и наконец полностью. Он распахнул дверь в тот момент, когда рука опустилась на его плечо, и ему пришлось рвануться от смертельного прикосновения, подхватив древнее оружие, спотыкаясь и падая, перебежать за порог.
Там не было света, но там был свежий воздух, который поступал из другого мира, из мира живых. Стедмен не имел никакого представления насколько может быть длинен этот новый проход, поскольку впереди по-прежнему был сплошной мрак, сплошная первозданная темнота. Его лицо задевала плотная паутина, и он иногда даже чувствовал лапы пауков на шее и на щеках. Пол был сырой и скользкий, и ему приходилось несколько раз падать на колени, подниматься, опираясь о скользкие поросшие мхом стены, снова падать и снова вставать...
Когда он в очередной раз повернул голову назад, то увидел на слабом светящемся фоне дверного проема черную фигуру призрака, которая увеличивалась в размерах по мере приближения. Наконец дверь, подталкиваемая сквозняком, захлопнулась, и он понял, что остался в густой темноте один на один с остатками человеческой оболочки, которая с неумолимым упорством преследовала его.
Неожиданно до него донесся странный приглушенный звук, напоминающий отдаленный взрыв, и он почувствовал, как дрогнула земля под его ногами. От неожиданности он упал, и, с трудом поднявшись, прислушался, даже задерживая на всякий случай дыхание.
Шаркающий звук слева заставил детектива стремительно броситься вперед, насколько ему позволяли силы. На самом деле он шел очень медленно, выставляя впереди себя руки, как единственное средство избежать прямого столкновения с неожиданной преградой. Его и самого раздражала эта медлительность, но он ничего не мог поделать с собой: ни руки, ни ноги не слушались его. Когда же наконец он все-таки споткнулся о каменные ступени, то благодаря именно своей слабости избежал серьезных ушибов при неожиданном падении. Свежесть, которая сейчас еще сильнее стала ощущаться в воздухе, подтверждая его мысль о том, что эта лестница вела наружу.
Стедмен начал медленно взбираться по ней, тяжело дыша и издавая хрипы.
По мере подъема он ощущал как каждая очередная ступенька дается ему все труднее и труднее, а по приближающимся звукам сзади себя он мог догадаться, что преследующее его существо обладает гораздо большим запасом сил. Он упал прямо на ступенях, вконец обессиленный, лишенный воли к любому движению, и только внезапный шок от прикосновения к ноге холодных остатков пальцев скелета вызвал очередное усиление кровотока и последовавший за этим всплеск энергии. Он закричал и начал карабкаться вверх по ступеням, подгоняемый страхом очередного прикосновения.
Оболочка, странным образом когда-то обретшая жизнь, продолжала преследовать его.
Неожиданно ступени кончились, и Стедмен понял, что он добрался до уровня земли. Впереди, прямо перед собой, он заметил расположенный горизонтально серебристый барьер и уже собирался остановиться, когда понял, что это всего лишь лунный свет, хорошо знакомый серебристый лунный свет, проникающий в щель вдоль нижней стороны двери. С возгласом надежды он устремился было вперед, но его стремление вырваться из мрака подземелья вновь натолкнулось на преграду: он лишь с силой врезался в деревянную дверную панель. Эта дверь тоже была заперта, и на этот раз в замке не было оставлено ключа.
Он оглядел комнату, в которой находился, стараясь отыскать хоть что-нибудь, что помогло бы ему справиться с замком, но единственный источник света, которым был пробивающийся снаружи лунный свет, внезапно исчез, скорее всего из-за набежавших облаков. Он тяжело вздохнул от тщетности собственных попыток, и вновь услышал приближающиеся шаги. Если бы он был абсолютно слепым, он все равно бы понял, что преследующий его труп поднялся почти уже на самый верх лестницы, и теперь его голова находится на уровне пола. Он повернулся к двери и в отчаянии ударил по ней наконечником. Звук от столкновения дерева с металлом вернул его к ощущению реальности: он мгновенно понял, что до сих пор держит в руках средство для собственного освобождения.
Он вновь опустился около замка и, исследуя руками пространство вокруг него, нашел справа щель, как раз в том месте, где дверная панель соприкасается с рамой. Вставив туда острие наконечника, детектив осторожно, стараясь убедится в прочности металла, навалился на другой его конец всем своим весом и начал выворачивать дверное полотно. К счастью, дерево быстро треснуло, а замок тоже оказался не слишком крепким.
Дверь отскочила с сухим треском, и свежий ночной воздух ворвался в помещение, как будто хотел затеять небольшое сражение с вызывающим тошноту и отвращение зловонием, которое поднималось снизу. Стедмен выбежал за порог, и сильный ветер качнул его, выводя из равновесия его ослабленное тело. Он опустился на землю и некоторое время оглядывался, пока его глаза бессознательно не остановились на одном, пожалуй самом странном ночном видении, которое они выбрали из множества других: в ночной темноте в небо поднимался яркий столб пламени, который, казалось, вырывался из самой земли. Его свет был для него как маяк в море сплошного мрака.
Как только труп появился в дверях склепа, Стедмен направил копье прямо в его грудь, покрытую черной униформой, которая в отблесках огня принимала кроваво-красный оттенок. Детектив чувствовал, что эта двигающаяся мерзость охотится не только за его жизнью, но и за Копьем. Оно необходимо ему для того, чтобы продолжать свое, теперь уже вторичное, бытие.
Стедмен, покачиваясь, поднялся на ноги, его голова слегка кружилась от тяжелого давления на мозг, которое он испытывал в подземном склепе. Он направился в сторону пламени, а за ним по пятам следовал труп рейхсфюрера, теряя на сильном ветру куски кожи, обнажавшие серые разрушающиеся кости.
Трава мягко пружинила под ногами Стедмена, придавая его телу новые силы, как будто сама земля помогала ему скрыться от преследовавшего его столь неестественного для живого мира существа. Огонь уже был близко, и он, покачиваясь как пьяный, шел к нему, ощущая тепло, которое постепенно наступало на догонявший его неестественный холод. Его ноги чувствовали себя так, будто передвигались по зыбучему песку, но он упорно переставлял их, с каждым шагом выигрывая очередную битву за расстояние, отмечая с каждым шагом новую победу. Он наконец добрался до горящей шахты, и остановился, опасно балансируя на ее краю. Его волосы и брови слегка потрескивали от жары, кожа приняла красноватый оттенок и вот-вот должна была начать обгорать. Он повернулся спиной к этому аду и его взгляд наткнулся на приближающегося демона. Стедмен понимал, что отступать дальше некуда, и он скорее утащит это существо вместе с собой в огненные глубины, назад к дьяволу, откуда он когда-то вышел, чем будет отступать дальше.
Тем временем порождение ада остановилось перед ним, а он вглядывался в его единственный глаз, тогда как второй был размазан по оголенной щеке сорванным ветром пенсне. Рот чудовища был широко открыт, как будто оно продолжало беззвучно кричать. Обрывки кожи свисали и болтались на ветру, срываясь и шелестя как прошлогодние листья и взметая пыль при столкновении с землей.
Труп Генриха Гиммлера поднял вытянутые руки, пытаясь заключить Стедмена в объятья. Костлявые руки скелета сомкнулись на шее детектива, вновь увлекая его назад, в подземелье, и Стедмен снова начал терять силы, так нужные ему для сопротивления, загипнотизированный ужасом, он лишь с трудом отворачивал голову, чтобы не смотреть на стоящее перед ним мерзкое существо, издавая при этом лишь слабый крик. Это было все, что он мог сделать.
Он ощущал, что его чувства окончательно притупились, и хотя он все-таки и повернул голову с сторону, но при этом не мог оторвать своих глаз от стоящего перед ним этого ужасающего лица. В какой-то момент ему показалось, что он видит образы Эдварда Ганта и Кристины, которые оба слились в этих ужасающих чертах и что-то кричат ему, довольные тем, что и после смерти нашли для него новый источник мучений. Казалось, что череп, нависающий над ним, увеличивается, заслоняя от его глаз все остальное. Он понимал, что это созданье хочет вернуть его назад, в склеп, чтобы там окончательно лишить его воли и таким образом продлить свое существование.
Оно продолжало тянуть его, и Стедмен не мог ему сопротивляться.
Неожиданно пустая голова разлетелась на мелкие куски от града пуль, на глазах превращаясь в порошок, а содержимое трупа вывалилось из срезанной как ножом шеи прямо к ногам в высоких сапогах. Стедмен отпрянул назад и почувствовал, что его силы возвращаются к нему, наполняя нормальными ощущениями все нервные окончания. Он увидел Холли, стоявшую на коленях не далее чем в четырех ярдах от него, и автомат, направленный в их сторону, который она держала обеими руками.
Он окликнул ее, почувствовав облегчение, которое одновременно был и большим потрясением для его напряженного душевного состояния. На ее лице застыла маска ужаса и растерянности.
В это невозможно было поверить, но труп продолжал стоять без головы и продолжал держать кости рук на шее Стедмена. Это была неподвижная статуя, с которой ветер срывал части разложившегося тела и трепал и заворачивал в разные стороны остатки одежды. Огни, показавшиеся на некотором расстоянии, отвлекли Стедмена на мгновенье, и треск автоматных очередей проник в его уши, напоминая о том, что все уже покончено с этим кровавым новым Орденом, который пытался возродить Эдвард Гант. Он увидел фигуры людей, окруживших особняк, слышал обрывки команд и звон разбитого стекла, когда солдаты начинали проникать внутрь дома. Часть их отделилась от основной массы и двигалась по направлению к горящему кратеру.
Теперь он вновь мог чувствовать вибрацию наконечника и, взглянув на черный металл, ощутил как энергия, устремляясь через его руки, начинает разгонять застывшие потоки крови внутри его тела. Но мгновенно вслед за этим он вновь ощутил уже привычную слабость, как будто какая-то магнетическая сила тут же вытягивала из него эту энергию. Он боролся против нового, неизведанного явления, боролся за обладание энергией, исходящей из Копья. Он увидел, что теперь обезглавленный труп, стоящий перед ним, сжимал своими ссохшимися пальцами его запястья, и Стедмен чувствовал, как энергия Копья перетекает, минуя его собственное тело, в остатки тела мертвого рейхсфюрера. Стедмен закричал, с яростью вырываясь из объятий трупа, освобождаясь от его смертельной хватки. Он зашатался, а труп продолжая надвигаться на него, постоянно угрожая своими объятиями.
Детектив развернулся в сторону пылающего кратера, и огонь вновь ударил ему в лицо, заставляя прикрыть глаза. С последней безнадежной попыткой и мучительным криком близящейся агонии, Стедмен поднял загадочное оружие и всадил его в грудь стоящей перед ним фигуры, направляя его в то место где, как он предполагал, должно было быть давно остановившееся сердце.
Наконечник вошел глубоко в распавшуюся плоть. Зловещий крик, который, казалось, насквозь пронзил сознание детектива, раздался из самой глубины чудовища, словно вопль духа, пытающегося отодвинуть надвигающийся конец.
Стедмен продолжал нажимать на наконечник, проталкивая его еще глубже, подтаскивая остатки трупа к пламени, и уже не обращая внимания на новые крики, которые исходили из него, захлопнув в своем сознании все двери, куда мог проникнуть этот душераздирающий стон, умоляющей о пощаде. Теперь они стояли на краю огненного кратера, и было видно, как дым поднимается от черной униформы, которая уже начинала тлеть. Жара была нестерпимой, и Стедмен чувствовал, что еще немного - и он сам тоже может рухнуть вниз вместе с ним. Когда же остатки тела оказались на самом краю пылающей шахты, высокие черные сапоги с остатками костей подогнулись и скрылись в пламени, а вслед за ними и черный силуэт, охваченный дымом и языками пламени, рухнул вниз, исчезая в глубинах разверзнувшегося ада, отправляясь в небытие.
Стедмен качнулся на краю пылающей пропасти, в полной мере ощущая, как энергия Копья наполняет его. Что-то помогло ему удержать священный талисман в тот момент, когда труп, срываясь с него, падал в огонь, и это было нечто, что подсказывало ему, что он был теперь хранителем этой античной реликвии, что теперь он владел ключом к откровениям, доступным лишь тем, кто был рожден для битвы и славы. В этом полыхающим огне он видел космических масштабов битву, развернувшуюся между властителями Света и Тьмы, беспощадную борьбу между силами Добра и Зла за власть над судьбами человечества. Она разворачивалась прямо перед ним, эта вечная битва, которая происходила не в прошлом, не в будущем, а прямо в настоящем.

***

Холли стала громко звать его, когда увидела, как он балансирует на краю огненной пропасти, и, чувствуя на расстоянии, что он вот-вот будет охвачен огнем. Она пыталась добежать до него, но какая-то сила лишила ее возможности двигаться, и она могла лишь наблюдать, как он, подняв руки над головой, удерживал в них нечто странное, имевшее заостренную коническую форму, нечто дьявольски опасное. Казалось, что оттуда исходило голубое сияние, напоминающее потоки энергии, отчетливо видимые на фоне пространства, охваченного ревущим желтым пламенем. Голубые потоки устремлялись вдоль его рук, подобно раскаленной жидкости, наполняя все тело, которое подрагивало от приливающей извне неведомой силы.
Холли вновь позвала его, все еще пытаясь подбежать к нему, чтобы вытащить из охватившего его огня. В этот момент его тело напряглось, и она поняла, что он не слышит ее. До нее доносился лишь его крик, наполненный яростью, и она увидела, как он, отклонившись назад, изо всех сил метнул этот странный предмет в огненный кратер.
Пламя охватило Копье, и Стедмен понял, что оно расплавилось в этом аду. Он молился только о том, чтобы и все силы, заключенные в нем, исчезли там же вместе с ним.
Огонь неожиданно стих, стал холодным, из глубины шахты начали подниматься жесткие струи ледяного холода, и подхваченные ветром, образовали невидимый вихрь, уносящийся высоко в небо. Этот холод и вернул Стедмена к жизни, позволяя ему сойти наконец с края обрыва.
Холли уже бежала к нему навстречу, и в какой-то момент ей показалось, что его глаза не узнают ее, как не узнают и того мира, из которого она появилась. Но вот ощущение реальности вновь вернулось к нему, и они крепко обнялись, чувствуя необыкновенное счастье от новой встречи в их прежнем мире, выражая друг другу любовь и надежду.
Неожиданно яркий огонь вспыхнул с новой силой, вырываясь из шахты вместе с нестерпимым жаром, и они побежали прочь от этого обжигающего дыхания. Теперь он чувствовал и боль на лице, и боль в руках, но она была приятной, это была боль возвращения к жизни. Это были приятные ему ощущения.
Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, когда неожиданно раздавшийся гул пролетавшего высоко в небе самолета заставил их вспомнить о происходящем. И когда первая цепочка солдат, привлеченных огненным столбом, поднимавшимся в небо, приблизилась к ним, морские десантники с недоумением смотрели на растрепанную молодую пару, стоявшую с поднятыми вверх улыбающимися лицами.
Джеймс Херберт. Копье